10. Мировое господство

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

АНТРОПОСОФИЯ НА СКРЕЩЕНИИ ОККУЛЬТНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕЧЕНИЙ СОВРЕМЕННОСТИ

10. Мировое господство

10.    Мировое господство

Эпицентр ариманического посвящения, старое царство Клингзора образует ныне  некоего рода "черное солнце" цивилизации, противостоя  на широком культурно-социальном плане всей нормальной эволюции человечества, подвигающейся к душе сознательной. Не романтической фантазией средневековых поэтов была рождена тема двух  твердынь: света и тьмы. Ныне их противостояние действует как в отдельных душах, таки во всей структуре социальных отношений. Колоссальные победы одержал Клингзор в  наше время. Это он, как великий Инквизитор, как высокоградуированный мастер творит идеологии тоталитаризма, возводит твердыни насилия над личностью, высылает в  мир вконец деградировавшую Кундри — инспираторшу сексуальной революции, поп-культуры, справляющую черные мистерии массовой одержимости.

Лишь только то, что способно на апелляцию к Святой Чаше, к Мистерии Голгофы, может противостоять мировому ариманическому единству. А для этого необходимы духовная свобода, умение проникать к тайнам мира вплоть до их первофеноменов и способность переживать моральные интуиции. Таковы свойства членов современного мирового братства Грааля; таковы свойства, необходимые для того, чтобы служить Христу "в духе и истине". И только одно это способно эффективно противостоять тотальному разрушению культуры и порабощению человеческого "я". Мало  лишь изучать историю Мистерий Грааля, посещать места, где на Земле в далеком  прошлом совершалось служение ему. Необходимо сделать нечто с самим собой. "Если  кто хочет идти за Мною, — говорит Христос,— отвергнись себя, и возьми крест   свой, и следуй за Мною, ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто  потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее". (Мф. 16; 24—25). Это нужно сделать  не лицемерно, а развивая в себе три указанных выше качества. Только обладая ими, можно в любой момент жизни осуществить гетевское "умри и будь", что является ни чем иным, как перифразом Христова "отвергнись себя... и следуй за Мною".

Главное свойство наших "оппонентов" — в том числе и в Антропософском Обществе, — полная неспособность на это. Оттого такое засилье фразы и коррупции в  мире. Массы простой публики полностью захвачены идеей до бесконечности возрастающего потребления. Ради него идут на все, поскольку оно стало также глобальной  экзистенциальной философией и символом веры. Им охвачены и толпы профанов,  заполняющие низшие градусы в орденах и ложах. Страх перед смертью, за которой  нет не то что воскресения, а вообще ничего, склоняет души "мириться со знакомым   злом", слепо следовать предначертаниям, которые нисходят к ним из таинственных  высших градусов. К этому добавляется достаточно жесткая дисциплина и совершенно беспринципная игра на человеческих слабостях.

Остановить поток этого гибельного движения как-будто бы уже не в человеческих силах. Однако ничего не делать тоже нельзя. Ибо нет состояния, хуже которого не могло бы быть. "В прошлом, — говорит Рудольф Штайнер, — тирания  возникла потому, что определенные люди свой долг видели в том, чтобы истинным считать лишь то, что признано Римом. Но тирания станет намного большей,  когда придут времена, в которые основу веры составит не то, что решит ученый,что решит философ, а то, во что позволят верить органы тех оккультных братств.  Ни одна человеческая душа не будет верить во что-либо иное, кроме того, во что  будет предписано верить той стороной. Ни откуда в мир не придет ни одного обычая, как только с той стороны, которая их предписывает. К этому стремятся те  братства. И это наивный идеализм — верить... что подобные вещи уже проходят....И единственная возможность избежать таких вещей заключается в ясном, правильном понимании того, что происходит; ничто другое не годится. Поэтому, если  кто-то не захочет этого слушать и видеть, и даже против этого будут приниматься  меры, то все-таки должны будут находиться люди, которые укажут на всю интенсивность того, что происходит в действительности, которые не дадут себя запугать и укажут на всю силу того, что происходит" (174; 22.1).

В России предсказанное Рудольфом Штайнером начало осуществляться тотчас же. Однако, несмотря на весь кошмар содеянного с нами, это была лишь "проба пера", эксперимент, которому предназначено мировое внедрение. Осталось лишь сделать ряд  частных поправок. В тех братствах всесторонне осмысливают его результаты, "просчеты" на предмет создания универсального "невода", через ячейки которого не ускользнет ни одна "рыбешка". И когда он будет готов, его заведут подо все человечество. Немногие замечают его, а когда заметят многие, будет уже поздно. На большую часть человечества будет влиять Америка, но не такая, какой мы знаем ее теперь. "Не так уж долго осталось ждать, когда напишут: "2000-й год"; — и тогда от  Америки изойдет некий род запрета на все мышление, закон, имеющий целью подавить  всякое индивидуальное мышление" (167; 4.IV).

Такое предсказание сделал Рудольф Штайнер в 1916 году. Нам до 2000-го года  осталось несколько лет. И если кто-то и сейчас не видит зловещих знаков, показывающих, что скоро так и будет, то пусть хотя бы другим не навязывает свою глупую  волю. Ну а тем, кто даже кое-что понимая, продолжает помогать, потакать гибельной тенденции, следовало бы задуматься еще над одним предсказанием Рудольфа  Штайнера, которое гласит так: "...ужасной  рабской цепью будет поистине опоясана  не только Германия, среднеевропейские страны и Россия, но и вся цивипизованная Земля, ...и никто уже не узнает радости . Ибо то, что придет из древности, способно  лишь привести мир к концу!.. .Новое должно прийти из духовного мира" (187; 31 .XII).

И оно приходит. Нужно лишь, познавая, с доверием открыть навстречу ему сердце и стать способным на развитие души, на непредвзятость. Однако эту задачу, по сути, почти никто не хочет решать. Сообщения Духовной науки сплошь и рядом берутся каким-то странным образом, так, будто бы к реальной жизни, к конкретным  судьбам людей они не имеют никакого отношения. Люди кивают головами, соглашаются: Да, массовая культура сплошь магизирована; да, есть темные оккультные братства. — Но если вы им укажете на конкретные дела этих братств, совершающиеся у нас под боком, если расскажете о делах конкретных людей, то на вас  замашут руками, обвинят в предвзятости, недоброжелательстве и проч. и проч.

А тогда остается уповать лишь совсем на немногих, которые "не дадут себя запугать". Ибо нежелание познавать эти вещи коренится главным образом в страхе, т.е.обусловлено присутствием Аримана  в душах. Ведь он — дух лжи, дух-распространитель страха. Люди же, и принимая Духовную науку, продолжают думать, будто бы  страх обусловлен особым состоянием электронов в атомах по отношению к ядрам. По делам познается состояние ума.

Тем, кто страх победил, потому что преодолел "нарциссизм" —чрезмерную любовь к себе, Рудольф Штайнер дает знания вроде следующего: "Англо-американский  мир имеет своих посвященных, людей, прошедших через инициацию, знающих, как  ценить духовные силы". "В ложах посвященных эти люди говорят: мы на Западе подготовили все необходимое, чтобы в будущем со всеми средствами, какие можно  извлечь из духовного мира — извлечь неправедным путем, — мы могли бы возвеличить национальную честь тех людей, которые, как отдельные люди, смогут господствовать на плутократической основе" (192; 22.VI).

Посвященные и "плутократическая основа" — таков всесокрушающий альянс,образованный в новейшем царстве Клингзора, который не только погубит культуру, но и вызовет глобальную экологическую катастрофу, подобную той, что  разразилась на древней Атлантиде по причине предательства Мистерий некоторыми посвященными. Духовный и нравственный миры людей тесно связаны с  элементарными духами природы. Сокрушая их, сокрушают саму физическую основу земного бытия людей.

Все такого рода вещи следовало бы в первую очередь понять англосаксонским   народам, ибо Рудольф Штайнер предупреждал: "Я хотел бы сделать различие между  британскими народами и теми, кто, выражаясь тривиально, как   "закулисные вдохновители" стоят за происходящим... Каждый волен сам решать — идентифицироваться ему с ними или нет. В мою задачу не входит удерживать кого-либо от такого  шага... Только такой человек должен знать, что происходит в действительности, а  не говорить, будто бы он идентифицируется с идеологами права малых наций и т.п.;  ему должно быть ясно, что его воля направляется к мировому господству" (174; 6.1).

Но почему именно англоязычные народы стали полем деятельности "закулисных  вдохновителей"?  Тут имеется определенная логика. Рудольф Штайнер дает такое  пояснение: "Эти оккультные братства работают не из особого британского патриотизма. Они хотят всю Землю подчинить господству материализма. И поскольку, согласно законам 5-й послеатлантической эпохи, определенные элементы британизма (теперь скажем англо-американизма. — Авт.), как носители души сознательной, особенно подходят для этого, то они хотят через серую магию привести дело к тому,чтобы этот подходящий элемент использовать как покровителя материализма...Никакая  другая составная часть народов, никакой другой народ не годится в такой мере для превращения всей Земли в материалистическую сферу. Поэтому народу этому нужно поставить ногу на горло и смести все спиритуальные стремления..." (174; 15.1).

Как уже отмечалось, такие цели не сразу, как говорится, свалились на голову англоязычным народам. Сначала там зародились идеи — опять-таки в силу инстинктивного обладания душой сознательной — третьей формы империализма. Но постепенно в них внедрились ариманические духи и стали искать ".. .тех индивидуальностей, которые могли ждать, которые не годы, а десятилетия готовились к своим действиям, действиям, ставшим большой политикой". А теперь в англоязычном мире  уже господствует "...спиритуальная дисциплина, и в высокой мере. Она настолько сильна, что таких людей, как Аксвин (в 1908—1916 гг. англ. премьер-министр) и Грей (министр иностранных дел в правительстве Аксвина. — Авт.), которые, по сути, являются невинными зайцами, смогла сделать своими куклами, марионетками. ...о Грее  его коллега сказал: он производит впечатление постоянно сосредоточенного человека, поскольку не произвел ни одной собственной мысли. — Но таких людей и разыскивают, когда хотят иметь марионеток для мирового театра" (192; 22.VI).

[*Примеч. автора:
  А сколько их, таких "постоянно сосредоточенных" в нынешних перестроечных правительствах Восточной Европы! Даже в США президентом посадили человека, как две капли похожего на  наших молодых обновленцев. Главная черта, которая у всех у них бросается в глаза, — это "послушность". Все они ни в малейшей степени не производят впечатления самостоятельных людей. На  лицах их написано постоянное вслушивание в то, что говорят некие "старшие". Правда, времена  теперь изменились. Газеты открыто сообщили, что Ельцин (этот уже из старших "зайцев") принят в  рыцари Мальтийского ордена. Акт принятия совершила полномочный представитель Ордена —экстрасенс (т.е. медиум) грузинка Джуна. Теперь остается догадываться, кто же такой Горбачев.]


Так в наше время обстоят дела с инстинктами и традициями. Не следует легкомысленно порывать с ними связь, но куда опаснее бездумно следовать им. Это верно в случае как отдельного человека, так и целых народов. Необходимо точно знать,что было в прошлом и откуда что явилось.[*Примеч. автора:   Не случайно в государственных школах Германии преподавание истории искажено до неузнаваемости. Мне довелось встречаться с молодыми людьми, прошедшими через такую школу. Они  производят глубоко трагическое впечатление. По ним видно, как далеко можно зайти с манипулированием человеческой душой.] 

Нужно духовнонаучно изучать эволюцию мира и человека, и симптоматологически — историю.

Если мы хотим понять наш век, то нужно знать, что для него особым значением  обладает то время, когда христианство стало государственной религией. В Византийской империи коренится источник трагических процессов нашего времени. В  325 г. на I   Никейском вселенском соборе, созванном Константином, непримиримо  столкнулись два веротолкования. Одно из них представлял пресвитер Арий, другое дьякон Афанасий, ставший впоследствии архиепископом Александрийским и  отцом церкви. Что о споре этих двух людей говорит сама церковь, не раскрывает  суть явления, оставившего в истории Европы глубокий след. Арий учил, что Бог,создав мир, создал и посредника между Собой и миром — Сына Божия. Афанасий   стоял на том, что Сын Божий "единосущный" с Отцом в вечности.

За этим расхождением во взглядах на Святую Троицу, по сути, обнаруживается,  что уже в IV в. население Европы представляло собой конфигурацию далеко расходящихся между собой умонастроений, жизне- и мировоззрений. "Учение Ария, — поясняет Рудольф Штайнер, — доступно людям, когда они апеллируют к определенным  чувствам", к лучшим чувствам. А то, что утверждает Афанасий, "...мало затрагивает человеческое понимание и ощущение". Чтобы привить его людям, его нужно декретировать, сделать законом, наподобие светского закона. Так и случилось. "Совершенно непонятное, странное утверждение о равенстве Отца и Сына — оба от вечности богоедины и т.д. — это и позже понималось таким образом, что говорили: понимать здесь нечего, в это надо верить. А в таком случае как раз удобно декретировать. Афанасийская вера .. .доступна введению в политическую организацию церкви. .. Так то, что выступило с юга, из афанасийства, содержало в себе тенденцию к декретированию, срослось с инстинктом к организации" (185; 3.XI). На этой основе формировались народы церкви.

В англосаксонском мире (позже это перешло и в Америку) сохранялся остаток  старого умонастроения, коренившегося некогда в княжеском, аристократическом  элементе. Со временем это выразилось в стремлении создавать общества, пронизанные духом единой организации. Организацию же имеет смысл создавать "духовными средствами" при условии, что другие о них не знают; "в противном случае нужно декретировать". Декретировать начали в романском мире и в Средней  Европе. Организации в виде лож, как форма господства распространились на северо-западе, где свое продолжение получил древнеевропейский кельтский элемент.  Там возникли "народы лож", "...которые в существенном несут в себе то, что не организует все человечество, а охватывает его сообразно общественному началу, орденообразно. Такое орденообразное охватывание является продолжением того,что еще идет от сказаний о короле Артуре". Но в развитии различные феномены  взаимопереплетаются. Весь принцип лож, "...который у вольных каменщиков  создал потом свою обезьянообразную карикатуру... внутренне родственен иезуитизму" (185; 3.XI). В Игнатии Лойоле текла также и кельтская  кровь. В иезуитизме принцип декретирования принял орденский, ложеподобный характер. Еще  более это углубляется теперь с созданием в католическом мире, по сути, тайного  оккультного общества "Опус Деи". Что касается другой стороны, то по поводу ее  Рудольф Штайнер восклицает: если вы спросите меня, "...кто принадлежит к этому деизму, деизму просвещения? — то здесь то и примечательно, что чистейшим  типом его является Гарнак* из Берлина!" (185; 3.XI). [*Примеч. автора:  Адольф Гарнак (1851 —1930), евангелический либеральный историк церкви; написал книгу  "Сущность Христианства" ]

Так под поверхностью поляризующихся вероучений, взглядов на вопросы веры и знания, формируется некое единство. Но если первое (поляризация) представляет собой естественный процесс становления души сознательной, то второе (единство) постепенно превращается в гигантский вал на его пути. Он растет из хаотического переживания души сознательной при первом ее выступлении — из желания быть одновременно и папой, и королем. Постепенно противоречия углубляются. Рим "зацикливается" на стремлении любыми средствами помешать личности эмансипироваться. Возникает идея "упростить дух", чтобы было легче с ним  справиться и вернуть человечество к древнейшим состояниям группового сознания. У народов, говорящих по-английски, в силу инстинктивного действия души  сознательной, на первое место выступает политика, которую начинают вести в  мировом масштабе. "Себялюбие и политические цели, — говорит Рудольф Штайнер, — полностью совпадают; вся политика с совершенной непосредственностью...ставится на службу себялюбию". Действуя так, англосаксы не видят за собой  никакой  вины. И мир начинает рассматривать английскую политику, английский парламент как идеал, в чем, следует признать, выражается также и некая "всемирно-историческая необходимость", поскольку действие, "...исходящее из власти, в 5-й послеатлантической эпохе следует принимать как нечто само собой разумеющееся" (186; 8.XII).

Тут еще добавляется стремление господствовать на универсальном коммерческо-индустриальном основании. А создавая тайные общества, стремятся достичь своих целей с помощью духовных обществ, что уже является непозволительным.

Таковы основные ингредиенты, из которых созрела идея  "всевластия". Дж. Толкиен в своем "Властелине  колец" недоумевает, откуда она взялась. Мы получили  ответ на этот вопрос. Уже во времена Якова I {1566— 1635) (когда жива была "прабабушка Голлума") в оккультных братствах, как чему-то само собой разумеющемуся, учили, что "...к англосаксонской расе ...в 5-й послеатлантической эпохе должно перейти все мировое господство, и должна быть найдена система преодоления, искоренения господства других стран" (173; 26.XII).

В свое время с претензией на мировое господство выступил Рим, что было отчасти правомерно, — пока длилась греко-латинская культура (до 1413 г.). В нашей эпохе выступать в роли мирового управителя "...означает взять на себя силы распада, силы человеческой болезни (ибо мы живем в эпоху господства материализма) и жить  в них. ...Ответственность за это падет на ту сторону, которой на долю выпадает мировое господство" (194; 14.XII). Что дело обстоит таким образом, хорошо почувствовал и прекрасно выразил в своей трилогии Толкиен. Но многие ли "хоббиты", а  также и люди "средиземья" понимают это?

С претензией на мировое господство связано глубочайшее чувство ответственности. Там, где оно имеется, должно также существовать стремление все, что желают  делать, пронизать "...современным,  требуемым развитием человечества спиритуальным импульсом". Иначе "...человеческое развитие поведут к его закату" (196; 30.1).

К глубокому сожалению, приходится констатировать, что там, где выражается претензия на мировое господство, поступают прямо противоположным образом, так, что хуже и быть не может. Вот мнение Рудольфа Штайнера. "Это должно ощущаться  как издевательство, — говорит он, — когда утверждают, что на Британских островах (не забудем, что Англия теперь растворяется в пан-англо-американизме. — Авт.)должна быть основана мировая хозяйственная держава, а затем, если кто пожелает  более глубокой мистической духовности, пусть идет к тем, кто владеет хозяйством,  кто эксплуатирует, и от них получает эту духовность" (196; 22.11).

Но, возражают люди, мировое господство имеет целью прекратить на Земле войны. Что ж, покончить с войнами — цель благородная. Но если ценой "упрощения духа", то это опасная утопия. Да и мир, который нужен индустриально-коммерческому обществу, тот ли он, которого все желают? Порою, говорит Рудольф Штайнер,"...это миролюбие принимает удивительные формы". Заявляют: "Я не хочу причинить тебе никакого вреда; и волос не упадет с твоей головы. Я только запру тебя в  глубокий подвал и не дам есть!" Если у вас возникает недовольство коммерческим  господством в мире, то это оказывается совершенно неприемлемым для другой стороны. Тут миролюбие коммерции кончается (174; 15.1). Живущие в конце XX века  могут к сказанному лишь добавить: уже кончилось!  И дело пошло к созданию не просто коммерческой, а духовной  мировой  диктатуры. [*Примеч. автора:   В 1950 г. Джеймс Варбург сделал такое заявление: "Нравится это вам или нет, но мы будем  иметь мировое правительство — или с общего согласия или путем применения силы". (Высказывание опубликовано в русскоязычной газете "Вече", выходящей в Мюнхене;  №42, 1991). В словах миллиардера звучит все то же старое намерение силой осчастливить человечество. О нем говорит "Великий инквизитор" у Достоевского; большевикн 70 лет не делали ничего иного, как только загоняли нас в земной "рай"; теперь, видимо, всему человечеству предстоит испить эту чашу "счастья".]

Поэтому антропософам (да и не только им) было бы хорошо усвоить такое знание: "Здесь либо там могут открываться всяческие общества с прекрасными программами, прекрасными идеалами... Но  у них— так, что они сами об этом не знают_- имеются средства и пути, по которым во все это может проникать нечто, исходящее. .. от посвященных (заблудившихся. —Авт.)  ...В кругах (таких) посвященных...с большой уверенностью предсказывались вещи, которые ужасным образом излились в последние пять лет на цивилизацию (имеется в виду мировая война и все то,  что проистекало из нее. — Авт.). Все такого рода вещи для посвященных в среде  англоязычных народов не составляют никакой тайны. И через все суждения там проходит следующее противоречие: с одной стороны, там говорится о прекрасных экзотерических идеалах, идеалах гуманизма", в которые действительно верят непосвященные. А с другой — дается  "...учение, строго отстаиваемое учение, что из современной цивилизации должно исчезнуть все то, что составляет романскую и среднеевропейскую культуры, а доминировать, достичь мирового господства должна культура англоязычных народов" (196; 9.1).

То, увы, не просто слова, из них проистекает определенный метод действий, в  результате чего Гегель объявляется тевтонским философом, Рихард Вагнер — расистом, прерывается преемственная эволюция культуры, в нее  вклинивается  упадочный до последней степени африканский импульс, восславляется бессознательное и т.д. и т.п.

Какие виды имеются там на славянский мир, — это новый род опеки над ним, "папство" и кое-что другое, о чем поговорим позже.

Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru