Предисловие ко второму (английскому) изданию

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

АНТРОПОСОФИЯ НА СКРЕЩЕНИИ ОККУЛЬТНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕЧЕНИЙ СОВРЕМЕННОСТИ

Предисловие ко второму (английскому) изданию


ПРЕДИСЛОВИЕ  ко второму (английскому) изданию


Первое издание этой книги было адресовано лишь к узкому кругу антропософов, способных сложную феноменологию современной социальной, политической, культурной, религиозной жизни познавать симптоматически, на базе достаточно глубокого владения методом Духовной науки Рудольфа Штайнера.


Такое ограничение, как, видимо, и следовало ожидать, не уберегло автора от нападок той части членов Антропософского общества, в которой господствует прямо-таки органическая неспособность понимать смысл происходящего в современном мире, где мышление движется лишь от одной предвзятости к другой и охотно входит в фарватер расхожих идеологий, составленных из всевозможных несуразностей, предрассудков и фальсификаций.


Такому обстоятельству не следует удивляться, если принять во внимание, что, во-первых, Антропософия — это, прежде всего, наука, Духовная наука, т. е. она, в известном смысле, сложнее любой из ныне существующих наук, и мало у кого хватает сил и энтузиазма ее научно постигать, и во-вторых — Антропософию со всех сторон подвергают массированным атакам клеветы, что рождает неуверенность и во многих из тех, кто проявляет к ней искренний, но поверхностный интерес.


Совершенно непредвиденным оказался для автора дружеский в целом ряде случаев прием, оказанный его книге читателями-неантропософами. Как обнаружилось, существует довольно много людей, систематически исследующих тайну так называемых "кулис" власти, оснащенных оккультной подоплекой. Эти люди способны понимать иносказательный смысл истории. Одним словом, автору представился случай еще раз убедиться в старой истине, что "дух дышит, где хочет". Поэтому второе издание своей книги он решил в несколько переработанном виде предоставить на свободное усмотрение любого глубоко обеспокоенного нарастающим кризисом культуры читателя. В конце концов, все мы, вне зависимости от различий в убеждениях, в ценностных ориентациях, связаны одной судьбой, когда речь идет о существовании нашей цивилизации. Заботиться о ней и делать все возможное для ее благополучия — долг каждого.


Первое и главное, что может в этом плане делать каждый, — понимать смысл происходящего. Тут нас всех объединяет единый видовой признак, который по-латыни называется Homo sapiens. И потому мы говорим, что в знании — сила, в том числе и сила личности.


"С того и мучаюсь, что не пойму —


Куда несет нас рок событий", —


писал в свое время Сергей Есенин. Когда "корабль" русской государственности, да и не только ее, — когда (как у Есенина) "Земля-корабль" попала в жестокие бури XX века, то самое большое бедствие, постигшее людей ("большое видится на расстоянии"), состояло в том, что, как оказалось,


"Их мало с опытной душой,


Кто крепким в качке оставался".


Так это остается и по сию пору, отчего жизнь тотально варваризируется, впадает в хаос. Сильные обращаются к радикальному злу и так теряют свой человеческий облик, слабые "склоняются над стаканом", как это случилось с замечательным русским поэтом, вымирают, а перед всеми в целом разверзаются "зияющие высоты" войны "всех против всех".


Уже на уровне суперэтносов, континентов разгорается животная борьба за выживание, в которой начисто забыто, что  самими же людьми перекрыты источники жизни, подрублены корни далеко еще не исчерпанного естественного развития. Не природной необходимостью вызван нарастающий мировой кризис, а кризисом человеческого духа, кризисом познания, сознания. А поэтому именно здесь следует искать и выход из кризиса. Должен быть дан ход здоровой человеческой природе, полностью изживающей себя в гармоническом взаимодействии мыслей, чувств и волеизъявлений, где перводвигателем является мыслящий дух, способный адекватно оценивать данные опыта, в первую очередь — социально-исторического, и рождать идеи развития, столь же реальные, как сама жизнь.


Но покуда будет господствовать групповой эгоизм, человечество будет губить внутривидовая борьба, искусственный отбор, какого не знает животное царство природы, ибо в мире нет более несовершенной природы, чем природа человеческого индивидуального духа. Принимая себя за тень бытия, этот дух затевает с бытием игру, словно в театре теней. И ему трудно поверить, что в природе существуют силы, способные, как в известной новелле Шамиссо, скатать его "тень" в "рулончик" и прибрать к рукам. Однако такое происходит постоянно, иначе как объяснить все то, что творят в мире средства массовой информации?


На радиостанции "Свобода" любят, перефразируя слова из Библии, повторять: "Не фактом единым жив человек, но и его всесторонней оценкой". — Да, это так, потому-то все без исключения СМИ мира неустанно и тотально искажают понимание фактов, да и сами факты, окутывают земной шар непроницаемой для духа оболочкой лжи — чтобы "не жил" человек!


Вслед за прессой к той же цели идет и наука. Но и здесь главная беда не в делаемых ею открытиях, а во "всесторонней оценке" их, в фантастических построениях оккультистов материализма, развлекающих мир космическими пришельцами; а в последнее время пошедшими на "смелый" компромисс даже с религией, признав существование "божественной" основы мира, которую только следует понимать как "энергетически-информационную" и т. д.


Мы имеем тут дело с логикой развития, согласно которой в XIX веке просвещенная часть человечества верила, что человек произошел от животного, а в XX веке люди склоняются к тому, чтобы просто жить как животные. Далее игра с идеями "божественного материализма" в XX веке приведет цивилизацию XXI века, в соответствии с той логикой, к черной материалистической магии как основной форме общественных отношений. Сполохи такой цивилизации уже отчетливо заиграли в 90-х годах текущего века.


Вот почему, когда спрашивают: где выход из кризиса? — следует указывать не на экономику и финансы и не на одну лишь злую волю отдельных людей (все это вторично), а на зашедшее в тупик человеческое мыслящее сознание. Человек есть единственный субъект всех экономических, политических, культурных, религиозных и социальных отношений на земле. И если в политической сумятице одна, меньшая, часть человечества подавляет, превращает большую часть в некое средство для достижения целей, понижающих самодовлеющую ценность человека, то земная цивилизация теряет смысл и может совсем отмереть. Групповой эгоизм присущ и животным, но животные никогда не ведут внутривидовую борьбу; а межвидовая борьба у них регулируется природой, Божественными силами, поскольку животные не обладают самосознанием и свободной волей.


Эгоизм в человеке выражается двояко: как прямой эгоизм и косвенный. Чем меньше человек сознает свою связь с Божественным, тем больше он прибегает к прямому эгоизму, что и ведет человечество к войне "всех против всех".


Чем больше чачовек осознает реальность духа, тем больше он понимает взаимосвязь интересов всех людей в единой судьбе человечества. Он тогда начинает также понимать, что Космос действительно населен, но духовными существами и, да, они действительно ушли дальше нас в развитии и потому с любовью взирают на нас, готовые в любой момент прийти на помощь. Только существуют законы развития, определяющие также и не всегда однозначную (Бог—отец, человек—дитя) связь человека с Богом.


На том этапе эволюции, где мы находимся сейчас, нам надлежит развивать, как об этом говорится в Антропософии, высший член триединой души — душу сознательную. Главным тут становится овладение индивидуальным Я, способным взять водительство своей судьбой в собственные руки. Сила такого состояния души заключается в том, что человек делается способен в той или иной мере интересы человечества переживать как свои собственные, т. с. неизбежный на начальной стадии становления Я-сознания прямой эгоизм делать настолько косвенным, что он перестает противоречить духовным законам вселенского бытия. Вот почему в христианском нравственном воспитании человечества главной максимой является: служи себе через служение другим. На таком пути индивидуум достигает свободы духа, и божественное благоволение сопутствует ему.


Божественный мир в наше время отстраняется от всего, что сковывает себя в узком эгоизме или тяготеет к групповым формам сознания, кровно-родственным отношениям, к национализму будь то восточного типа, будь то в духе принципов американского президента Вудро Вильсона, провозглашенных им в 1918 г. В конце века семя национального обособления, посеянное этим злополучным президентом, дало буйные всходы. Под громкие крики о гуманизации жизни, демократизации жестоко и непримиримо разгорается межнациональная и межрасовая борьба. При этом, разумеется, крупные хищные "особи" нужным им образом стравливают между собой мелких или просто "поедают" их.


Душа сознательная набирает силу, если прозревает подобные процессы и отношения. Ей открываются глубинные связи событий, знай о которых люди вовремя —и судьба многих наций и человечества в целом была бы куда менее трагической. Так, например, от многих бед в наше время народы может уберечь понимание того, что, выражаясь образно, от Цусимы до Хиросимы всего один шаг (мы оставляем этот тезис без комментариев).


Когда люди много понимают, ими гораздо труднее манипулировать. Кроме того, через понимание истинного смысла всего происходящего на земле земная история приходит в связь с небесной, с метаисторией, и тогда разгулу сил зла может быть из божественного мира поставлен в той или иной мере предел. Вот почему знание является силой.


На внешнем плане — в политике, в экономике — в настоящее время вряд ли можно сделать что-то хорошее. Ожидание сильных личностей, поиск решения современных проблем в прошлом опыте наций, человечества, ничего, кроме ужасных диктатур, не принесут. Решающее значение имеет лишь факт возникновения на земле устойчивых, духовно пробужденных центров самосознания — личностей, способных в своем Я соединять познание двух миров: чувственного и сверхчувственного. В таком случае человек приходит к усложненной реальности, которая только и является подлинной. В ней вся феноменология мира, начиная с царств природы и кончая социальными отношениями, раскрывается в связи с миром прафеноменов, которые, как духовно обусловливающее начало, сверхчувственны, но в нашем мире господствуют как законы развития и даны непосредственно мыслящему сознанию.


Находя отношение к прафеноменам, человек с душой сознательной становится творцом будущего мира, в который рано или поздно, с большими или меньшими потерями метаморфизируется сегодняшний мир.


Самозамыкание во всех его формах — от индивидуального до группового эгоизма — будет и дальше разрушать цивилизацию, пока не умрет вместе с нею. Однако кому-то нужно думать и о жизни. Для них — первостепенной задачей является избавление от иллюзий, от разлагающих самосознание идеологий, групповых мнений, пристрастий. Общечеловеческое как таковое, вне зависимости от национальной, религиозной и иной принадлежности индивидуума, должно определять духовные и социальные отношения людей, каждый из которых — и это аксиома — представляет собой целый мир в себе. Каждый человек есть вид в себе — таково, собственно, человеческое начало, присущее  всем людям. Это значит, что каждый отдельный человек способен вместить в себя столь много, сколько содержится во всем человечестве. Именно в таком направлении идет развитие индивидуального духа. И потому это разумно — пытаться интересы человечества переживать как свои собственные. Более того, ничего другого человеку просто не дано, вернее, другим является только борьба "всех против всех" и угасание человечества.


На пути к высшей цели человек проходит через разные, правомерные лишь в свое  время этапы. Например, культурная жизнь человеческих сообществ до сих пор плодотворно окрашивается национальным началом. Но что касается хозяйственной жизни, политики, то они границы национального переступили, и поэтому ничего, кроме хаоса, не принесут попытки ограничивать их национальным, ставить на службу групповому эгоизму. Однако именно это больше всего делается в мире. И поскольку самосознающая личность встает препятствием на пути таких манипуляций, то огромные силы бросаются на ее разрушение и подавление. Но если сделать это не удается, то впечатляюще, даже грандиозно являет себя бодрствующий разум. Дадим уже в предисловии один пример того, что в таком случае получается.


В обращении к читателям "Ледокола" Виктор Суворов сообщает о факте, которого одного, стоит обратить на него внимание, хватит если не для пересмотра всей истории XX века, то, по крайней мере, для того, чтобы такой пересмотр начать. Речь идет вот о чем: "Из официальной версии войны мы знали, — так пишет Суворов, — что грянула война и художник Ираклий Тоидзе в порыве благородного возмущения изобразил Родину-мать, зовущую в бой. Плакат появился в самые первые дни войны, вскоре получил всемирную известность и стал графическим символом войны, которую коммунисты называют "великой отечественной". "А мне пишут, — продолжает Суворов, — что плакат появился на улицах советских городов не в самые первые дни войны, а в самый первый. На улицах Ярославля — к вечеру 
22 июня, в Саратове — во второй половине дня... В Новосибирске и Хабаровске появился не позднее 23 июня". И Суворов задается вопросом: откуда же художник "знал о германском нападении, если сам Сталин нападения не ждал? Загадка истории".


Невозможно удержаться, чтобы к одной "загадке" не добавить другую, уже из наших дней. Правая оппозиция (националистическая, неокоммунистическая) постоянно и, надо признать, порой глубоко изобличает перестроечный режим как опирающийся на оккультно-политические (масонские и др.) круги Запада. Много интересного пишут тут о мировых планах панамериканизма, о ложах как о его инструменте, о том, как с помощью их Россия была приведена к крушению в 1917 г. и в 90-х годах. При этом, однако, постоянно и эмоционально повторяемым рефреном в идеологии правых звучит, что извечный (прямо-таки генетический) враг России — Германия (которую, впрочем — и это тоже отмечают правые, — также сокрушает панамериканизм, насаждающий в России идею вечной вражды с Германией). Получается, что в данном вопросе русские националисты, патриоты совершенно едины со своим главным врагом — оккультным (поскольку речь идет о ложах) панамериканизмом, с "мондиализмом", как они его еще называют. Они едины с ним вопреки своей "евразийской" идеологии "суши", "континента" и проч. Для панамериканизма же только этот вопрос и важен в стане его противников: чтобы никогда не ослабевало настроение вражды в отношениях между русскими и немцами, чтобы они, не дай Бог, не пришли ко взаимопониманию.


Однажды автору во время его лекций, которые он читал в Цюрихе перед небольшой аудиторией, случилось произнести фразу: "славяно-германская культура". В тот же миг несколько человек в зале с шумом вскочили на ноги и с возмущенными восклицаниями: "Что это такое здесь говорят!" "Что это за славянско-немецкая культура!" "Да это обыкновенный расизм!" — покинули зал. Произошло то событие в немецкоязычной стране, а протестующие были не московскими националистами, а западными либеральными интеллигентами, души не чаявшими в Горбачеве. И как в таком случае не задаться вопросом: так кто же они на самом деле, те "национальные" политики, которые объявляют себя защитниками русских интересов?


Таким, примерно, образом может протекать симптоматологическое познание современности. Но его не в силах выдержать никто, в ком сидит хотя бы одна из насаждаемых СМИ политических мод и поветрий. Поэтому, неизбежно, мало их  в  конце концов остается — "крепких в качке", тех, кто, по слову Евангелия, способен "претерпеть до конца" и тем спасти и себя и цивилизацию. Однако надежда только на них. И ради того, чтобы их становилось как можно больше, написана эта книга.


В книге разрабатывается духовнонаучный взгляд на политологию и обосновывается его правомерность и эффективность.


Апрель 1997




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru