13. Дополнение к главе 13

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

АНТРОПОСОФИЯ НА СКРЕЩЕНИИ ОККУЛЬТНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕЧЕНИЙ СОВРЕМЕННОСТИ

13. Дополнение к главе 13



Дополнение к главе 13

Публикацией "Ледокола"  Виктор Суворов нарушил (сознательно или бессознательно — не нам судить) ту негласную, скажем, "конвенцию", согласно которой и  Запад и Восток вот уже 50 лет молчат об истинных подоплеках обеих мировых войн.  Поэтому было интересно и важно дождаться, как на книгу Суворова отзовется  другая   сторона — постсоветские "евразийцы", "полярные"  (о них речь пойдет в 17 и 18  главах ). И вот, наконец, они откликнулись.  В журнале "Наш современник" (№ 5 за1994 г.) появилась статья московского писателя Анатолия Ланщикова "Ледокол" идет  на таран". По общему содержанию статью следует отнести к разряду весьма значительных. Она, конечно, тенденциозна, имеет своего идеологического заказчика и  потому написана не ради поиска истины. Значительна она тем, что та сторона, которая до сих пор настаивает на старой советской версии причин возникновения  второй  мировой   войны, тут как бы отбрасывает "советские приличия" и признается, что  располагает богатой информацией, ту версию начисто опровергающей.

Ланщиков считает Суворова предателем, поставившим себя на службу Западу, за  что его там и хвалят. Однако это неправда. И на Западе "Ледокол"  в  основном  встречен  враждебно, его вовсю замалчивают, историки отделываются лишь обещаниями разобраться с аргументами Суворова. Однако для нас сейчас важно другое. Статья интересна тем, что ее автор, видимо в отместку за нарушение "конвенции", приводит факты, о которых молчали даже в самые напряженные моменты "холодной войны". Он пишет: "На практике обычно выходит так, что виновницей признают побежденную сторону. Если же встать на строго историческую точку зрения, то  Вторую мировую войну начали Франция и Англия, объявившие 3 сентября 1939 года  войну Германии. Это исторический факт" (стр.175).

Ланщиков обвиняет Суворова в том, что тот подпал влиянию официальной доктрины "агитпропа", которая насквозь ложна. Примечательно уже само такое признание, в котором постсоветские правые сходятся во мнении с левыми. Но то, что  пишет далее московский писатель, невероятным образом идет "против шерсти"  как  необольшевиков, так и всех прозападных и западных демократов: "Разумеется, агитпроп тотчас закричит: Германия первой напала на Польшу, а уж потом Англия и  Франция... Все это так, однако следует заметить, что сначала Гитлер предъявил Польше некоторые территориальные требования. И если был возможен Мюнхен-38, то  почему бы не могло быть Мюнхена-39? Я понимаю, поляки не чехи, поляки народ  гордый и воинственный... Однако помимо особенностей польского национального характера существовала еще франко-польская конвенция от 19 мая 1939 года, согласно которой "Франция предпримет наступательные действия против Германии  остальной массой своих войск пятнадцать дней спустя после начала общей французской мобилизации".                                                                                    

Однако 23 августа 1939 года, то есть через четыре месяца после подписания конвенции с Польшей, французский генерал Гамелен вдруг докладывает своему правительству о том, что серьезные наступательные операции армия не сможет производить ранее, чем через два года.

А вот что говорил на Нюрнбергском процессе немецкий фельдмаршал Кейтель:  "Мы, военные, все время ожидали наступления французов во время польской кампании и были очень удивлены, что ничего не произошло... При наступлении французы  натолкнулись бы лишь на слабую завесу, а не на реальную немецкую оборону".

"Если мы не потерпели крах в 1939 году, — вторит Кейтелю генерал Йодль, — то  только потому, что во время польской кампании приблизительно 110 французских и  английских дивизий, дислоцированных на Западе, не предприняли ничего против 23  немецких дивизий".

Американский журналист Уильям Ширер, автор книги "Взлет и падение третьего  рейха", так оценивает войну Германии против Польши: "На Западе ничего не случилось. ...ее (войну) вскоре окрестили "странной   войной". И еще Ширер 20 сентября  1939 года записал в своем дневнике: "Все немцы, с кем я разговаривал, совершенно  уверены, что не пройдет и месяца, как у нас будет мир". И у них были основания так  думать, поскольку днем раньше Гитлер заявил: "У меня нет никаких военных целей  против Англии и Франции". Министр иностранных дел Италии Чиано отмечал в те  дни: "Для Муссолини мысль о том, что Гитлер ведет войну и — что еще хуже —выиграет ее, просто невыносима".

Отмечает Ланщиков и факты другого рода. "Но более всех, — пишет он. —ждали мира французы (большинство кабинета министров высказалось в пользу  мирной конференции). И это понятно. В результате поражения во франко-прусской войне (1870) Франция была вынуждена уплатить Германии контрибуцию в  размере 5 миллиардов франков, а вот в результате победы в Первой мировой войне "союзнический долг" Франции Соединенным Штатам и Англии в четыре  раза превышал ту ...контрибуцию".

Адресуясь непосредственно к автору "Ледокола", Ланщиков пишет: "Итак, французы  будут отсиживаться  на "линии Мажино", англичане — на своих островах, русские — на "линии Сталина" (которую перед началом войны взорвали. — Авт.), а  Гитлер в это время начинает "гулять" по остальной Европе... Не правда ли, мило?  Вас, господин Резун (такова настоящая фамилия Суворова),  удивляет,  что "правительство США по какой-то причине до начала  войны продало Сталину лицензию на производство" танка С-47. А не удивляет ли Вас, господин Резун, например то, что в 1937 году американцы с восторгом встречали советских военных летчиков Чкалова, Байдукова и Белякова, совершивших впервые беспосадочный перелет по маршруту: Москва—Северный полюс—Ванкувер (США), а вскоре с тем же радушием принимали другой военный экипаж (Громов и др.), пролетевший по тому же маршруту?

Советские военные летчики... осваивают маршрут-дорогу в США — американцам бы в панику, а они радуются, приветствуют русских асов. Да еще продают СССР  лицензию на производство новейшего танка. Вот глупый народ...

Невольно вспоминаются грозные военные парады на Красной площади и военно-воздушные в Тушино. А ведь устраивались они не в последнюю очередь для дипломатического корпуса и иностранных гостей: пусть, де, потенциальные союзники  порадуются, а враги устрашатся.

Не знаю, как враги, а потенциальные союзники радовались, да еще как. В СССР прямо-таки хлынули Барбюсы, Ролланы, Фейхтвангеры..." Последний тогда писал: "Когда из гнетущей атмосферы изолгавшейся  демократии и лицемерной гуманности попадаешь в чистый воздух Советского Союза, дышать становится легко..."

Ланщиков предлагает внести поправки и в наше представление о захвате Гитлером Чехословакии. Он снова цитирует У.Ширера, который писал: "У президента  Бенеша... не оставалось другого выхода, кроме как подчиниться. Англия и Франция  предали его страну, более того, они встали на сторону Гитлера". В то же время, Гитлер после осмотра чешских укреплений в Судетах признался: "То, что мы узнали о  военной мощи Чехословакии после Мюнхена,  ужаснуло нас — мы подвергли себя  большой опасности. ...я понял, почему мои генералы меня удерживали".

Фельдмаршал Манштейн на Нюрнбергском процессе свидетельствовал: "Не вызывает сомнений, что если бы Чехословакия решилась защищаться, то ее укрепления  устояли бы, так как у нас не было средств для их прорыва". Далеко не была столь  беспомощной, как это укоренилось в наших представлениях, и Польша.

Имеется ряд и других фактов истории предвоенного времени, разрушающих традиционный образ поляризовавшихся тогда кристально чистых сил добра и сил абсолютного зла. Например, Гитлер позволил Польше отторгнуть небольшую территорию от Чехословакии (в районе Тешина с населением 228 тыс. человек), и Польша на  это пошла. Венгрии он позволил аннексировать район Рутении с населением 772 тыс.человек. Или такие факты: после подписания мирных договоров большевиками с  Прибалтийскими странами (Эстонией, Латвией, Литвой) те были освобождены от  уплаты всех долгов России, им впавшей в крайнюю нужду страной были выплачены денежные суммы в размере 22 миллионов золотых рублей и проч.

Интересен один из выводов, делаемых Ланщиковым. "Именно в 1937 году, — пишет он, — несмотря на процессы, Сталин получил мощную поддержку от европейского  антифашистского движения, в которое входили не только коммунисты. "Большие  маневры" в Испании (т.е. война. — Авт.)  как бы выявили окончательную расстановку сил: с одной стороны — Гитлер, Муссолини, Франко; с другой стороны — блок  антифашистских стран, где Советскому Союзу отводилась роль главной военно-ударной силы, то есть наступательной.

Отсюда и прославление Сталина, и гонения во Франции, Чехословакии, Болгарии на русскую антикоммунистическую эмиграцию... Если Вторую мировую войну  развязал не Гитлер, то, согласно логике и фактам, ее развязал блок антифашистских  стран, между которыми к 1937 году роли были расписаны очень четко".

Ланщиков вводит в свою статью ряд нюансов, призванных доказать вынужденный характер советских приготовлений к войне и проч., показать все-таки Сталина  хоть и жестоким, но спасителем России. Однако читателю нашей книги, если он ее  понял, не грозит "наколоться" на это острие.

Сделанное дополнение к главе лишь еще раз показывает, что имеются многочисленные факты истории, достаточно веские основания для тех выводов о цели,причинах, характере и виновниках двух мировых войн, к которым мы пришли на  духовнонаучной основе. Тем же, кто непредвзят, однако еще не смог освободиться от гипноза массовых средств информации, мы предлагаем еще подумать над  двумя вопросами, которые Ланщиков ставит Суворову:

1)  Кто "главный виновник и главный зачинщик" Первой мировой войны;  ведь  Сталин тогда носил лишь политическую распашонку, а Гитлер еще кутался в политических пеленках?

2) Почему очень хороший Рузвельт и просто хороший Черчилль объединились  с очень плохим Сталиным, а не с просто плохим Гитлером, так домогавшимся  дружбы с Англией?"

[*Примеч. автора:   В 1995 г. опровергнуть Виктора Суворова попытались военный историк Волкогонов и сотрудник  Тель-Авивского и ряда западных институтов, изучающих Россию, Г. Городецкий. Первый выступил по  телевидению, второй опубликовал книгу "Миф Ледокола". И тот и другой лишь еще раз показали, что  опровергнуть Суворова нечем. — Очень жаль. Ибо чем неопровержимее позиция Суворова, тем меньше надежды на то, что не сбудутся худшие предсказания, сделанные о нашем времени.]

Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru