Метаморфозы за вратами смерти

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Энциклопедия Духовной науки

АНТРОПОС

3. УЧЕНИЕ О МНОГОЧЛЕННОМ ЧЕЛОВЕКЕ

V. КРУГООБОРОТ ЖИЗНИ

2. Жизнь после смерти (общий обзор)

Метаморфозы за вратами смерти

Метаморфозы за вратами смерти

738. Для имагинативного видения и для прошедших врата смерти человеческая форма по ту сторону этих врат превращается в одну великую "физиономию". "Все человеческое существо в его духовной форме представляет собой физиономию, являющуюся выражением его внутренней моральной и духовной сущности. После смерти дурной человек не будет иметь ту же внешность, что и хороший". При этом то, что было лицом в физической жизни, делается все более неопределенным; выразительными делаются другие части — особенно область груди, где расположены органы дыхания. "Вся грудная система принимает определенную физиономическую внешность внутри духовного облика после смерти и открывает: был ли человек храбр или робок, подходил ли он к жизни со смелостью и храбростью или внутренне отступал перед ударами жиз­ни, и т.д.
     Руки и кисти рук также делаются после смерти особенно выразительными; по ним можно поистине про­честь биографию человека между рождением и смертью. ... После смерти форма, которой человек обладал внутри своей кожи, приобретает физиономическое выражение его моральной и духовной сущности; и она остается такой довольно долгое время". Человеческие существа, бывшие связанными в земной жизни това­риществом духа, ума и сердца, встречаются после смерти снова, и никакое притворство между ними более невозможно. В этот период "испытаний" люди основательно изучают друг друга. "Каждое человеческое существо стоит полностью раскрытым перед другим с полностью раскрытым значением их общих судеб. Та­ким путем мы бесконечно (далеко) идем друг за другом, встречаем друг друга. В течение именно этого периода человеческое существо ставшее таким "физиономическим обликом", учится познавать существ тре­тьей Иерархии — Ангелов, Архангелов и Архаев, т.к. эти сущности сами, по присущей им природе, являют­ся физиономическими обликами. Они произошли от сущностей высших Иерархий и всю природу своей души и духа отражают в своем духовном облике, делая ее, т.обр.,ощутимой для имагинативного видения. Контакт с сущностями третьей Иерархии дополняет наш опыт по общению с сотоварищами, связанными с нашей судь­бой. ... Мы узнаем, какие чувства питали те или другие из них по отношению к нам. Спектакль, действительно, весьма разнообразный! И среди этих блуждающих форм движутся существа третьей Иерархии, блистающие, сияющие как Солнце". Те, с кем человек не связан судьбой, остаются здесь для него невидимыми. У него нет средств, чтобы прочесть их морально-духовную физиономию. Возможность видеть дает только связь судеб.
     "Затем наступает другой период. Души, учившиеся познавать друг друга, бесконечно дол­го взиравшие друг на друга, начинают теперь... приходить к пониманию друг друга. Они начинают понимать морально-духовные физиономии.
     Первый период после смерти — это поистине жизнь памяти, чистой и простой. ... Мы тогда живем постоянно в воспоминаниях о земной жизни. Но теперь наступает время, когда к нам приходит духовное понимание, когда мы начинаем в духовном смысле слова схватывать значение духовных физиономий наших сотоварищей". Мы начинаем понимать фазы судьбы, которые делили с ними. "Во втором периоде переживание имеет такой оттенок, что мы можем сказать: посколь­ку мы прожили вместе жизнь так, как это открыто нам теперь через взаимное понимание наших физиономий, то наша будущая жизнь должна принять такое-то и такое-то течение. Мы начинаем понимать, как взаимоот­ношения, начавшиеся в земной жизни, могут развиваться в будущем. Мы видим, как бы в перспективе, как свивающиеся нити судьбы будут работать в будущем... Это переживание делается все более и более интим­ным, настолько интимным, что имеет место "срастание", настоящее "срастание" в душе и духе".
     В этой фазе постепенно исчезает голова, растворяется в своего рода духовном тумане. И по мере исчезновения головы изменяются черты физиономии духовного облика. "Появляется нечто, как бы указывающее из прошлого в будущее. В это время человеческое существо перерождается в дух, пре­бывающий внутри планетных движений.
     Затем приходит момент, когда человеческие существа, связанные вместе, приближаются к духовному Солнцу. Планетные силы втягивают их в духовное Солнце; и все переживания, через которые они прошли вместе в прошлом, и зародыши всех будущих переживаний тоже приносятся вместе с ними к духовному Солн­цу. ... И вся эта "система" человеческих душ вместе с приговорами, произнесенными над ними сущест­вами второй и третьей Иерерхий, сияет во Вселенную. ... Все, что происходило после прохож­дения через врата смерти — физиономический облик, духовный облик, — все это как бы "округляется", и когда человек приходит к Солнцу, то он сам становится духовной сферой. Внутри этой духовной сферы отражается Космос. Все наше существо становится духовным органом чувств. Но впечатления, которые мы тогда получаем, больше не являются впечатлениями Земли. Мы становимся как бы одними глазами — духовными глазами, — и мы получаем через эти духовные глаза впечатления от всего Космоса. Мы чувствуем себя едиными со всей огромной Вселенной. Чем мы были ранее на Земле — это мы чувствуем как нечто внешнее. Вся Вселенная отражается в наших духовных очах, и мы чувствуем себя едиными с судьбами, которые мы пережили и в отношении себя и в отношении других человеческих душ.
     Просуществовав некоторое время в этой фазе бытия, мы постепенно переходим в сферу первой Иерархии — в сферу Серафимов, Херувимов и Престолов, и соединяемся с ними. ... А затем в нас начинает про­сыпаться интерес к душам, которые только теперь в жизни между смертью и новым рождением входят впер­вые в сферу нашей судьбы. Мы становимся способными воспринимать человеческие души, которые в последу­ющих жизнях будут связаны с нами". Одновременно под влиянием первой Иерархии мы начинаем видеть огромные перемены, происходящие с теми, кто связан с нами судьбой. Здесь следует сказать, что для имагинативного наблюдения в этой сфере после смерти в каждом шаге человека содержится вся его судьба, которую он испытал и сам сложил себе в жизни. То же относится и к рукам. Та манера, с которой движет­ся человеческое существо, раскрывает в нем нечто такое, что вызывает суждение Вселенной, и это суж­дение, или приговор, делается затем частью его судьбы. Таковы человеческие души в Полночный час суще­ствования. "Духовным взглядом можно ощутить во всех деталях все, что происходит. Например, то, что содержится в ногах, изменяется и вырабатывается так, что в следующей жизни может образовать нижнюю челюсть. ... Эти изменения происходят не только в отдельном индивидуальном человеческом существе, но во всех человеческих существах, связанных вместе. Степень, в какой они соединены судьбой, опреде­ляет размеры их влияния друг на друга. И путем этой совместной работы возникает духовное родство, которое впоследствии приводит человеческие существа к поискам и нахождению друг друга в земной жиз­ни, к совместному приходу в жизнь. ... И, например, духовная форма головы, какой она будет в следую­щем воплощении, получается в результате совместной работы человеческих существ, связанных вместе судьбой. Эта работа, проводимая в духовной стране, гораздо значительнее по содержанию и значению, чем любая работа, исполняемая на Земле". Однако, следует помнить, что происходящее там является трансформацией моральных и духовных свойств. И это звучит как космическая музыка, выражающая в тоне внешнюю форму и облик человека. Человек постепенно становится частью мирового Слова. "Человек выска­зывает свою собственную сущность, высказывает ее из Космоса. ... Когда эта точка во времени между смертью и новым рождением бывает достигнута, человек овладевает глубоким таинственным знанием; и он посылает во Вселенную откровения — ощущаемые божественно-духовными существами — о том, что он собой представляет сам".
     "Слово, являющееся одним человеческим существом, сливается со словом, которое является дру­гим человеческим существом. И именно здесь образуются те связи судьбы, которые будут работать в следую­щем воплощении и выражаться в симпатиях и антипатиях. Чувство симпатии и антипатии — это отображе­ние того общения, которое имело место в духовной стране в средней фазе жизни между смертью и новым рождением. ... И когда мы живем один для другого на Земле, то это как бы проекция из духовного на Землю подлинной и истинной совместности.
     Пройдя через этот период жизни, человек входит в следующий, когда он постепенно начинает отходить от сущностей первой Иерархии и приходит снова в царство второй Иерархии, в царство Сил, которыми планеты влияют одна на другую. Познание Вселенной приходит к нему, познание, которого у него ранее в такой степени не было, поскольку тогда он мог только следовать за ним в других существах, окружавших его. Вселенная начинает возникать перед ним как внешняя Вселенная. Он познает также свои отношения с существами, судьбы которых не связаны с его судьбой; он приходит к познанию своей связи с челове­ческими душами, которые впервые входят внутрь орбиты его переживаний в течение среднего периода жиз­ни между смертью и новым рождением. Это случается во время обратного путешествия, когда человек опу­скается снова в планетные сферы и тем самым — в связь с существами второй Иерархии. Он был, конечно, с ними и раньше, но теперь это связь другого рода. Первая Иерархия постепенно полностью исчезает из поля зрения. Начинают появляться зародыши, духовные зародыши для нового пластического образования человеческого существа, для новой грудной системы, системы конечностей. Мало-помалу человек формиру­ет и строит наново свой духовный прототип (праобраз). Выражение его собственной сущности, которое он произносил в космическом Слове, снова превращается в музыку сфер, и из нее рождается пластический образ его сущности. Так приближается он к тому моменту, когда станет готов войти в связь с эмбрио­нальным зародышем, который подготовляется для него отцом и матерью".231 (2)



Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru