RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

К. А. Свасьян

Интервью с К. А. Свасьяном на Open Armenia

    На Open Armenia 04.08.2005, состоялось он-лайн интервью с Кареном Свасьяном.

    Карен Свасьян, доктор философии, лауреат Гумбольдтовской премии. Автор множества книг, таких как "Голоса безмолвия", "Феноменологическое познание", "Философское мировоззрение Гете", "Становление европейской науки", "Европа: два некролога" и др. Также переводил и редактировал издания таких авторов, как Фридрих Ницше, Освальд Шпенглер, Райнер Мария Рильке, Карл Балмер.

    Сегодня Карен Свасьян живет и работает в Базеле в качестве лектора и свободного писателя.

Интервью с Кареном Свасьяном

Open Armenia: Кто Ваш читатель? Каким Вы его видите и представляете?

Карен Свасьян: Кто мой читатель? - Ну наверное все, кто не захлопывают мои книги с первых же страниц.

O.A.: Каким Вы его видите и представляете?

К.С.: Идеальным. Это значит, таким, кто мог бы при случае сам написать или, по крайней мере, адекватно прочувствовать мои книги.

O.A.: Какой представляется Вам цель армянства и армянского народа?

К.С.: Чувствовать себя в целом человеческой истории. Исполнить вовремя свою задачу. Вовремя и достойно встретить свою старость и уметь нести ее.

O.A.: То есть Вы считаете, народы стареют так же как и люди... Тогда сколько по-Вашему лет армянскому народу? Он стар или еще в полном расцвете сил?

К.С.: Конечно же, народы стареют, как и люди. Больше того, они и умирают, как и люди. Сколько лет армянскому народу сказать не могу. Очевидно, он очень стар, но может еще пережить вторую, третью или какую еще молодость, если сумеет достойно и адекватно нести свою старость. Это самое трудное – быть старым. И пожалуй самое плодотворное.

O.A.: Наследником какой культуры Вы себя ощущаете, армянской или европейской?

К.С.: Той и другой. А по существу всех, у которых я чему-либо научился.

O.A.: Могли бы Вы перечислить те ценности на которые должно опираться наше общество наподобие заповедей Христа (или Моисея) ?

К.С.: Перечислить не могу. Но могу сказать первое пришедшее на ум. Лучшая заповедь: мыслить чисто и сообразно действительности. Мыслить вещи, как они есть, а не термины и мысленные конструкты. А главное, учиться мыслить сердцем. Если наше общество, мир вообще имеет какое-либо будущее, то только через мысли, строгие, логически безупречные мысли, мыслимые не головой, а сердцем.

O.A.: Не кажется ли вам, что наши философы несут основную ответственность за то, что распространители сектантства, нашли золотую руду не только в Армении, но на всём постсоветском пространстве?

К.С.: Да, если считать сектантством саму философию, которой они занимаются. А в целом ответственность за распространение всякого рода нечистот лежит на людях, которые невыполнением своего духовного долга способствуют возникновению вакуума, всасывающего потом любой мусор.

O.A.: Как вы считаете, нужно ли армянам и Армении бороться за признание Геноцида и почему, а также нужно ли им само признание?

К.С.: Считаю, что нужно. Причина: память об отцах и историческая справедливость. Но было бы печально, если бы борьба за это признание вытеснила задачи настоящего.

O.A.: Каким вы видите общее направление экономического, политического и культурного развития Армении (в смысле ориентации на какие-то модели), реальное и желаемое?

К.С.: Меньше всего вижу я это развитие в ориентации на западные формы экономики, политики и культуры. Это плодит карикатуры и грозит национальным уничтожением. К сожалению, именно это направление взяло верх в Армении и усиливается с каждым днем. Рассчитывать можно было бы только на те модели, которые в строгом смысле отвечали бы специфике и неповторимости армянского. Я не могу, даже вкратце, раскрыть здесь подробнее эту мысль, так как это потребовало бы написания целой книги. Может быть, мне удалось бы когда-нибудь вернуться к названной теме.

O.A.: Насколько мне известно, Вы некоторое время интересовались антропософией и критиковали ее. Каковы Ваши впечатления от Вальдорфскиx школ? Лучше ли они или xуже общеобразовательныx? Каковы перспективы иx развития в Армении?

К.С.: Я интересуюсь антропософией вот уже долгие годы, и мой интерес к ней не убывает, а только усиливается. Антропософию я никогда не критиковал, а критиковал те направления в ней, которые, по-моему, порочат и искажают ее. Вальдорфские школы, как я могу об этом судить, - лучшее, что есть сегодня в педагогике. Они не просто лучше или хуже общеобразовательных школ, они просто уникальны. К сожалению, инерция и душевная лень настолько еще сильны, что люди критикуют их, даже не утруждая себя как-то узнать их поближе. От этого и зависят перспективы их развития не только в Армении, но и в мире. Может быть, когда ситуация с нашими детьми станет невыносимой, критики Вальдорфской педагогики ухватятся за нее, как утопающий за соломинку.

O.A.: Куда бы Вы отнесли скорее армянское общество, мышление и культуру, к Ориенту или к Окциденту? И если можно поподробнее, к каким народам армяне по духу и мышлению ближе: русским, персам, грузинам, грекам, итальянцам, американцам...?

К.С.: Я бы отнес их, скорее, туда, куда они сами себя относят. Ваш вопрос не статический, чтобы можно было дать на него определенный ответ, а динамический, где ответ зависит от сиюминутной действительности. В этом смысле здесь можно найти и Восток и Запад, а соответственно, и русских, персов, грузин, афроамериканцев, америкоафриканцев и прочих.

O.A.: Тогда могли бы вы привести примеры, куда армяне ориентировались в различные исторические периоды своего развития, хотя бы за последние 100-200 лет?

К.С.: Эти примеры и образуют историю Армении в частности за последние 100-200 лет. Они ориентировались всюду на те ценности, среди которых жили как диаспора. Важно было бы спросить, теряли ли они при этом свои ценности или им удавалось сохранить себя в том, куда они сами себя относили.

O.A.: Насколько правильным вы считаете держаться исключительно за национальную культуру? И если это не национальное, то в чем могла бы корениться культура?

К.С.: Я думаю, держаться надо именно за национальную культуру, предпочтительно- за чужие. Только так и можно выйти в человеческую культуру. Держаться исключительно за свое национальное – значит, законсервировать себя в банке с ограниченным сроком хранения. Культура – это всегда выход за пределы своего в чужое и превращение чужого в свое.

O.A.: И другой вопрос, можно ли по Вашему мнению оформить некую национальную идею или девиз общий для всех армян?

К.С.: Конечно, можно. Но условием было бы эту идею прежде увидеть и пережить. Иначе речь шла бы о мысленных конструкциях. Вообще, об идеях лучше всего не говорить, а жить их и проживать, если возможно. Тогда слова о них будут не пустозвучием, а реальностью.

O.A.: Можно ли ваши слова о " невыполнении своего духовного долга" воспринять, как критику бездействия и убогого состояния сегодняшней философской школы в Армении?

К.С.: Можно, но это было бы не критикой, а диагнозом.

O.A.: Предположим Вас отправляют на 10 лет на необитаемый остров и разрешают взять одну единственную книгу для чтения и одно единственное музыкальное произведение для прослушивания. Что бы вы спонтанно выбрали?

К.С.: Гете, «Разговоры с Эккерманом». Пластинку с песней «Лили Марлен».

O.A.: Какие пять книг могли бы по-вашему сопровождать человека всю жизнь?

К.С.: Любые 5 томов из 354 томов собрания сочинений Рудольфа Штейнера.



Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru