15. Евреи и немцы

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

АНТРОПОСОФИЯ НА СКРЕЩЕНИИ ОККУЛЬТНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕЧЕНИЙ СОВРЕМЕННОСТИ

15. Евреи и немцы

15.    Евреи и немцы

Добросовестный читатель, я надеюсь, уже понял, что не ради продления пустого  препирательства он приглашен обсудить проблемы, вокруг которых устрашающим  образом нарастает мировая свалка. Поэтому я продолжу рассмотрение без дополнительных разъяснений его цели. Я хочу еще раз акцентировать внимание на одной уже  высказанной выше мысли, которая, будь она принята объективно, могла бы изменить "угол зрения" на эту "свалку" и привести к пониманию ее природы. Та мысль  была пояснена несколькими примерами; теперь достаточно лишь указать, в какой  сфере следует искать доказательства, которые имеются в изобилии — библиотеки  книг, документов, живые свидетели.

Мысль эта следующая: если  все  те  критерии, с  помощью  которых  доказывают, что  немцы  как  нация, народ, т.е.  все  поголовно, виноваты  в  том, что  нацизм  пришел  к   власти  и  совершил  свои  злодеяния, применить  к  евреям  в  России, то  с  неизбежностью   должен  быть  сделан  вывод  о  том, что они как народ, т.е. все поголовно, виноваты в  том, что большевизм пришел к власти в России и совершил свои злодеяния, вдвое-втрое   превосходящие   нацистские.

Истина же состоит в том, что ни тот, ни другой выводы не верны. Но понять  это можно только в том случае, если взглянуть на дело с двух сторон, т.е. — совершить нечто "непозволительное". Живя  в  изоляции в Советском Союзе, мы считали, что дикая цензура существует только у нас. И велико было наше изумление  перед тем, что мы обнаружили на Западе, когда, наконец, попали туда. Оказалось, что там она такая же, только форма у нее другая. На Западе человек воспитан так, что он сам не возьмет в руки книгу, не рекомендованную официальной  пропагандой. У нас люди поступали таким же образом, но только потому, что за  одно чтение недозволенного крепко наказывали. Западный интеллигент боится  даже теоретической возможности не то чтобы наказания, а наималейшего, лишь  возможного ущерба своей карьере. Соприкосновение с образом мыслей, со взглядами на вещи, не  рекомендуемыми, осуждаемыми официальной пропагандой, он  рассматривает как жизненное  неудобство, с которым просто не желает связываться. А чем это может обернуться для мира и, в конце концов, для его же собственной судьбы, — такие мысли он даже не подпускает к себе. Одним словом, полиции на Западе нет нужды преследовать интеллигента, он попросту ею приручен. Существует и там "самиздат", но какой-то вялый, бесцветный. Горы документов  можно раскопать в библиотеках, но этим почти никто не занимается. А что касается единиц, которым все же есть дело до истины, то они, как и у нас, рискуют  всем — и свободой, и жизнью.

Я уже говорил о сбое в нервной и кровеносной системах, которые возникают у западного интеллигента, когда он невзначай натыкается на истину. Особенно отталкивающий вид этот сбой имеет в тех случаях, когда наблюдаешь его у людей, заявляющих  претензию на социальную пробужденность, более того, свободно взявших на себя долг  бодрственно стоять в своем времени. Я вынужден здесь повториться, поскольку мы подошли к теме, "реагирование с яростью" на которую стало чуть ли не первостепенным  критерием истины. Я имею в виду тему "холокауста". Если мне скажут, что она для меня посторонняя, что я не могу пережить ее изнутри, то на это я отвечу, что вся история  России за последние 75 лет есть сплошной "холокауст"; я родился и вырос в "газовой  камере" большевизма,  где люди падали и продолжают падать замертво на каждом шагу.

Тема "холокауста" в советских средствах массовой информации подана точно также, как и в англо-американских. С этой темой я вырос и воспитался. Никогда у меня  не возникало и тени сомнения в том, что что-то в ней может не соответствовать действительности. Вообще,  все население Восточной Европы по сей день живет в полной  уверенности, что мир просто завален неопровержимыми доказательствами преступления, равных которому нет в истории человечества.

Когда я начал ездить на Запад, кое-кто из русских эмигрантов предупредил меня:  ты можешь здесь исповедовать все что хочешь. Можешь оставаться диссидентом,  можешь объявить себя марксистом-ленинцем, сторонником Мао или Пол Пота; можешь жить в Германии и говорить немцам в глаза, что они шовинисты, швейцарцев  упрекать в обуржуазенности и т.д.  Только одного не смей делать никогда: сомневаться в официальной версии "холокауста". Это так же или даже более опасно, чем  прежде в Союзе было выйти на Красную площадь с антисоветским лозунгом. — Но  как можно в нем сомневаться? — спрашивал я. — Тем лучше для тебя лично, — отвечали мне. — Но тут имеются разные соображения.

Через некоторое время я с такими "разными соображениями" встретился, но отверг их не рассуждая. Задуматься над ними меня заставило одно обстоятельство: я  узнал, что на Западе существует официальный  запрет  на  сомнение  в достоверности  официальной версии "холокауста". Со всяким, кто в ней сомневается или считает  известные доказательства недостаточными, не дискутируют, а сажают в тюрьму на  несколько лет. [*Примеч. автора:  Русскоязычный читатель по сию пору далек от того, чем и как живет Запад, поэтому я должен  здесь сделать небольшое разъяснение. На Западе, если кто-то, используя документы, данные науки  напишет статью о том, что официальная версия "холокауста" вызывает у него сомнения, то в ответ  он получит не рецензию, а извещение из суда о том, что на него заведено дело и начато следствие.  Апологеты сионизма, а таковыми часто являются немецкие и американские юристы, выдают такого  рода действия за торжество демократии, хотя нормальному человеку на ум приходит лишь инквизиция, пославшая Джордано Бруно за его научную "ересь" на костер.]
   Вы можете сомневаться в чем угодно: в непогрешимости папы, в том,  что Земля круглая, в порядочности президента США и т.д., но если вы под впечатлением каких-либо сообщений, просто информации спросите: а что по этому поводу   говорят те, кто официально занимается проблемой нацистских преступлений? как  они опровергают такие факты? — то, будьте уверены, с того момента ваш жизненный путь резко пойдет под уклон. И поскольку в Союзе точно так же обстояло дело  в отношении "единственно правильного"  учения, стоившего нам миллионы жизней,  то пройти мимо подобного факта я просто не мог.


Я  вовсе не утверждаю, что одного такого совпадения достаточно,чтобы усомниться  в величайшей трагедии нашего века. Я просто рассказываю, как было дело со мной,  с человеком, живущим в стране, где вообще отсутствовала  какая-либо почва для подобных сомнений. Скажу более того, сейчас у нас имеются крайне правые, которые  утверждают, будто бы Сталин ни в чем не виноват, что его оклеветали. Другие пытаются отмыть облик Ленина и все свалить на Сталина. Как будто бы налицо аналогия  с позицией крайне правых в Европе. Но имеются здесь и различия. У нас никому в  голову не приходит сажать в тюрьму таких "сомневателей" (по крайней мере до тех пор, пока нас опять не оседлала диктатура). — Слишком много фактов говорит против них. Люди просто смеются, слушая  их  речи, и понимают, что имеют тут дело  лишь с сектой старых бандитов, рвущихся к власти. Но наравне с этим, разумеется, постоянно публикуются все новые материалы, документы, разоблачающие преступления большевизма.

Ни одному "большевику" не придет в голову предлагать премию тому, кто с документами в руках докажет, что преступления большевиков были. Ибо никаких денег не хватит на выплату таких премий. Но сомневающиеся в "холокаусте" такую премию предложили (это случилось в США), однако за нею пришел лишь один человек, но без документов, а соответствующее учреждение вскоре сгорело. В Европе  имеются люди (один из них — Ирвинг, видный английский историк),  предлагающие  начать против них за их сомнения судебный процесс, на котором им позволили бы  предъявить документальные основания их сомнений. — Такого процесса не начинают. На них просто клеют ярлыки "неонаци", если даже это не немцы и люди, резко  отрицательно относящиеся к национал-социализму.

Я не берусь судить ни за, ни против таких людей. Я просто констатирую, что все  это выглядит как-то странно, а разъяснений никто не дает. Вернее, их дают, но в  такой форме: позиция таких людей безнравственна; она является надругательством  над памятью жертв. Аргумент серьезный. Однако не лучше ли было бы всенародно  пригвоздить к позорному столбу тех, кто пытается отрицать старое зло? У нас, например, "патриоты России" из числа закоренелых чекистов до сих пор валят вину за  расстрел польских офицеров в Катыни на немцев. Что было бы, если бы отказались  документально опровергать их ложь, а просто ввели бы в уголовный кодекс статью  наказания за такого рода заявления? — Фальсификаторы тут же превратились бы в  "борцов за правду".

Есть еще один слабый момент в нравственной защите "холокауста". В западной  печати в последние 3—4 года стали появляться заявления о том, что жертв "холокауста" было не 6, а 11 миллионов. Этот вопрос поднимается израильской стороной и  главным образом на экономической основе: не следует ли заставить немцев выплатить компенсации еще за 5 миллионов жертв?

Недавно на мировом рынке сильно покачнулся курс английской валюты. Виновными в том объявили не английскую экономику или финансовую систему, а немцев.От них потребовали каких-то уступок, которые, вероятно, стоили сотни миллионов  (если не больше) марок. Немцы заупрямились, и тут же в Бонне появляется представительная личность из Израиля и поднимает вопрос о компенсациях за новые 5 миллионов жертв, что в новых ценах означает примерно двойное повторение уже выплаченных  Германией компенсаций, которые в прямом денежном исчислении составили более ста миллиардов марок. Кроме того, речь еще пошла о выплатах за уничтожение цыган, о чем почему-то молчали 45 лет, а также о компенсациях за убитых в  войне на советской стороне. Но вот проходит немного времени, английский фунт  выпрямляется, и разговор о новых компенсациях отходит на второй план. Все это  происходило летом 1992 года на глазах у всех европейцев, и никто не возмутился  безнравственностью такого поведения. Ведь если действительно было уничтожено  11 млн. евреев, то тут же — документы на стол и новый процесс, и не столько ради  денег, сколько в целях защиты правды, изобличения природы зла. Заодно получили  бы по заслугам и "сомневающиеся". Но ничего подобного не случилось.

Однако взглянем на проблему с духовнонаучной точки зрения. Известно, что отравление цианом не только убивает тело, но как бы космически взрывает человеческую душу, что действует погашающе на духовную силу Солнца, а следовательно — и  на физическое бытие всей планетной системы. Даже отдельные смерти от циана сотрясают космос. Шесть миллионов таких смертей — это вызов небу, на который непременно пришел бы ответ, минимальным выражением которого была бы глобальная экологическая катастрофа. Аргумент такого рода можно понять только при серьезном, вдумчивом отношении к Духовной науке. Вспомним, к чему привела игра с  черной магией в эпоху древней Атлантиды.

Некоторыми антропософами тема эта затронута, однако и здесь все сведено к  одному и тому же. — Ищутся лишь новые аргументы для обвинения немцев как нации: они, оказывается, сделали себя еще и инструментом  Зората. Иначе как духовно-научным легкомыслием, балагурством такие заявления не назовешь. Спекулятивное  свойство ума современного европейца подвигает его на интеллектуальные игры, в  которых вместо живого человеческого "я" работает то, что один московский автор  назвал "эго-компьютером".

Принять все, что о "холокаусте" говорит официальная пропаганда, мешает знание кулис, расстановки геополитических сил, о которой у нас шла речь в предыдущих главах. Если серьезно вдуматься во все это, то "холокауст" — я позволю себе  такое выражение — был невозможен методологически. Конечно, для многих, это не  аргумент. Но  я  и  не обращаюсь ко многим, а только к тем, кто способен понимать  историческую симптоматологию. Пусть они подумают о тотальной "ягвеизации"  цивилизации, о единстве высшего руководства орденов и лож, где "раввины и монсеньеры пребывают в полном согласии". Там же ведь был "изобретен" и нацизм (или, там, фашизм). Уже найдены и показаны оба следа: один ведет в Ватикан, другой — в  Великобританию ("Туле" и др.).

Основательно меняет взгляд на вещи и книга Суворова. Ее, повторяю, нужно прочесть всю, чтобы понять, почему теперь прежний взгляд на характер войны больше  невозможен. А это значит, что необходимо переосмыслить буквально все, что до сих  пор говорилось о второй мировой войне,  ибо вот уже 45 лет все человечество питают  одной только ложью. Что касается советской идеологии, то к настоящему времени  вскрыто, что все, буквально все ее элементы составлены из лжи. До последнего времени оставалось как будто бы два подлинных "столпа". Один из них — советское миролюбие, которым  вероломно воспользовалась Германия. Теперь это оказалось элементарной ложью. Второй элемент — "холокауст".

Но подумаем еще о самом феномене "Советский Союз". Суворов описывает,  сколько и каких армий было заготовлено для большевизации всей  Европы, однако затея оказалась мыльным пузырем. В наши дни десятилетиями мир сжимался  от страха при виде победного шествия большевизма на всех континентах. Атомное оружие, подводные лодки, ракеты, немыслимая милитаризация гигантской  страны, проникающий повсюду шпионаж, железная лапа власти внутри страны— да это же был осуществленный  "тысячелетний рейх"! И вдруг он рушится, потому что "родился обыкновенный мальчик"  Миша Горбачев, как в свое время  обрушилась вся страна Россия только потому, что "в глубине Симбирска родился обыкновенный мальчик Ленин"!

До сих пор действовало такое правило (не только у нас, но и на Западе): чем дольше живет пропагандистский, идеологический жупел, тем большая ложь, тем большая гадость скрывается за ним. Таков индуктивный вывод, которым непременно  должен быть дополнен анализ фактов оккультно-политической жизни, если мы желаем познавать строго научно.

Неплохими методологами, только с обратным знаком, являются и высоко-градуированные братья и монсеньеры. Они понимают, что большими историческими процессами нельзя, да и не нужно управлять, вникая во все мелочи. Достаточно задать процессу нужное направление, столкнуть между собой какие-либо  силы, а далее сохранять лишь общий контроль над ними. Внизу же, где осуществляет себя "диалектика" борьбы, даже членам  лож и орденов позволяется истреблять друг друга. Однако борьба эта всегда носит целенаправленный характер. Целью истребления народов России является предотвращение шестой культурной эпохи; другая цель — создание резервуара дешевого сырья и рабочей силы;   третья цель — преодоление древнего раскола церквей. Целью нацистского эксперимента было искоренение центра культуры Я;   другая цель — устранение хозяйственного конкурента;   третья — доискоренение ереси реформации,  четвертая —искоренение антропософской ереси;  пятая — предотвращение взаимодействия  немецкой и русской культур.

Для достижения всех указанных целей не было нужды истреблять евреев. Антисемитизм в Германии конечно был, он составлял один из важнейших элементов идеологии, в которой "иудео-масонский заговор" играл ту же роль, что "мировая буржуазия" в идеологии большевизма. Но, если можно так выразиться, "еврейская карта",  как таковая, — она припасена на будущее, она еще только будет разыграна в геополитической драме. Она будет разыграна в связи с приходом Аримана.

Об инкарнации Аримана теперь часто говорят справа, в кругах русской церкви.Однако не будем и здесь обольщаться. Делается это для того, чтобы серьезнейшее   событие превратить опять-таки в пропагандистский жупел. Инкарнацию охотно замолчали бы, но все больше людей узнаёт о ней, и тогда в ход пускается испытанное  средство: знание превращается в оружие в непримиримой духовной и политической  борьбе. [*Примеч. автора:   Положение порой выглядит фантастически безысходным. Среди верующих людей кое-кто через сверхчувственный опыт узнает о близящемся приходе антихриста и искренне желает предостеречь людей. Но в дело вмешиваются политики и все искажают.]    Необходимо и здесь сохранить равновесие и понять главное. Оно же заключается в том, что евреев готовят к определенной миссии.

Вот что очень важно понять: как  русских  соблазнили  большевизмом, немцев нацизмом,  так теперь евреев соблазняют сионизмом. Ни один из этих трех социальных экспериментов не является самоцелью, а средством для достижения иной цели. В дальней перспективе ею является предотвращение развития души сознательной. В настоящее время делается все возможное, чтобы создать благоприятные условия для инкарнации Аримана.

Человечеству очень дорого обошелся социалистический эксперимент; еще дороже стоило его столкновение с национал-социалистическим экспериментом. За третий эксперимент, в котором ведущая роль отведена евреям, придется заплатить трудно вообразимую цену. Участие евреев в социалистическом эксперименте было лишь их подготовкой к исполнению будущей роли. По принципу от противного, их "карта" была разыграна в национал-социалистическом эксперименте. Сионизм — это очередная, и более универсальная, по сравнению с предыдущими, оболочка для грядущей роли.

Общий сценарий подготовительного этапа, который должен плавно перейти в этап исполнения, где непосредственно выступит сам Ариман, довольно прост. Сначала в мире порождают ужас социализма, чтобы в людях выработать рефлексивное  чувство страха при одном лишь упоминании о социализме и так покончить с идеей  социальной трехчленности.  Затем работают с ужасами расизма, шовинизма, национализма, чтобы опять-таки выработать рефлексивный страх перед национальным и так  покончить с нациями. Американизм гипертрофирует индивидуализм до "нарциссизма", чем личность ослабляется прежде, чем укрепит индивидуальное "я". На это работает идеология распущенности, вседозволенности. И все вместе, как инструмент, используется с целью перемешать народы и оторвать их от Духов народов. Таков  Гондишапур в XX веке.

Безумием было говорить в Европе, начиная с 1917 г., что большевистский переворот — дело русских. Не менее безумно делать одних немцев виновниками возникновения двух мировых войн. Третий род безумия — одних евреев винить во всех оккультно-политических безобразиях века. Все три рода безумия можно понять, беря  их во взаимосвязи, как звенья одной цепи. Но понимание этого осложнено тем, что   сами представители искушаемых народов делают настойчивые заявления в пользу  того, что их же губит. С другой стороны, из-за кулис ведется огромная работа по  разобщению народов и "науськиванию" их друг на друга, по разжиганию националистической вражды.

Оттуда же родилось и единство американской и советской сторон в оценке мировых войн, да и многого другого. Известный советский диссидент Владимир Буковский справедливо пишет в послесловии к книге Суворова: "Даже сейчас, когда наконец обнаружились кровавые коммунистические тайны, мы продолжаем ловить по  латино-американским  джунглям  старичков, совершивших свои злодеяния полвека  назад, но мы негодуем, видя Эриха Хоннекера на скамье подсудимых. Какая жестокость! Ведь он больной и старый человек! И мы сочувствуем  Михаилу Сергеевичу,  которого — смотрите, какая наглость! — принуждают предстать перед судом (нет,  не Нюрнбергским, а всего лишь Конституционным, и не в качестве обвиняемого, а  только лишь свидетеля). Да разве мы смеем назвать  КПСС преступной организацией? Ну, что вы, она всего лишь "неконституционна"..." [*Примеч. автора:  А история с Демьянюком? Мировая пресса высказывалась о нем следующим образом: Он —нацистский преступник; но поскольку доказать это не удалось, его освободили. Если даже он не был тем, за кого его приняли, то все равно был охранником в другом лагере. Следовало бы судить  его повторно, но где взять доказательства? — Поэтому его освободили. И т.д.]
  


Порою на ум приходит какая-то невозможная в своей парадоксальности мысль. Думаешь: не дай Бог, чтобы "холокауст" оказался неправдой! Иными словами: дай  Бог, чтобы он был правдой, чтобы уничтожение 6 миллионов людей было правдой!!

Ибо в противном случае я не представляю, что произойдет в мире? Что станут думать о евреях, окажись это блефом? Что делать с немецкими компенсациями, на которые отстроена значительная часть Израиля? Что делать с "перевоспитанием", с  "перевоспитанными" немцами? и т.д.

Как антропософ, я обязан подумать и о том, что 45-летней концентрацией всего  человечества на мысли о том, что с помощью циана уничтожено 6 миллионов человек, создан гигантский духовный противообраз. Если он соответствует действительности - это одно, если нет, то значит — это астральный монстр лжи и он жаждет  осуществиться на самом деле!  Если "холокауст"  был, то его опровержение лишает смысла принесенные человеческие жертвы, если его не было, то он, при слагающихся  обстоятельствах, непременно будет. Вот почему необходимо собрать мужество и, досконально проверив, проанализировав  все за и против, прийти в этом вопросе к полной ясности. Пока же ясно только одно, что запрет на его исследование служит лишь  укреплению сомнения в официальной версии.

— Но факты, документы, свидетельства! — уже давно кричит мне в ответ нетерпеливый читатель. — Ты игнорируешь факты!

— Отнюдь нет. Давайте обратимся к документам.

Мне довелось просматривать книги, в которых приведено множество фотографий, с помощью которых доказывается, что "холокауст" был. Фотографии эти подвергнуты разностороннему научному анализу (анатомическому, геометрическому, сточки зрения законов светотени и т.д.), с помощью которого вскрыто, что они являются фальсификациями. Это либо фотомонтаж, либо фотографии картин, а не подлинных событий, либо их происхождение вообще неизвестно, поскольку в разное время они публиковались в разных странах с разными подписями.

Назову две из таких книг: "Bild Dokumente für die Geschichtsschreibung?", 1973,Verlag für Volkstum und Zeitgeschichtsschreibung. Deutschland. (Составитель Udo Walendy); и "Vorsicht, Fälschung. 1000 antideutsche Lugen in Bild und Text", FZ-Verlag, 1991, München. Издатель Dr. Gerhard  Frey.

Если кто-то возразит, что это крайне "правые" издания, то такое возражение я  отклоняю по той простой причине, что речь идет о документах. А о документах можно  только сказать, что они либо подлинные, либо ложные. В конце концов, ведь глупо  судить о правомерности законов всемирного тяготения на основании того, какого  вероисповедания был Ньютон. В приведенных книгах с помощью, подчеркиваю еще  раз, научного анализа показано, что фотографии не подлинные, и каждому предлагается проверить состоятельность такого анализа. Работа, должен признаться, нравственно трудная, но как не пойти на нее, если от тех фотографий зависит судьба ныне живущих людей? Ну, а когда убеждаешься, что фотографии действительно подложные, то становится еще тяжелее от осознания беспредельного цинизма тех сил, что  стоят за кулисами мировой политики и с судьбами народов обращаются как с фишками в рулетке, где в качестве крупье сидит сам Ариман. Когда же обнаруживаешь,  что и сами народы, думающая их часть, интеллектуальная элита делает все возможное, чтобы оставаться такими "фишками", то невольно задаешься вопросом: где взять  основание для надежды?

Кроме фотографий, имеются и письменные документы. Было, например, обнаружено, что Симона  Вайль, избранная в 1979 году президентом европарламента,  числится среди жертв газовых камер Аушвица, но под девичьей фамилией Якоб.

Расследование провел французский профессор Роберт Фориссон из Лиона (за что был подвергнут гонениям, зверски избит), еврей по национальности. Вскрылось,что проживающие ныне в Германии родственники Киссинджера тоже числятся в  списке жертв нацизма, и т.д.  

В последнее время обсуждается намерение сделать виллу на Ванзее в Берлине национальным памятником преступлений нацизма. В специальном издании журнала "Hutten-briefe" за июнь 1992 г. опубликованы фотокопии ванзейских документов. Разглядев их,  каждый может убедиться, что документы поддельные. Я опять не касаюсь политическойориентации указанного журнала, поскольку речь идет о фотокопиях. И если историк  отказывается познакомиться с ними на чисто эмоциональном основании, то я  такого  историка не понимаю. Когда речь идет о больших, серьезнейших делах человечества, то  этический аристократизм — не лучший способ поведения.

Я не высказываю окончательного суждения о том, был "холокауст" или нет. У  меня такого суждения просто нет. А прежде я не имел ни малейшего сомнения в  том, что "холокауст" был. Теперь же мне очень хочется, чтобы кто-то мне объяснил, что означают те фальсифицированные фотографии и документы, и сторонники существования "холокауста" приобрели бы во мне еще одного единомышленника, и, конечно, не только одного меня. Пока же я остаюсь при глубоком  убеждении, что вопрос этот нуждается в изучении. В пользу этого говорит множество других фактов, которых я просто не касался.*

[*Примеч. автора:  Я  говорю это не ради абстрактного "и т.д.". Например, я не мог пройти мимо такого факта. Еще во время первой мировой войны в английской газете "Дейли телеграф" от 22 марта 1916 г. была опубликована заметка, в которой говорилось, что правительство союзников располагает документами, свидетельствующими о том, что немцы уничтожили газом 700 тыс. мирных сербских жителей; стариков, детей, женщин, заперев их в церкви. Я читал ту газету и у меня  встал вопрос: почему ее публикация не всплыла ни после первой, ни после второй мировой войны? Потом мне довелось читать английскую "Дейли телеграф энд Морнинг пост" за 25 июня 1942 г. В ней речь шла об убийстве 700 тыс. евреев в  Польше, но не в газовых камерах. Случайное ли это совпадение, что в обоих случаях речь идет о 700  тысячах? К тому же надо учесть, что первая публикация — фальшивка. ]
 


Например, проведены инженерные исследования, которые показали, что в существовавших печах не было физической возможности уничтожить такое количество людей. Кроме того, газ, содержавший в себе циан, будучи использованным в таких количествах, отравил бы всю округу. Таковы аргументы физиков и химиков, произведших в бывших концлагерях соответствующие замеры и вычисления. И если они не состоятельны, то их легко опровергнуть с помощью других физических и химических выкладок. Ведь мы тут имеем дело не со сферой гуманитарных наук.

Однако нельзя совсем сбросить со счетов и соображения гуманитарного порядка.  Не только в памяти, но в эфирном и физическом телах советских людей сидят слова, ритм, образы советского марша:

Это раздается в Бухенвальде

Колокольный звон.

Колокольный звон.

........................................

Это жертвы ожили из пепла

И восстали вновь,

И восстали вновь...

То был, поистине, ритуальный марш огромной суггестивной силы, способный  вызвать зрительные галлюцинации, в которых бесконечные толпы, миллионы оживающих мертвецов с пепельными лицами, горящими глазами идут, подобно Божьему — или, не знаю, какому там — гневу, на последний штурм  капитализма, крайним выражением которого и был "холокауст". Так воспитывали нас. Теперь объявлено (и не без оснований), что самым большим мировым злом был ленинизм-сталинизм, а капитализм, напротив, несет миру добро. Так, позвольте узнать, как же теперь относиться к вышеприведенному маршу, одному из сильнейших жупелов советской пропаганды? Ведь когда мы уже хорошо распознали ее тотальную ложь, кое-кто из нас говорил: да, они лгут во всем, кроме одного: газовых  камер нацистов; и как бы ни был зол, бесчеловечен большевизм (творивший свой "холокауст".), одно доброе дело он совершил, — освободил мир от фашизма, за что ему низкий поклон!

Не стану говорить о том, как широко и с каким успехом подобной аргументацией пользовалась советская пропаганда внутри страны и на мировой арене. Собственно  говоря, и до сих пор вся правая оппозиция перестройке напоминает США и Израилю, что по крайней мере в одном вопросе у нее с ними остается общая платформа. С другой стороны, когда появилась книга Виктора Суворова "Ледокол", то против нее  (без аргументов, разумеется) высказались: необольшевики в России, Германия и  Израиль. Что это за странные симптомы? Разве не должны они наводить на размышления  именно сторонников демократии? Теперь, когда мы переосмысливаем вековую ложь большевизма, разве вправе истинные приверженцы демократии запрещать  нам перепроверить ее всю целиком?

Существует официальная советская версия нацистских злодеяний, совершенных в  Киеве в Бабьем Яре. В четвертом номере сборника "Перестройка и еврейский вопрос" (Москва,1991), издаваемого "Антисионистским комитетом советской общественности" [*Примеч. автора:   Этот комитет (ныне распущенный) состоял главным образом из евреев и, отрицая сионизм  как  политическое явление (согласно резолюции ООН, приравнявшей сионизм к расизму), в остальном  следил за соблюдением прав евреев.]  , была опубликована статья, посвященная памяти киевских жертв фашизма. В ней говорилось следующее: "Дни поминовения жертв Бабьего Яра проходили в этом году (1990) по решению Киевского городского Совета с 25 по 30 сентября и носили общенародный характер. Статьи в газетах, передачи по радио и телевидению... пресс-конференция "Трагедия Бабьего Яра и современность"... молебны в Киевской синагоге и Владимирском соборе, возложение венков к памятнику жертвам  Бабьего Яра...". Из Москвы, чтобы отдать дань погибшим, прилетел заместитель Председателя Совета Национальностей Верховного Совета, поэт Борис Олейник. В своей речи он сказал, что "общие беды и радости породнили еврейский и украинский народы". "Заключительный призыв поэта "Хай живе великий и мудрый еврейский народ!" потонул в аплодисментах". На митинге выступили также секретарь ЦК Компартии Украины, учитель из Израиля, раввин и др. "Митинг завершился молебнами, которые отслужили представители синагоги и православной церкви. Наступают самые волнительные минуты. Торжественно звучат слова молитвы, во многих в руках зажигаются свечи. По щекам женщин катятся слезы. С трудом сдерживаются и мужчины".

Одним словом, статья написана с глубоким сочувствием к евреям и подобное  же настроение вызывает у читателя. Поэтому нет никаких оснований не принять целиком и полностью все ее содержание. А далее в ней говорится: "Массовые расстрелы в Бабьем Яре продолжались долгих три года — до сентября сорок третьего. ...Перед отступлением из Киева нацисты раскопали и сожгли в Бабьем Яре  останки своих жертв. Надеясь сокрыть следы преступлений, палачи развеяли их  пепел по ветру. Они просчитались. И сегодня, почти полвека спустя, пепел Бабьего Яра жжет наши сердца. ... Всего в Бабьем Яре было уничтожено около двухсот тысяч человек. Из них свыше 150 тысяч — евреев. Очень бы хотелось, — так заключает автор статьи, — чтобы к полувековой годовщине трагедии Бабьего Яра были опубликованы, наконец, данные, соответствующие ее масштабам" ( стр.7-8).

Последней фразой автор, видимо, хотел сказать, что на самом деле жертв было еще больше. Однако вот что возникает по этому поводу. Как сказано в статье, расстрелы в Яре производились до 29 сентября 1943 г., а 6 ноября того же года Киев был освобожден. В промежуток времени между двумя указанными датами "перед отступлением из Киева" — немцам пришлось "раскопать и сжечь" и развеять по ветру пепел — так, что и следов не осталось — двухсот и даже более тысяч жертв. Поскольку Киев брался по особому распоряжению Сталина: непременно к  празднику октябрьской революции, и солдат было велено не жалеть (их под Киевом полегло около полумиллиона), — то немцы никак не могли знать заранее, сколько дней они имеют для сокрытия преступлений. Ну, а когда Красная Армия была уже на подступах к Киеву, то опять-таки вряд ли немцы имели силы и время заниматься  сожжением  трупов. Известно, что даже своих солдат они тогда оставляли не погребенными.

Таким образом, нам остается принять, что за 10, от силы 15 дней в Бабьем Яре  было раскопано 200 тысяч трупов (гигантский курган) и сожжено без остатка! Крематориев там не было, значит, просто разжигали костры и на них клали трупы и  оставшиеся скелеты, которые год и два пролежали в земле и были насквозь сырые.Костров нужно было много — десятки, и сложенных из целых бревен. Значит: требовались целые составы леса? А что за запах должен был пойти по Киеву, если на гигантских  кострищах день и ночь жгли тысячи трупов? А куда за 10 дней дели тысячи тонн золы, перемешанной с пеплом? и т. д.



Аэрофотосъёмка Бабьего Яра,произведённая 26.09.1943
1.-Православное кладбище 2.-Еврейское кладбище 4.-Лес, слева от которого, как утверждается, производились расстрелы и сожжение трупов(Национальный архив в Вашингтоне D.C., документ GX 3938 SG, exp. 104 & 105



Если кто-то скажет нам, что подобные вычисления не наводят на определенные  размышления, что они не требуют никаких дополнительных разъяснений, то его утверждение будет иметь успех лишь в том случае, если будет сделано "с яростью". Я  же добавлю к сказанному: а почему немцы даже не пытались скрыть свои преступления в Катыни, имея для того достаточно времени? Я имею право поставить такой  вопрос, исходя из советской (но принятой во всем мире) версии киевских событий.  Да, теперь доказано, что в Катыни преступление совершили советские чекисты, но  прежде-то весь мир считал виновными в нем немцев, и ни разу нигде не встал вопрос о разительной непоследовательности в их поведении.

Несомненно, вопрос имеет и этическую сторону. Нелегко, когда "едва не плачут" мужчины, заниматься   вычислениями. Однако ими занимаются в других случаях: откапывают и исследуют останки польских офицеров. Все понимают, что истина должна быть тщательно доказана, а до тех пор в ней правомерно сомневаться. Останки царской семьи, расстрелянной большевиками, спустя 75 лет были отосланы на  экспертизу в Лондон для установления их подлинности. [*Примеч. автора После проведения экспертизы радиостанция "Свобода" сообщила, что это останки не царской  семьи, однако через несколько дней, безо всякого перехода, было сказано, что они подлинные. По Би-би-си вообще была изречена крайне загадочная фраза: "Пришло время  Ватикану и КГБ раскрыть архивы и рассказать, что же на самом деле произошло с царской семьей". Так обстоит с истиной в наш век!]     Поэтому и в случае "холокауста" было бы куда разумнее не сажать в тюрьму сомневающихся в нем, а физикам  и химикам-антифашистам противопоставить выкладкам сомневающихся свои собственные, объяснить, почему в стенах газовых камер самый тонкий химический анализ не обнаруживает никаких следов цианистых соединений; почему немецкие солдаты уже через 15 минут после совершения акции отравления заходили в камеры без противогазов, голыми руками вытаскивали трупы и при этом, как говорят свидетели, ели, однако оставались живы и т. д. и т. д.

Можно, конечно, заставить людей подобные вопросы не задавать, но в таком случае с тем большей силой они будут все вновь и вновь возникать, ибо мы живем в век разума. Его доводы наводят на мысль: а не были ли изначально, когда создавались  основания для обвинения немцев в страшнейших преступлениях, в них заложены  предпосылки и для их опровержения?

Беря этот вопрос в общем плане мировой оккультно-политической игры, получаешь впечатление, что определенные силы намереваются с еврейской "картой" пойти  "ва-банк". Так, собственно говоря, было и с советской "картой" (готовность Ленина пожертвовать 90 процентами населения России), и с немецкой ("Указ Нерона", согласно которому отступающая немецкая армия должна была истреблять собственные города и промышленность; мобилизация и посылка на фронт 16-летних подростков в последний год войны), и с иранской (посылка детишек с золотыми ключиками  от рая в руках на минные поля), и с камбоджийской (истребление собственного населения по 10 процентов в год). Если хотя бы мы, антропософы, не поймем, что все это  разные лики одного и того же зла, то, поистине, грош цена нашему человеколюбию и  конец всякой надежде поставить себя на служение Христу.

Но понимание исторической симптоматологии не падает, как говорится, просто так с неба. Нужно иметь и желание, и мужество изучать исторические документы, сколь бы ужасающими они ни были, — ужасающими в смысле того действия, какое подчас оказывает на нас истина, неожиданно являясь из-под многолетних  наслоений лжи.

К такого рода истинам относятся известные лишь крайне узким кругам факты  взаимодействия различных еврейских объединений и групп с национал-социалистическим правительством. Например, кто в наше время знает, что в период между двумя мировыми войнами 70 тыс. евреев в Германии вступило в так называемое "Центральное объединение" (Central-Verein) немецких граждан еврейского вероисповедания, всецело стоявшие на позициях поддержки немецких национальных интересов? Кроме того еще существовали "Государственный союз евреев-фронтовиков" и  "Союз евреев немецкой национальности", каждый из которых насчитывал еще по 10 тысяч членов. Противостоявшее им "Сионистское движение в Германии" насчитывало только 10 тысяч членов. В 1933 г. было основано еще более широкое объединение, получившее название "Государственное представительство немецких евреев". Таким образом, сионизм в Германии в то время был, так сказать, маргинальным  явлением. Подавляющая часть евреев выступала за Германию и какое-то время — даже за национал-социалистическое правительство, от которого национально чувствующие себя евреи ждали, что оно остановит поток евреев-эмигрантов из восточной Европы. Поток этот нарастал с невероятной быстротой и  в одном только 1933 г. составил 100 тысяч человек.

В 1989 г. на немецком языке вышла книга Фрэнсиса Никозия, английский подлинник которой носит название "The Third Reich and the Palestina Question" (ТретийРейх и палестинский вопрос). Книгу эту следует отнести к разряду тех, которые общественное мнение на Западе характеризует как объективные и либеральные. В предисловии к книге профессор Йоркского (в Англии) университета К.Д.В.Кох пишет: "Руководители ассимилированного еврейства в Германии пытались защититься от  потока эмигрантов путем подачи соответствующего прошения на имя рейхспрезидентов Эберта и фон Гинденбурга. Однако их попытки возвести плотину на пути  эмиграции, которая грозила разрушить процесс ассимиляции из-за бурного притока  новых переселенцев, оказались безуспешными" (стр.8).

Далее проф. Кох пишет, что после объявления мировым еврейством войны Германии 24 марта 1933 г. (у нас об этом уже шла речь) "Государственный союз евреев-фронтовиков" обратился к рейхсканцлеру с такими словами: "Нашим горячим желанием является обратить все силы, жизнь и деятельность на национальное восстановление Германии, будь то мирное строительство государства или его  защита от угрозы извне" (стр. 12). Подобным же образом реагировали и остальные еврейские организации в Германии, включая "Сионистское движение"; а почетный председатель "Союза евреев немецкой национальности" д-р Макс Пойман выступил 31 марта 1933 г. в "Neuen Wiener Journal" со следующим заявлением: "Я уже не первый, кто должен вам заявить, что являюсь абсолютным противником этой омерзительной травли Германии. В этой кампании я вижу не что иное, как переиздание старой травли, которой подвергались Германия и ее союзникиво время войны. Те же методы, вплоть до частностей: эти разговоры об отрезанных детских руках и выколотых глазах и, да, даже об утилизации трупов, человеческих трупов, из которых якобы вытапливают жир. В таком же точно стиле повели речь о том, будто бы горы изувеченных еврейских трупов лежат возле кладбищ, что будто бы уже ни один еврей не может показаться на улице, чтобы на него тут же не напали. Отдельные эксцессы, конечно, имеют место, но они крайне редки. Вне всякого сомнения — это выходки отдельных людей, что случается во всех странах и при любых порядках. Что же касается официальных инстанций —национал-социалистической рабочей партии и правительства, то они постоянно и с большой энергией разъясняют, что в каждом из подобных случаев, как только они станут известны, виновники будут беспощадно наказываться. И мне лично известны случаи, когда такие беспощадные наказания имели место".

Еще откровеннее и значительнее сообщения американского еврея Пенни Бреннера, приведенные им в книге "Zionismus in the Age of the Dictators" ("Сионизм в век диктаторов". Бестпорт, 1983), которую проф. Кох также цитирует в своем предисловии. Бреннер пишет: "Сионистское движение в третьем Рейхе мало интереса проявляло к совместной работе с Веймарской республикой, но своего "естественного" собеседника видело в национал-социалистической рабочей партии". Проф. Кох комментирует далее: "Нюрнбергский закон от 1935 г. ...не помешал неформальному союзу сионизма с национал-социализмом. Напротив, чем туже завинчивались гайки, тем приятнее это было для сионистов, которые таким путем надеялись приобрести среди немецкого еврейства большое число сторонников" (стр. 21—22).

Нельзя обойти вниманием и еще одно сообщение проф. Коха, где он говорит о  лагерях, сооружавшихся в Германии, в которых проходили специальную подготовку немецкие евреи перед отправкой в Палестину; там давалась двойная подготовка: сельскохозяйственная и военная. Заключенное в августе 1933 г. между сионистами и немецким государством трансфертное соглашение (право перечислять валюту), получившее название "Хаавара", позволило немецким евреям совершать  увлекательные путешествия в Палестину, поскольку соглашение освобождало желавших посетить Палестину от существовавших тогда в Германии строгих ограничений на обмен валюты. Обменная сумма, на которую имели право немцы, составляла 500 марок; евреям разрешалось обменивать до 20 тыс. марок. Эдвин Блэк пишет об этом в своей книге "The Transfer Agreement" ("Трансфертное соглашение". Лондон — Нью-Йорк, 1984) следующее: "Подготовка поселений в Палестине для лиц... еще остающихся в Германии, представляла собой необычное исключение из существовавшего в Германии запрета обменивать валюту немцам, выезжающим заграницу". В 1937—1938 гг. организовывались нелегальные переброски евреев из Германии в Палестину, помехой для которых были протесты арабов и снижение въездных  квот англичанами.

Совместная работа национал-социалистов и сионистов носила разнообразный характер. В 1937 г. в Париже была создана "Mossad lе Aliyah Bet" (Бюро второй эмиграции) — предшественник нынешней израильской тайной полиции "Моссад". Бюро имело целью изыскивать пути в обход английских запретов и перебрасывать  по ним евреев в Палестину. Тот первоначальный "Моссад" вступил в контакты с различными службами в Берлине, в том числе с СС и с Гестапо. Он получил от них  существенную поддержку в своих планах. Благодаря одному постановлению, принятому в декабре 1938 г., евреям, находившимся в концентрационных лагерях, предоставлялась свобода, если они соглашались ехать в Палестину; для их вербовки агентам сионизма было позволено посещать лагеря. Это сотрудничество продолжалось  до 1942 г. (Данные архива в Кобленце; единица хранения R 58/276.В1.165.) Перекрытие Ла Манша англичанами положило конец этому роду переселения.

В 1941 г. антибританская террористическая группа "Национальная военная организация" (NMO), более известная под названием "Irgun Zwai Le'umi", обратилась со специальным посланием к руководству рейха. Это послание хранится в архиве Кобленца, и его также цитирует Л.Бреннер. Оно датировано 11 января 1941 г. и в нем  говорится: "Эвакуация масс евреев из Европы является исходным условием решения еврейского вопроса. В полной мере оно выполнимо лишь в том случае, если этим  массам будет дано разрешение поселиться на родине еврейского народа, в Палестине, для чего должно быть учреждено еврейское государство в пределах его исторических границ. ...NMO хорошо известна добрая воля правительства Рейха, проявляемая им по отношению к сионистской деятельности и планам эмиграции, и NMO  придерживается следующего мнения:

1. Между установлением нового порядка в Европе, соответствующего известной концепции Германии, с одной стороны, и истинными национальными стремлениями еврейского народа, которые олицетворяет NMO, — с другой, могут существовать общие интересы.

2. Двухсторонняя совместная работа новой Германии и обновленного народно-национального еврейства возможна.

3. Учреждение исторического еврейского государства на национальной и тоталитарной основе, связанного на договорной основе с немецким Рейхом, отвечает интересам Рейха на Ближнем  Востоке и могло бы обеспечивать и укреплять  его позиции в будущем.

Исходя из указанных предпосылок, NMO в Палестине, после получения соответствующих заверений в поддержке указанных национальных притязаний израильского освободительного движения, могло бы активно вступить в войну на стороне Германии.

Это предложение NMO ...предполагает, в случае его принятия, непременное заключение соглашения, по которому военная подготовка и создание человеческих  резервов в Европе должны обеспечиваться под командованием NMO...

Косвенное участие израильского освободительного движения в рамках нового  порядка в Европе, который уже устанавливается, могло бы быть тесно связано с позитивным радикальным решением еврейской проблемы в соответствии с вышеназванными национальными притязаниями еврейского народа. Все это исключительно  укрепило бы моральный фундамент нового порядка в глазах всего человечества.

По своей идеологии и структуре NMO тесно связано с тоталитарными движениями Европы". (Акты министерства иностр. дел; единица хранения Е 234 158.)

Ленни Бреннер комментирует этот документ так: "Нет иного, более сильного, чем это, доказательства того, что наследие совместной работы сионистов с фашистами и национал-социалистами, а также их ведущая философия остаются действенными и в  современном Израиле". (Цитир. по книге Ф.Никозия, стр. 25—26.)

Так развивались отношения между третьим Рейхом и сионистским движением. И  пусть сам читатель решит, что считать антисемитизмом: сообщение этих фактов или  их замалчивание. Мы же зададимся еще одним  вопросом:  какую роль в тех отношениях играла американская сторона? Ответ мы находим у американского историка  Дэвида С. Уимена в его изданной в 1984 г. в Нью-Йорке и вызвавшей сенсацию книге "The Abandonment of the Jews. America and the Holocaust, 1941 — 1945". "Нью-Йорк таймс" в своем комментарии к книге писала, что "готовность США и ее союзников пожертвовать чем-либо для спасения евреев равнялась нулю". Сам Уимен сообщает, что созданный в 1943 г. "Комитет спасения евреев Европы" был вынужден вести борьбу "с вождями американского сионизма. ...Президент (США) на своих конференциях (которые обычно проводились два раза в неделю) вплоть до осени 1943 г. не проронил ни единого слова о немецкой кампании по уничтожению европейского еврейства". В конце своей книги Уимен приходит к выводу, что "никто не был всерьез заинтересован в спасении евреев: ни сионистски организованные круги еврейства, ни какие-либо правительства и парламенты западных союзников".

Но в этой истории, и трагичной и запутанной, мы встречаем еще более удивительные вещи, которые вынуждают мыслящего современника глубоко задуматься. Монреальская "The Gazette" в номере от 5 августа 1993 г. поместила сообщение об одном  мужчине, который пережил холокауст. Он утверждает, что 11-летним подростком не  менее шести раз побывал в газовой камере концентрационного лагеря Берген-Бель-зен и каждый раз оставался жив. С ужасом он наблюдал, "как посланные с ним в газовую камеру женщины и дети падали вокруг замертво. До сего времени Моше  Пеер не знает, как это он смог пережить отравление газом". В одном из интервью на вопрос: как он все-таки объясняет себе этот феномен? он ответил: "Может быть дети лучше переносят, я не знаю".

Один здравомыслящий немец, прочтя то сообщение, обратился в прокуратуру с вопросом: "Имею ли я право сомневаться в таком свидетельстве?" Данный со множеством оговорок ответ гласил: "В этом отдельном случае — имеете". Это значит, что за данное сомнение не будут преследовать по суду. Однако в таком случае встает еще один вопрос: к добру ли ведет в правовом государстве подобное правовое легкомыслие? или, как спрашивает тот немец: "Обязаны ли мы выслушивать любую ложь, любое мошенничество и на протяжении поколений подчинять себя проистекающим из них последствиям?"

Ну, а мы позволим себе задаться еще одним вопросом: так что же было, а чего небыло в  Берген-Бельзен на самом деле? Ответ нам дает д-р Мартин Бросцат, бывший  директор Института современной истории в Мюнхене. В его письме, опубликованном 19 августа 1990 г. в газете "Ди Цайт", мы читаем: "Ни в Дахау, ни в Берген-Бельзен, ни в Бухенвальде евреев или каких-либо иных заключенных газом никто не отравлял. Газовые камеры в Дахау не были достроены и пущены в работу. Сотни тысяч заключенных, погибших в Дахау или в других концентрационных лагерях старого рейха, пали жертвой катастрофических антисанитарных условий и плохого снабжения... Массовое отравление евреев газом началось в 1941-42 гг. лишь в немногих, специально избранных и оснащенных соответствующими техническими средствами местах, прежде всего на оккупированных территориях Польши (но не на территории Германии): в Аушвиц-Биркенау, в Собиборе на Буге, в  Треблинке и Бельзеке".

О том же самом пишет проф. Хельмут Дивальд в своей "Истории Германии", вышедшей в свет в 1978 г.: "В концентрационном лагере Дахау посетителям показывают газовые камеры, в которых СС якобы ежедневно уничтожало по 25 тыс. евреев. На самом же деле эти помещения есть муляжи, возведенные после капитуляции американскими военными, заставившими строить их  взятых в плен членов СС. Подобным же образом обстоит дело и с пресловутым  Берген-Бельзен, где якобы было уничтожено 50 тыс. заключенных. На самом деле за время существования лагеря, с 1943по 1945 гг., в нем умерло 7 тыс. заключенных ,и, главным образом, в последние месяцы войны из-за эпидемий и недостаточного питания, поскольку в ходе бомбовой войны  были уничтожены склады медикаментов, клиники и продовольственные склады. Британский комендант лагеря со всей определенностью заявил, что в Берген-Бельзене преступлений в больших масштабах не совершалось". И нам остается еще подчеркнуть, что использованные нами источники относятся не к "правой", националистической прессе, а к официально признанным источникам информации.

Таким образом, нет недостатка в исторических документах, с помощью которых  можно распознать суть и масштабы анализируемой нами игры ва-банк с целыми  народами. Необходимо лишь иметь мужество познавать. И если мы его имеем, то  уже одним только актом познания  даем  возможность добрым мировым духовным  силам внести в ту игру поправки. И они их непременно внесут, если, как это выразил Рудольф Штайнер в медитации.

"...души обратят

свои мысли в царство духа".

Можно не сомневаться, что до тех пор, пока, используя "детей Агасфера", немцев будут пригибать к земле, им не распрямиться. И до тех пор правые силы, вплоть до  самых радикальных, будут иметь надежду на успех. Подобное же положение складывается и в России, поэтому и у нас правая, националистическая оппозиция просто не могла не возникнуть. И все это может очень плохо кончиться, если единственными выразителями естественных национальных интересов и в России, и в Германии окажутся одни "правые". Дело тут зашло так далеко, что, если говорить по сути, вся  проблема  второй   мировой  войны  постепенно  сводится  средствами  массовой  информации  к  противостоянию  евреев  и  нацистов.

Что-то подобное сгущается и в России. Раньше господствующим в идеологии был   образ светлых коммунистов, спасающих мир от "коричневой чумы". Теперь большевизм подвергнут развенчанию, но делается это настолько тупо, примитивно и, опять-таки,— настолько явно идеологически, что в массовом сознании постепенно вызревает представление: ниспровержение большевизма — это дело евреев; у них для этого имеются  какие-то основания, о которых они помалкивают, а то, о чем  говорят, на  деле оказывается еще хуже, чем большевизм.

В самом деле, общество тотально поставлено перед выбором: если ты против большевизма, то должен быть заинтересован в укреплении и развитии государства Израиль. И наоборот: все, что не манифестирует своей симпатии к идеям сионизма, есть  либо необольшевизм, либо неонацизм. Третьего не дано!

Подобным же образом поступают с немцами. Их спрашивают:

— Вы против нацизма?

— Да, — отвечают они.

— Тогда вы должны выражать симпатию к государству Израиль, одобрять все  средства, с помощью которых он достигает своих целей, и всячески помогать ему.

— А мы так и делаем! — отвечают немцы. Но тут в дело вмешиваются немецкие  правые и начинают ставить соотечественникам вопросы.

— Что же тогда получается? — говорят они, — вы выступаете против одного национализма и защищаете другой? Да вас просто дурачат! Зачем отстаивать чужой,  вредный для нас расизм. Лучше развивать собственный, который бы заботился об  интересах нашей нации. А что касается расизма или, там, национализма, как таковых, то мы встречаем их повсюду в мире. Такова форма современной политической  борьбы, и нечего тут сентиментальничать. Идет борьба за выживание наций, в ней— все средства хороши. И   Израиль — первый тому пример.

Такими вот способами ведут наш мир к "благоденствию". Можно, конечно, глядя на все это, отмолчаться, говоря себе: люди не только не способны, но и не хотят  понимать, что с ними вытворяют; для них успокоительная ложь дороже правды.Подождем, пока еще одна мировая трагедия не прибавит им ума и не научит испытывать чувство ответственности за то, что происходит чуть дальше их собственного  носа. А то ведь что получается? Они, те, кто живет на Западе, и бровью не поведут,  если мы, живущие на Востоке, перережем друг друга, ибо тогда совсем, как полагают  они, исчезнет угроза с Востока, которой их так долго пугали. Ну, а наши, на Востоке, не станут тяжело вздыхать, если Запад вдруг провалится ко всем чертям.

К такой "философии жизни" можно было бы прийти при сложившихся обстоятельствах. Но философствовать так — бесчеловечно. Для этого нужно напрочь утратить чувство единой судьбы, которой соединено все человечество.

Впрочем, и в этом духе много и лживо распинаются теперь все кому не лень. Гуманизм стал политической модой. Мы, люди XX века, проходим через испытание,которое в оккультизме называется "испытанием воздухом". Жизнь лишает человека  всех внешних опор; хуже того — она требует, чтобы он опирался на нечто невозможное. Все складывается так, что в наше время нужно быть:

националистом-интернационалистом,

антирасистски настроенным  расистом,

умным  дураком,

глупым  мудрецом,

любить красоту безобразного,

быть честным подлецом,

бессовестным правдолюбцем,

с нравственным пафосом отстаивать безнравственность,

быть нравственным негодяем,

любить ненависть,

лгать, честно глядя в глаза,

честно отстаивать ложь,

стремиться к добру, творя зло,

насилием насаждать свободу,

диктаторскими методами бороться за демократию и т.п.

Существует огромное количество людей, уже овладевших всеми этими "добродетелями". Особенно много их в политике, в мировых финансах, в средствах массовой информации, а также среди оккультистов. Люди эти упразднили естественный ход  истории, забрали в собственные руки управление судьбой всего человечества, творят  мир современной "культуры", управляют воспитанием, а в целом — создают чисто  ариманическую цивилизацию.

Межнациональные отношения стало невозможно решать по той причине, что их  переполнили национальными пристрастиями и тем "замутили воду" всех международных отношений. За криками против национализма повсеместно проводится откровенно шовинистическая политика. Но сказать правду никто не смеет, поскольку  тут же будет обвинен в шовинизме. Сошлюсь еще раз на Владимира Буковского, который в упомянутом послесловии пишет: "Ведь и здесь, на Западе, существуют могущественные политические силы, которые способны сделать глубоко несчастным любого умника, вылезшего с не угодными им откровениями".

И тем не менее "вылезать" надо! Немцам было бы неплохо понять, что силы,  стоящие у них и в остальном мире на стороне демократии, они — перевертыши: за  кулисами они поддерживают и правых экстремистов. [*Примеч. автора:  Сомневающиеся пусть задумаются над феноменом Жириновского в России — креатуры Гайдара, самого непреклонного представителя американских интересов в России.] Чтобы держать народ за горло, необходимо на это горло наложить две руки. Тогда легко регулировать подачу  воздуха и кровоснабжение всего организма. Эмигрирует, скажем, ни с того ни с сего  40 тыс. цыган из Румынии в Германию. Та, естественно протестует. ( А какая другая  страна охотно приняла бы их? Англия? Израиль?). Но протестуют только правые. И  вот израильская "Ликуд", полная благородного негодования, призывает: "Порвать  к чертовой матери все дипломатические отношения с Германией, пока она не научится уважать эмигрантов!" А израильская разведка заявляет: "Мы пошлем своих  агентов в Германию, чтобы они там уничтожили нацистов".

Поднимает вопль и антропософская печать: больное общество! Есть ли у Германии миссия? Есть ли у нее еще Дух народа?!

Вернемся еще раз к книге Зальции Ландманн. Она прямо пишет, что не всякое расовое смешение плодотворно. Далее она ведет счет антисемитов, начиная с Августина и Фомы Аквинского. Лютер, по ее мнению, был, по меньшей мере, предтечей нацизма. Далее идут Шекспир, И.Г.Фихте, русские: Достоевский, Гоголь и  т.д. В одном интервью швейцарскому телевидению она заявила, что каждый христианин является потенциальным антисемитом. В книге она приходит к выводу, что еврейское государство "...построено на ненависти всего человеческого рода"(выделено мною. — Авт.). ( *38 )

Та "нога", что поставлена на горло англосаксонским народам, в ближайшем будущем приобретет такую тяжесть, "какой не было от начала мира и не будет". В  особенно опасном положении оказываются евреи. Ведь это, по сути, единственный   народ, который  ждет   мессию  в первом, физическом  пришествии.  Путь ему готовит  Агасфер, обладающий внутренним, астральным родством с отставшим духом Времени, ведущим американский народ. Не случайно Вудро Вильсон высказывался в том смысле, что испытывает особое расположение к еврейскому народу. Если знать, что в Вильсоне состоялась предварительная инкорпорация Аримана, то легко понять, как мало имеется оснований радоваться такому "расположению".

Евреи в наш век искушаются колоссальным образом. Делается это уже испытанным способом:  материалистически,  напрямую истолковывают  их мифы и на этом  строят националистическую  идеологию. Казалось бы, у всех на виду таким же образом поступили с северогерманской мифологией; и что из этого вышло? Но все не впрок. В России тоже делаются попытки фальсифицировать русскую мифологию и  языческое прошлое. Необходимо увидеть опасность и отказаться от мнения, будто  бы одним это позволительно делать, а другим нет.

Рудольф Штайнер предупреждал о такой опасности и много занимался разъяснением эзотерического смысла мифов, раскрывал их общечеловеческое значение. В  одной из лекций он говорит: "До того, как Импульс Христа, пройдя через МистериюГолгофы, воздействовал на земное развитие, тот народ, из которого родился Христос Иисус, рассматривал себя как избранный народ. В этом народе считалось, что  Земля может стать счастливой лишь в том случае, если ее заполнят только члены  этого народа, а все остальные вымрут. В определенной мере это было твердой верой,  поскольку Бог Ягве избрал этот народ и поскольку Ягве рассматривался как единый  Бог. Для времен, предшествовавших приходу на Землю Мистерии Голгофы, такое  воззрение древнееврейского народа было оправданным, поскольку именно в среде  этого народа должен был родиться Христос Иисус. Но с явлением на земле Мистерии Голгофы это сознание должно было прекратиться. После того оно стало антикварным, и место сознания  Иеговы должно было заступить сознание Христа, которое о каждом человеке говорит так же, как народ Ягве говорил только о членах своего  народа. Это трагическая судьба еврейского народа, что он не смог распознать того,  как все изменилось. ...Национальная инсталляция (установка) является возвратом к Ветхому Завету" (193; 11.II).

К приведенным словам Рудольфа Штайнера можно добавить, что в ближайшем будущем "трагическая судьба" еврейского народа может сильно возрасти под звуки победных фанфар, в которых не звучит ничего, кроме антикварных ветхозаветных  представлений. В них господствует ожидание мессии как земного царя. Ведь и Иуда,  по сути говоря, не предавал Христа в тривиальном смысле слова. Он хотел принудить  Христа стать земным царем, поставить Его перед необходимостью защищать свою  жизнь. Катастрофой обернулась эта ошибка для отдельного человека; катастрофой  она обернется и для всех, кто ощущает себя "детьми Агасфера", что, кстати сказать,  даже инстинктивно чувствуют эмигранты из Советского Союза, 90 процентов (и более) из которых стараются осесть где угодно, только не в Израиле. Поэтому сионизму  детей Агасфера должны противостать братья Христа и среди них в первую очередь —евреи. Эту мысль хорошо осознал Людвиг Тибен, но она, похоже, генетически недоступна Зальции Ландманн и некоторым из объявивших себя антропософами.

Во внешнем мире, несомненно, побеждает Ландманн. Но в антропософском Движении условия иные. Не случайно в это Движение приходит много евреев. Они еще  из жизни до рождения приносят с собой особую задачу: противостать детям Агасфера и тем спасать как их самих, так и все человечество. Но если они поддаются  гипнозу массовой пропаганды и не делают этого, то, значит, не исполняют главную  задачу своей жизни, отчего карма их приходит в расстройство.

Им необходимо понять, что в прошлой жизни они были воплощены в других народах, и в следующей инкарнации они опять не будут евреями. Колоссальное различие существует между ними и фанатичными приверженцами сионизма. Эти последние уже несколько раз подряд воплощались в одном и том же народе, поэтому и подпали под влияние Агасфера. Души, застревающие в одном народе, всегда отстают.

Следует вообще знать, что в наше время души по самым разным причинам воплощаются в еврейские тела. Например, один поток образуют те, кто в индивидуальной  эволюции движется с востока на запад. Такие души с трудом находят отношение к  западному интеллектуализму, и, чтобы облегчить им задачу, карма вводит их в тела,  где задатки к абстрактному мышлению они получают из сил наследственности. Среди русских евреев можно часто встретить более глубоких последователей восточных  учений, чем многие индусы, тибетцы или японцы.

У евреев, приходящих к Духовной науке, в карме содержится добровольно и жертвенно взятая на себя задача: помочь еврейскому народу прийти ко Христу. К таким  людям относятся Людвиг Тибен, Карл Унгер.

Ответственна и полна опасностей еврейская инкарнация. Ариман знает, что если  в среде евреев возникнет раскол и братья Христа станут помогать детям Агасфера  осознать их ошибку, то его инкарнации будет нанесен существенный урон.

Владимир Соловьев, исходя из своего видения будущего, пишет, что в определенный момент евреи распознают антихриста, который явится в их среде под видом  мессии, и свергнут его. Что ж, остается лишь надеяться на это. Рудольф Штайнер  говорит, что Ариман явится не как мучитель, а как соблазнитель, и страшные последствия его искушений для душ обнаружатся только после их развоплощения. Все виды этих искушений уже в работе и имеют гигантский успех. Мир ждет лишь одного, чтобы они возрастали и дальше как числом, разнообразием, так и силой.

Но другое дело те, кто уже сейчас понимает смысл происходящего и сознательно  готовится к инкарнации Аримана. На них его "доброта" не распространяется, что  полезно понять антропософам, всем людям вне зависимости от их духовных, религиозных представлений. Евреям же следует приготовиться к поединку особой трудности. Им необходимо собрать все силы, по-особому, с утроенной активностью души и духа соединиться с содержанием, с самим существом Духовной науки, научиться социальному пониманию безо всякой национальной и расовой предвзятости. Не стремиться занимать руководящие посты в Антропософском Обществе, в антропософских инициативах, ибо на две задачи сил не хватит. Не административно, а  духовно  идет борьба за спасение человечества.

К прямой конфронтации, когда группа одних народов противопоставляется другой в условиях войны, темные силы кулис прибегают лишь после того, как создадут необходимые предпосылки  в, так сказать, мирных условиях. Поэтому и борьбу против мировых  войн средствами познания следует вести до их возникновения. Войн может не возникнуть, если интеллигенция одних народов окажется способной судить о других народах, ставя себя на их место. Давайте вспомним, как ревниво оберегали древние евреи свою миссию от покушений на нее со стороны окружающих  народов. Нечто подобное происходит теперь с центральноевропейскими народами  (другие немецкоязычные и окружающие их народы напрасно полагают, что судьба  Германии — не их судьба). В инстинкты этих народов заложена воля отстаивать свое предназначение: создавать культуру под знаком я-сознания и искать связей с Восточной Европой ради подготовки следующей культурной эпохи. Но, — возражают  даже некоторые из тех, кто это понимает, — не все немцы ведут себя как следует, как, например, Гете, Новалис и др. — Что за абсурд?! К какому народу можно предъявить подобное требование? Да и доброе отношение к великим немцам тоже опорочено. Приведу хотя бы один пример.

В Англии в издательстве Пауль Хэмлин периодически издается богато иллюстрированная серия "Жизнь замечательных людей". Один из ее выпусков посвящен Гете ("Жизнь и время Гете".) ( *39 ). Что же мы узнаем там о немецком поэте и естествоиспытателе? (Текст, как и следовало ожидать, написан немцем.) — Что это был довольно заурядный бонвиван, жестоко разбивавший женские сердца и предпочитавший замужних женщин молодым девушкам (так безопаснее!). К собственным родителям не проявлял он никакой теплоты. Поехал однажды в Италию, главным образом для того, чтобы понаслаждаться тамошними женщинами, истратил немалые казенные деньги, а проку никакого. (Я не преувеличиваю, так все там и написано.) Его творчество? — А ничего особенного! В "Геце" проповедовал войну, грубую силу. "Вертер" привел ряд юношей к самоубийству. Прообразы своих героинь Гете находил среди любовниц; в том числе и Гретхен — она была у Гете первая. А еще поэт отличался трусостью. — Первым бежал от Наполеона, а потом думал лишь о том, как сохранить свое благополучие, и т.д. и т.п.

Но что говорить о Гете, если кое-кто до сих пор Парацельсу, Сен-Мартену и даже Платону и Аристотелю не может простить их воззрений? Нужно понять как  главное, что в мире идет ожесточенная борьба против развития свободного духа, свободной человеческой индивидуальности. В ход при этом пускаются любые  средства. Но любыми средствами оперировать нельзя. Связь народа со своим Духом-Водителем образует своего рода  "главный нерв" всего национального бытия в  плане духовного предназначения. К этому "нерву" нельзя прикасаться, иначе, как  говорят врачи, чисто "рефлекторно" может проявиться защитная реакция, которая не посчитается ни с чем!  Внешне подобное явление может принять даже отталкивающий вид, как неэстетично выглядит поведение отдельного человека когда с ним не дискутируют, а пытаются задушить, утопить, зарезать.

Никакой народ нельзя испытывать беспредельно, ибо тогда он может решиться  на все. Закулисные вдохновители знают об этом и в своей игре "ва-банк" стараются  провоцировать само Небо: идеологией, террором, несметными человеческими жертвоприношениями во время войн. Нужно понять их методы и способы действий, чтобы не стать соучастником мистерий уничтожения.



                                                      *                   *                    *



В немецком издании этой книги глава 15 была подвергнута цензуре и сокращена. При этом издательством было дано следующее разъяснение:

Принимая во внимание современное правовое положение (в Средней Европе. — Авт.),  редакция побудила автора значительно сократить данную главу. Указанное правовое положение имеет свой первоисточник в "Лондонском статуте" от 8 авг.1945 г., послужившем основой для проведения международного трибунала в Нюрнберге, об истинном происхождении которого сказано в главе 13 настоящей книги, где цитируется сообщение председателя международного еврейского Конгресса Наума Гольдмана. Среди разработанных в Лондоне параграфов указанного статута особого внимания заслуживают 19 и 21. В параграфе 19 записано: "На трибунал не распространяется правило доказательства (вины  — Авт.), он должен широко  применять быстрый, а не формальный метод и допускать любой, служащий доказательству материал, который он сочтет важным". Параграф 21: "Трибунал не обязан требовать доказательств для  общеизвестных фактов, но должен, в силу своих обязанностей, принимать их к сведению: это распространяется на официальные документы, приходящие из комитетов, учрежденных в различных  союзных странах для расследования военных преступлений, а также протоколы и решения военных  и других судов какой-либо из объединенных наций". Впоследствии на основе Нюрнбергского процесса был исторически-юридически установлен размер массового уничтожения евреев. Официально выраженное сомнение в этих "общеизвестных фактах" карается в ряде европейских стран законом. Соответствующая норма наказания введена и в швейцарское законодательство. Швейцарский  бундесрат следующим образом обосновал это дополнение к уголовному кодексу: "Принимая во  внимание ложь Аушвица, поношение поминовения умерших было включено в состав преступлений. Это должно дать возможность поставить вне закона научно замаскированные работы так называемых ревизионистов. Дело здесь касается утверждений, что холокауст не имел места, что не было  газовых камер, что, во всяком случае, было уничтожено не 6 млн. евреев, а гораздо меньше и что евреи извлекают из холокауста финансовые выгоды. Этот род исторических компиляций является  предметом не только спора историков. За ними часто скрывается пропагандистская цель. ...С другой стороны, конечно, нельзя закрывать возможность серьезных исторических исследований, в т.ч, и XX века. Как уже упоминалось, к научным работам следует прилагать специфические, признанные в соответствующих кругах специалистов масштабы". В задающем ориентировку бюллетене объемом в 70 страниц  Комитет сторонников принятого закона  заявляет,  что "утверждения" о лжи Аушвица "представляют собой опаснейший наконечник  стрелы антисемитизма", что этот "антирасистский закон заполняет пробелы в уголовном кодексе"(стр. 41 и 46). Комитет далее успокаивает швейцарцев, боящихся преследований по политическим  убеждениям, поскольку в законе дано заверение, что "распятия и рождественские игры остаются незатронутыми им". Поскольку отношение к информации в бывшем СССР отличается от западного, то в данной  главе были сделаны некоторые сокращения. Однако мы надеемся, что читатель и в этом случае все же сможет следовать за мыслью автора. (Прим. peд).

Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru