18. Россия в противостоянии "евразийцев" и "атлантистов".

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

АНТРОПОСОФИЯ НА СКРЕЩЕНИИ ОККУЛЬТНО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ТЕЧЕНИЙ СОВРЕМЕННОСТИ

18. Россия в противостоянии "евразийцев" и "атлантистов".

18.   Россия в противостоянии  "евразийцев" и  "атлантистов".

С тем,  что  "перестройка", как и  "революция" 1917 г., задумана в оккультных братствах Запада, а потом  "импортирована" в Россию, — спорить станет лишь наивный  человек или тайный сторонник этой акции. Я уже подчеркивал, что правая оппозиция   публикует много правдивой информации; нужно только уметь отделять ее от  "плевел". В правой печати можно часто прочесть высказывания старых вождей политического масонства, которые бросают свет на предысторию ныне происходящего.

Альберт Пайк, вероятно входивший в круг оккультной аристократии высших градусов, в 1871 г. говорил:  "Для полного торжества масонства понадобится три  мировые войны;  в третьей из них будет уничтожен мусульманский мир, после чего  мы спровоцируем гигантские социальные потрясения,  которые покажут гибельность  безверия. ...мы уничтожим одновременно и христианство, и атеизм".  В 1923 г. на   общем собрании Великого Востока Франции был провозглашен тост:  "За будущую Всемирную  Республику — дочь всемирного масонства!"  Известно высказывание  Папюса: "...революции — это применение конституций лож к обществу".

Подобных свидетельств можно собрать не десятки, а сотни. Я  заранее согласен,что многие из них появляются из иезуитских источников, но нельзя забывать и другое, что  "...как правило, когда англо-американские посвященные говорят о Риме...ругают его, то говорят правду. ...И, опять-таки, Рим, говоря об оккультном масонстве, об орденах, говорит правду" (184; 22.IX).

Любые оккультно-политические силы, сделавшие себя инструментом в руках ариманических, люциферических духов или их новой разновидности — азуров, для достижения своих целей готовы прибегнуть к любым средствам. В одной из лекций  Рудольф Штайнер говорит об оккультных подосновах терроризма, о том, как с помощью душ, насильственно исторгнутых из тел, через специально подготовленных  медиумов узнают тайны из духовного мира, узнают о том, что хочет осуществиться  на Земле правомерно, и потом со знанием дела искажают здоровые импульсы развития. Той же цели служит и привязывание душ умерших к земному плану с помощью  мумификации трупов. [*Примеч. автора:   в Москве после долгих споров о том, что делать с мумией, к ней снова открыт доступ  "массам". Во всех событиях последних лет нет признака более зловещего, чем этот. Один кинорежиссер  сделал фильм о трупе Ленина и, даже будучи человеком не склонным к мистике, рассказал, какие  вмешательства (порой трагические) потусторонней силы испытала вся съемочная группа во время  работы над фильмом.] 

С помощью этих и подобных им средств в руки  "определенных людей"  вкладывают  "...тайну господства над массами... Это тайна — как именно над массами, которые мало заботятся о внешних событиях и тем не менее имеют  спиритуальные  задатки служить подготовлению шестой послеатлантической культуры (т.е. речь идет   о России. — Авт.), как над этими человеческими массами осуществлять абсолютное  господство, как способ господства над ними дать в руки небольшого числа отдельных людей" (178; 6.XI) В этих словах дана отгадка всего происходящего с нами. Господствовать над народами, имеющими большую духовно-историческую миссию, непросто. Когда их  пытаются  "взять в лапы", они  "жгутся". Поэтому, подобно тому, как ведет себя черт  в повести Гоголя, их, как горячий уголек, перебрасывают из руки в руку. Конечно,  под нечестивую затею подводятся разные  "глубокомысленные" идеологии, типа той,  в которой говорится, что устаревшее римское папство следует заменить англосаксонским, и ему поручить опекунство над славянами. Но необходимо, советует Рудольф Штайнер, понять, способны ли эти идеологии приносить пользу человечеству? Если нет, то их нужно исправлять (173; 17.ХП).

Переход папства из одних рук в другие, дело непростое. Когда эксперимент 1917г.,  проводившийся под руководством западных тайных обществ, стал выходить из-под  контроля —"уголек" начал жечься, — его передали на  "доработку", "остудить", иезуитам. Что-то подобное повторяется и теперь. Поэтому не исключено, что нас ожидает еще один суровый период  "военного коммунизма".

Имеется одна интересная деталь. Крупнейший апологет паневропейского единства граф  Коденхов Калерги [*Примеч. автора:   Еще в 1922 г. им создано паневропейское движение (Paneuropa-Bewegung). ]   все свое обоснование его необходимости строил  лишь на одном аргументе. В одной из своих  книг, изданной в конце 60-х годов, он  пишет:  "Перед Европой стоят две альтернативы ...либо Европа свободных людей  в союзе свободных государств, либо коммунистическая  Евразия (выделено мною.— Авт.) без свободы". ( *59 ) Симптоматично и другое, что Советский Союз он считает  "церковным государством", в котором правят  "коммунистические кардиналы". Мы теперь знаем, что это не метафора, что так оно и было на самом деле. Но  кроме "красного папства" всегда существовало и нечто другое, а именно "агенты  влияния" западных братств, о чем хорошо знал Калерги. Его вообще полезно читать, зная, что в оболочку популярно излагаемой идеологии он заключал конкретные сообщения о планах тайных обществ, в которые, несомненно, был вхож. И вот он пишет: "В истории все возможно, в том числе и низвержение коммунизма. Однако и после свержения коммунизма в России нет  ничего  более невероятного, чем  триумф свободы. Наследие коммунизма там, скорее всего, превратилось бы в  военную диктатуру (выделено мною. — Авт.), которая для Европы столь же  опасна, как и коммунистическая мировая революция". ( *60 )

Выходит, что для объединения Европы под эгидой США (что проповедовал Калерги) насущно необходима угроза с Востока. И  "атлантист" Калерги уже давно квалифицировал ее как  "евразийскую". Так, за 20 лет до соответствующих публикаций  в газете "День" он писал: "На восточном горизонте Европы встает темное грозовое  облако: тень евразийской мировой державы от Лиссабона до Владивостока под гегемонией Советского Союза — конец европейской свободы".( *61 ) А сейчас мы наблюдаем, что в истории случилось  "невероятное": угроза с Востока исчезла, и тут же  пошло на  убыль  "послушание"  Европы. Не означает ли это, что, хотя бы в сильно  укороченном, "общипанном" виде, но "тень", угроза будет вновь восстановлена? Так  серьезнейшие симптомы заявляют о себе задолго до того, как проявятся в жизни. Богатая информация, всегда закрытая для нас на Востоке, открывает большие возможности для социального понимания на Западе. И там даже есть круг людей, ставящих себе задачу:  "Бодрственно стоять в современности!"  Но, похоже, их лозунг — не более, чем "этикетка" на социальном "снотворном". 

Евразийская идеология, какой ее теперь развивают "новые правые" в Западной и Восточной Европе, включает в себя три компонента: исламский, славянский (главным образом русский) и романский. О Китае и Японии говорится как о крайне желательных союзниках, но таковыми они станут лишь в некоем будущем; разговор о них пока беспредметен, поскольку евразийская идеология там  пока еще не пустила глубоких корней.

Что касается Германии, то, с одной стороны, признается ее заслуга в том, что  она первой  "бросила вызов"  "атлантизму", с другой — постоянно проскальзывает намерение держать ее на вторых ролях. Советские  "евразийцы" вместе с  "атлантистами" слишком долго и основательно делали из Германии пугало не только для взрослых, но и для детей. Перестроить психологию масс тут непросто. Даже  такой видный идеолог евразийства, как А.Проханов, всего год назад, выступая  против "перестройки", стращал  "сполохами" встающего над миром германского  военно-промышленного гиганта.

Отношение  "евразийцев" к России также не однозначно. Аллеи де Бенуа считает,что  "...именно в России должны быть заложены основы новой политической идеологии, идеологии XXI века".( *62 )   Другие рассматривают  "русский фактор" лишь как  элемент — хотя и очень значительный — западноевропейской, романской евразийской политики. Так, например, считает Гейдар Джемаль — политический советник   председателя Исламской партии возрождения бывших среднеазиатских республик  СССР. Европейские правые, пишет он, имеют огромный опыт изучения России; им  занимался еще Жозеф де Местр. У них есть "тщательно разработанная теория России". В России же нет  "рабочей теории Европы".( *63 )  По поводу второго утверждения Джемаля хочется заметить: это еще как сказать! Ее, может быть, нет лишь в новой  идеологии евразийства и то только потому, что она по замыслу должна быть романоцентристской, о чем откровенно заявляет Жан Тириар. Что же касается  "красногопапства", то там такая теория есть, и там собран  "огромный опыт изучения" не только Европы, но и Америки.

Еще большие расхожсдения обнаруживаются во взглядах  "евразийцев" на религию. Достаточно сказать, что подаваемый ими в качестве  "безоговорочного авторитета" барон Юлиус Эвола был резким противником Христианства, а другой  "авторитет" — Рене Генон перешел из Христианства в ислам. Такого рода  "подводные  камни" пытаются как-то обойти русские  "евразийцы". А.Дугин подает Генона как мыслителя,  "указавшего путь в Кали-Юге"; а поскольку мы живем в конце Кали-Юги (для  "евразийцев" она еще не кончилась), что  "...точно соответствует христианскому учению о прикоде Спаса непосредственно перед концом света", то, выходит, Генон был бессознательным христианином. Принятие его идеологии не противоречит воззрению, что  "Христос, Солнце мира, истинный Бог наш — Бог России".( *64 ) Наравне с этим,  Дугин во что бы то ни стало хочет найти что-то общее у христианства с исламом. В исламских  хаджах, пишет он, говорится, что в конце времени явится  Махди, и тогда же явится Иисус Христос, что соответствует христианскому пониманию Второго  Пришествия (в физическом теле, разумеется. — Авт.).  "В войне Махди  (с Антихристом) именно Иисус должен поразить Антихриста-Дарджала". ( *65 )


Все это звучит достаточно сомнительно, но зато красноречиво показывает масштабы заново затеваемой игры. Тут речь уже идет не об  "историческом материализме"  и не о материализме науки в духе Бюхнера. Здесь все традиционные представления  приходится расширять настолько, что от них мало что остается. Оказывается, например, что  "новые культы Евразии" нельзя рассматривать, "игнорируя единый комплекс шаманизма", что своим успехом   Христианство обязано созвучию евангельской истории с  "мистериальными рудиментами шаманских представлений"( *66 )  и т.д.

Интересно, что "широта" евразийских взглядов на религию совпадает с "экуменизмом"  "атлантистов". Но тем и другим противостоит  "красное папство", вбирающее в себя в новых условиях православие, политизирующее его и доводящее его оппозицию католицизму до крайней религиозной нетерпимости. Не стоит удивляться,  поскольку религия всеми указанными мировыми силами используется как орудие в  оккультно-политической борьбе. Что касается  "новых правых", то в целом они тяготеют к неоязычеству с совершенно фантастическим  "экуменизмом" массовой одержимости нового и, в то же время, чем-то уже знакомого типа.

Под  "знакомым" я подразумеваю не только перепевы идеологических мифов  национал-социализма, но и то, о чем можно узнать только из Духовной науки.  Поэтому можно догадаться, что идеологи  "новых правых" почитывают Рудольфа Штайнера. Ничего невероятного тут нет, поскольку каждая сторона в оккультно-политической борьбе ищет не абстрактных, а реальных сил. Отсюда проистекает заигрывание с Христианством и, конечно, — с эзотерическим Христианством. Послушайте сами:

Мы родились на Востоке жестоком...

Мы под знаменем идем Зороастра...

Нас Готама наделил алебастром

Мудрый Мани одарил нас фаянсом...

Мы — великие сыны Чингиз-Хана...

Вспоминайте про затопленный остров...

Но судьба сейчас лежит на Востоке...( *67 ) [*Примеч. автора:  Я еще раз затрону тему "универсального оператора". Если следовать его логике, бояться быть скомпрометированным, то придется отказаться не только от исторической симптоматологии, но и от Духовнонаучного учения об эволюции мира. Собственно, даже быть христианином теперь "реакционно", а за разговоры о коренных расах, о Лемурии и Атлантиде в Западной Европе, того и  гляди, схлопочешь тюремный срок. ]


В этой "судьбе" в настоящий момент для магометан предопределено: "всем  следовать законам шариата и подчиняться законам шариатских судов"; для европейских народов определен  "возврат к центральной позиции Церкви в государстве", ( *68 ) а там... — так, вероятно, "евразийцы" говорят между собой, — там посмотрим, что со всем этим делать.

Идеологию"евразийства" отличает значительная методологическая глубина,  которая, правда, порой звучит комично. Например, в приходе к власти Хрущева  Дугин видит победу   "субъективно-кантианской линии" над господствовашей до того "тоталитарно-гегельянской" ( *69 ). Гносеологические корни евразийства он сводит к тезису: "Небытие во всех отношениях первичнее бытия". Ему вторит Г.Джемаль: "Отрицание — наиболее фундаментальная из всех реальностей". ( *70 )

Хочется  воскликнуть: бедный Гегель! Марксисты полтораста лет ставили его на голову, теперь "евразийцы" перекидывают с боку на бок. Главное же для тех и других, чтобы, не дай Бог, кто-нибудь не воспринял Гегеля стоящим на ногах. С такими  вещами шутить не позволено. И с оккультизмом, как"евразийцы", так и  "атлантисты", и  "коммунисты" оперируют самым серьезным образом, почему столь неприемлемы оказываемся для них мы, антропософы, возымевшие дерзость заниматься оккультизмом, не будучи  "встроенными" ни в какую из этих систем с их строгой субординацией и дисциплиной.

"Евразийцы" заявляют:  "...если религия не будет постоянно внутренне корректироваться чистым эзотеризмом, ее центральный объект " превратится  в идола, фетиш."— Но то же самое, — воскликнет иной антропософ, — утверждаем и мы! на что нам  отвечают: тем хуже для вас! — Почему? Да потому, что мы под  "эзотеризмом",  "корректирующим" религию, понимаем  эзотерическое Христианство, откровения Иерархий и Самого Христа, приходящие в мир через великих  христианских посвященных, а  "правые" и  "левые" имеют в виду темный, атавистический  "эзотеризм" тайных  обществ, орденов, лож.

Зная об этом, не будем обольщаться, читая о сожалении  "евразийцев" по поводу  того, что православные авторы критикуют  "инициатические доктрины", отрицают  тождество высшего Я  и  Бога. ( *72 )  Мы  действительно  вступили  в  новый мир,  когда широкий невод подводится абсолютно подо все духовные воззрения человечества, чтобы ни одна  "рыбешка" впредь не гуляла на свободе. "Новыми правыми" этот  "невод" маскируется верностью традиционализму, духовным ценностям прошлого; в  Германии они присваивают себе идеи  "консервативной революции". Они выступают за  "реставрацию мира Традиции", под которой понимают  "совокупность богооткровенных, нечеловеческих знаний". К ним ведет путь  "посвящения", как  "возвращение ума к вечному истоку" через реализацию  "адамического состояния", соответствующего  "Малым Мистериям" древних или   "алхимической работе в Белом" (А1bedo); а затем следует "восхождение выше себя", к Богу, что соответствует  "Большим Мистериям", или алхимической "работе в Красном" (Rubedo).( *73 ) Для ускорения  восхождения рекомендуется  прибегать к  дыхательным  упражнениям  хатха-йоги.

Рудольф Штайнер немало говорил о том, сколь много потеряло Христианство,  разрушив связь с Мистериями древности, не сумев их обновить Импульсом Голгофы. "Евразийцы" как будто бы намереваются поправить (!) эту ошибку, но способом  совершенно неприемлемым. Их заигрывание с Антропософией носит узкий и целенаправленный характер: лишь фрагментарно воспользоваться ее сообщениями, привести их в связь с атавистическим оккультизмом орденов и лож и напрочь исключить  всякие попытки понимания Деяния Христа, Мистерии Голгофы.

Поставив в центр замышляемой новой  "евразийской цивилизации" идеалы посвящения, ее идеологи черпают в том силу для своего социального радикализма,  который они открыто провозглашают  "реакционным". Средний человек современного мира, заявляют они, является жертвой  "контринициации" и инструментом  "мировой субверсии", будучи завербованным  "на тонком уровне" и поставленным   
"на сторону Ада". Такому человеку противостоит  "дифференцированный" или  "обособленный" (по терминологии Эволы) человек — "абсолютный контрреволюционер".  "Он объявляет Абсолютную Войну этому миру во всех его аспектах. Ему больше нечего защищать и нечего жалеть; он ничего больше не любит и ни перед чем не  испытывает чувство долга" и т.д.( *74 )  Иными словами, скажем мы, — перед нами человек люциферической бездны, противопоставленный человеку  "ада" материальной,  ариманизированной цивилизации. Однако  "евразийцы" настаивают на том, что такой  "контрреволюционер" есть дело  "Самого Господа". Но какого  "Господа" ? Он 
 бог  "оккультной войны сеньоров" за дело   "Традиции" в том мире, где все забрали  в руки   "гонимые дети диаспоры" и    "дети вдов".

Цель "контрреволюции сеньоров":  "Победа, Власть, Посвящение". Кто способен  выстоять против современного мира вплоть до апокалиптической   "тайны беззакония", тот сможет   "оседлать тигра" (термин взят из науки посвящения. — Авт.) современной  "диссолюции". ( *75 )

"Мир Традиции — это подчиненность социального духовному, и это духовное  выражается в образе  "имманентного трансцендентного", т.е. Божественного Короля, Героя, Императора. Ниже следует каста жрецов, потом воинов, потом ремесленников, потом рабов. Экономика подчинена имперской этике..." Высшая цель такого  общества и одновременно конечная цель всех традиционалистских обществ, — посвятительная реализация,  дарующая бессмертие и выводящая человека в ранг  "небесных сущностей", "ангелов", "богов".( *76 )

Таким образом, речь идет о прямой реставрации социальной структуры древнеегипетской культурной эпохи. В этом признаются открыто. И когда читаешь такое,  не хочется верить собственным  глазам. Но верить приходится, поскольку за  "новой"  идеологией стоит постоянно ширящееся движение, получающее поддержку во многих, если не во всех, странах Западной Европы. По своей внутренней природе движение представляет собой откровенное выражение оккультного латинизма в его противостоянии англосаксонскому миру. Иезуитизм выстраивает тотальную оппозицию  тайным обществам англо-американского мира, поскольку те от позиционной (холодной) войны, в которой они медленно, но верно проигрывали, перешли к широкомасштабному открытому наступлению.

Сейчас говорят, что положение в России напоминает 1917-й год. Оно напоминает  не только тот год, но и положение в Германии в конце 20-х — начале 30-х годов. Как   там, так и здесь происходит полный развал государства, промышленности, системы  финансов, крах института власти, инфляция, безработица и вдобавок — ширящиеся  гражданские войны. Что на этом фоне предлагают  "демократы", сулит лишь углубление кризиса. И  вот поднимается группировка с радикальной программой спасения  нации, но, по сути, на национал-большевистской основе.

Я уже говорил выше, что если бы в 1917-м большевики у нас проиграли, то, возможно, они победили бы в Германии, а у нас восторжествовал бы русский фашизм. [*Примеч. автора:  За недостатком места я не развиваю эту тему, но рассуждения мои не беспочвенны. Рекомендую посмотреть хотя бы книгу американского историка Джона Стивена  "Русские фашисты. Трагедия и фарс в эмиграции 1925—1945 гг.", Москва, 1992. ]  Теперь пришло состояние, когда большевики все-таки проиграли, но, так сказать, исторически. Они пришли к абсолютному ничто, и, сколь бы невероятным это ни  показалось, делается-таки попытка разыграть карту русского фашизма. Вспомнив  роман К.С.Мережковского, мы обнаружим, что вполне реально, практически ищутся все новые и новые способы для искоренения большей части существующего человечества, чтобы затем без помех заняться социальным дарвинизмом, искусственным  отбором для формирования человечества будущего. В этом плане, если бы удалось   столкнуть между собой англосаксонский мир с евразийским, то после того мало что   осталось бы на Земле. Но такой план неосуществим. Осуществимо другое. — Если  бы  "новые правые" захватили власть, то в России в ближайшие год—два пришлось  бы в ускоренном варианте повторить судьбу Германии. Несмотря на всю поддержку   западных идеологов, реальную силу  "новые правые" могли бы собрать только в Российской Федерации — в  "общипанном", вытянутом на тысячи километров странном   государственном образовании. Но если даже часть республик будет снова соединена, все они теперь колоссально подорваны экономически. Против них тут же была   бы создана мировая коалиция. Возникло бы что-то вроде иранской войны, в которой обнаружилось бы, что старые виды вооружения уже представляют собой металлолом. А затем последовал бы позор, расчленение территории и вечная, несмываемая вина. В этом смысле прав политолог С.Е.Кургинян, который, критикуя  "новых  правых" справа же, тем не менее пишет:   "Потом (т.е. в случае прихода их к власти) —спасение мира от   "фашистов", интервенция, восстания внутри страны, и тогда уже   денацификация по-германски плюс разделение страны".( *77 )

Такая перспектива представляется вполне реальной по целому ряду причин. Впервую очередь, нужно опять вспомнить о глубинном, сущностном родстве иезуитизма с американизмом. Многое из того, о чем говорят  "новые правые", само по себе   оказывается достаточно красноречивым. Так, например, Жан Тириар, бывший (он  недавно умер) лидер общеевропейского движения   "Южная Европа", друг Эволы и  Чаушеску, советовал правым пойти на хитрый маневр и подписать Маастрихтские   соглашения.   "Пусть себе европейские торгаши, — так заявил он, — готовят постель,  но спать в ней будут отнюдь не они". ( *78 )   (Интересен образ  "постели" и  "сна".) Остроумно, конечно, но не ново. Это все та же старая тактика иезуитизма заходить масонам в тыл и изнутри захватывать власть. Беда только в том, что в обоих случаях  всякое такое  "сугубое экспериментирование" с мировой историей служит целям все  одной и той же силы. Тириар этого даже не скрывает. Будучи, в отличие от Калерги,  сторонником объединения Европы от Дублина (а не от Лиссабона) до Владивостока, он полагал, что в такой Европе говорить будут на одном языке — на  "английском, а на фуражках будут носить одну-единственную звезду, но не желтую, а красную ( *79 ). Он также был сторонником создания четырех-пяти автономных континентальных блоков, в чем поумневшему человечеству следовало бы без труда разглядеть намерение вернуться к концепции трех мировых сверхдержав, описанных Орвеллом в его антиутопии.

"Новые правые" выступают за альянс с коммунистами. Стойкерс пишет о том, что в антиамериканских демонстрациях во время войны в Персидском заливе  "новые правые" выступали бок о бок с Роже Гароди и даже Жоржем Марше. Однако  здесь, надо заметить, они наталкиваются, так сказать, на большой   "кукиш". Большевизм — это не Веймарская республика! Весь современный иезуитизм с его люциферизированными расовыми теориями, сакральными империями и прочим, является   лишь составной частью той силы, что возникла на востоке Европы в результате  "социалистического эксперимента". В настоящее время идеология большевизма лишь  
отчасти совпадает с идеологией  "новых правых", но дух ее иной. Здесь, не без основания, понимают,  "...что под видом новой патриотической идеологии против России ведется беспощадная идеологическая война и что два этапа этой войны — сначала либеральной, потом фашистской — взаимоувязаны и что война, которую Запад  навязывает патриотам под видом борьбы с Америкой и либерализмом — это игра  все того же Запада..."( *80 ) [*Примеч. автора
Так пишет С.Кургинян в статье  "Если хотим жить", в которой он пытается  "образумить"  "новых  правых". Статья была опубликована в газете  "День", но только исходя из того соображения, что было бы хуже, если бы Кургинян опубликовался  где-нибудь у  "левых", поскольку он — "правый".]  


Конечно, маскироваться, идти на полупризнания в новых условиях должны и большевики. Делать это не сложно. Когда они заявляют, что действия реформаторов представляют собой  "...механизм самоуничтожения России, а вовсе не коммунистической системы — ее можно было демонтировать незаметно, без шума" ( *81 ), то это ведь  сущая правда, однако не вся. В подновленных  выражениях далее подаются все те жестарые идеологемы большевизма об извечном враге России — Германии, о  "прогнившем",  "обреченном" Западе и т.д.  "Фашизм, — пишет Кургинян, — это извращение высоких измерений человеческого бытия, удушаемых прагматизмом, сциентизмом и мещанством современного Запада. Это карма западной цивилизации ( все  они — атеисты, марксисты и проч., оказывается, еще и оккультисты. —Авт.)... Это утверждения тьмы (Тамаса) по отношению к свету".( *82 )  "Свет" же, надо полагать, находится у тех, кто  "сломал хребет" нацизму — у большевистской России. [*Примеч. автора: См. дополнение в конце главы]   И большой грех, сетует другой единомышленник Кургиняна, совершают те, кто проводит  кампанию  "по дискредитации маршала Жукова, канонизированного в народном сознании " (выделено мною. — Авт.). ( *83 )   А в общем и целом, по мнению представителей   старой идеологии,  "не о борьбе с коммунизмом здесь идет речь, а о разрушении тех   архетипов коллективного бессознательного, которые определяют культурный генотип русского народа (и большинства других народов СССР )". ( *84 )
          


  Все в заявлениях подобного рода красноречиво и значимо. Они обнаруживают тот глубинный слой советской идеологии, который Г.Климов описал в  "Протоколах советских мудрецов". Об этой книге трудно говорить с тем, кто ее не читал.  Она, на мой взгляд, является некоего рода  "катехизисом" той наползающей на   мир неслыханной религии, за которой стоят инспирации азурических духов. Эта,  я бы сказал, самая безобразная в истории человечества  книга образует противополюс Библии. И написана она особым образом. Ее автор сам является представителем той религии. Он пишет будто бы стоя на позиции критиков советского   режима, и одновременно как бы говорит им: вы критикуете его слабо, поверхностно. Сейчас я покажу вам кое-что такое, перед чем поблекнут все ваши худосочные упреки. И, действительно, показывает нечто потрясающее, а вслед за тем снова  как бы вопрошает нас: но, согласитесь, ведь все это правда? Выводы  "черной профессуры" подтверждает статистика, опыт. Плох род человеческий, а не мы — "тайная государственная полиция новой молодой России". Мы со времен святейшей  инквизиции спасаем человечество от деградации, сжигаем и отстреливаем тот контингент, который становится одержим, как сказано в Евангелии,  "легионом" демонов.   "Марксизм нужен нам только как инструмент внешней политики". Мы  учимся,   "когда надо",  "мыслить психоаналитически".

Об одном из  "черных профессоров", архиепископе Питириме — "в миру генерале  госбезопасности" — Климов говорит так:  "Это глава ордена советских иезуитов. И правая рука нашего Красного Папы... Как полагается в настоящей хорошей инквизиции".( *85 )

Человечество постоянно недооценивает свое прошлое. Считают, что, уничтожив от  имени Христианства сотни тысяч людей и даже не раскаявшись в этом, католицизм может жить дальше как позитивная сила. Или считают, что тайные обшества Запада, истребив миллионы людей в Восточной Европе, теперь могут выступать в качестве ее благодетелей. Нет, единственный истинный плод политического романизма и британизма— это  "красная инквизиция" большевизма, черная азурическая ложа, использующая в  церемониальной магии мумии своих вождей-магов. Возможно, сказанное звучит несколько устрашающе, но куда страшнее сама реальность такой власти.

Что особенно впечатляет в  "Протоколах" — это необыкновенная проницательность, интеллектуальность человека-зверя, который бездушно  "умен", что по  человеческим  канонам является безумием. Да, это секта политиков-магов, творящих  ритуальные убийства, шагнувших за черту  "второй", душевной смерти. И они в своей   сути образуют симбиоз люциферизированного иезуитизма и ариманизированного  масонства. Советский большевизм это духовный феномен, который   невозможно  устранить политическими методами, да и некому его устранять, поскольку инициаторами  "перестройки" выступают все те же нечестивые  "родители" своего отпрыска-монстра, который   готов   пожрать их самих, им же, как он считает, во благо. Сейчас  "отпрыск"  вцепился  в православие, выступает в качестве единственного защитника   национальных   интересов России. Но Россия для него не более, чем  "Парагвай" для  отцов-иезуитов. Как существо демоническое, — он   "перевертыш", способен принимать любые обличья, паразитировать на любом этносе.

А что представляют собой  "освободители" России от большевистской диктатуры? Что все они сплошь  "атлантисты", — это нужно принять как аксиому. Рассмотрим их природу на одном примере. Много лет диссидентское движение в России поддерживала, как они сами себя рекомендуют,   "свободная радиостанция  "Свобода",  финансируемая Конгрессом США". По мере того, как шла у нас перестройка, перестраивалась и радиостанция. В конце концов там, где многие годы нам виделся  "лик"  свободы, высунулась ханжеская  "рожа" темного политиканства. В последнее время  оттуда для нас регулярно передается программа под названием  "Русская идея". Звучит она как будто бы с другого полюса по сравнению с нашими  "новыми правыми"  и просто  "правыми", речь же в ней ведут о том же самом, учат нас  "мыслить психоаналитически". [*Примеч. автора:  "Новые правые" отдают Фрейда левым, а себе берут Юнга.  Юнг, утверждают они, не ученик Фрейда, его, якобы, можно уподобить Мерлину, "...он открыл одну из самых разрушительных троп посвящения и жил  "погруженный в индоевропейское бессознательное". (Большевики, в отличие от него, погружены в   восточноевропейское  "бессознательное"!) Сам  Юнг  в 1936 г. в газете "Observer" писал:  "Немецкая политика... это откровение через посредство Гитлера. Он — Голос Богов. ...Члены  СС постепенно превращаются в правящую касту господ. ... Без аристократического идеала невозможна стабильность". После 1945 г. Юнг, конечно, струсил и дал  "задний ход". ]    
   — Если вы, недоумки, — говорят они нам, — научитесь это делать,  то  сами поймете, что вся ваша культура, от Пушкина до Солженицына, создавалась  параноиками, явными и скрытыми гомосексуалистами и т.п. — Комплексы   "Эдипа",  "Электры" в передачах радиостанции навешиваются всему духовно ценному в   нашей культуре; делается  это с такой же легкостью и научной  "глубиной", как и в  "Протоколах советских мудрецов".  И как "мудрецы" не останавливаются  перед сокрушением кумиров пролетарской диктатуры, с помощью  "метода" д-ра Фрейда показывают "легионерский" характер Маркса, Ленина, Сталина, так и  "либералы" радиостанции  "Свобода" критикуют их с тех же позиций, добавляя при этом:  "ради  освобождения от большевизма можно пожертвовать русской литературой, которая  кончилась!"  Причем тут русская литература? и почему ею нужно жертвовать? — такие вопросы, по мнению работников радиостанции, обнаруживают  "реакционную"  природу  спрашивающего.

Стоит труда посмотреть на лица работников радиостанции, то и дело появляющиеся на постсоветском телеэкране: напыщенные, тщеславные, а главное — зловещие, насквозь пропитанные темным духом политических кулис. Уже одним своим видом люди эти красноречиво демонстрируют, что такое  "черная магия" журнализма. Их манера проводить интервью с политическими противниками сильно   напоминает знаменитые  "тройки" эпохи сталинизма — суды, состоящие из трех  человек, которым были даны безграничные права творить скорый произвол над   кем они только пожелают.

Казалось бы: всего-то — журналисты! Но их у нас боятся все, даже правые националисты, которым, вроде бы, сам черт не брат.

Но если таково последнее слово свободной прессы свободного демократического  мира, то сокрушение большевизма в СССР на самом деле означает его эскалацию!

Никакого казуса во всем этом нет, если мы поймем единую материалистическую  основу всех оккультно-политических течений нашего времени, ягвеизацию цивилизации во всех ее проявлениях. Фрейд и Юнг заложили краеугольный камень в методологию оккультного материализма. Поэтому без них не могут обходиться ни  "правые", ни  "левые". Но кроме  "родства" их разделяют, разрывают и полярные, непримиримые противоречия, коренящиеся в природе Люцифера и Аримана. Поэтому  ничего, кроме разрушения, они с собой не несут, а то   "примирение", которое им сулит азурическое нашествие, оно хуже смерти.

Обратимся снова к Рудольфу Штайнеру, чтобы не потерять ориентир в страшной   круговерти идеологий. Он говорит: ".. .если духовнонаучный импульс не пронижет мир,  то Восток постепенно станет совершенно неспособен развивать собственное хозяйство, развивать хозяйственное мышление. В таком случае Восток смог бы производить  лишь то, что связано с непосредственной обработкой почвы, с непосредственной переработкой природных ресурсов с помощью инструментов, которые ему давал бы Запад. А   все то, с чем хозяйствуют, исходя из человеческого разума, развивалось бы тогда на Западе. С этой точки зрения (мировая война)... есть не что иное, как начало тенденции ... Восток хозяйственно пронизать Западом, т.е. Восток сделать такой областью,  где люди работали бы, а Запад—где распоряжались бы тем, что Восток будет вырабатывать как природные ресурсы. — Что касается границы между Востоком и Западом,  то она пока точно не установлена; здесь имеются разные варианты.

И пойди нынешняя тенденция дальше, не будь она пронизана духом... весь   Восток стал бы объектом хозяйственной экспансии Запада. И этот  ход развития  рассматривался бы земным человечеством как нечто данное... совершенно справедливое и само собой разумеющееся. И нет иного пути избежать того, чтобы половина  человечества была превращена в илотов, используемых для другой половины, как только пронизание этой тенденции с большим трудом вырабатываемой всеобщей духовностью". Однако люди не склонны, заключает Рудольф Штайнер, вникать в подобные вещи. Для самооправдания они спрашивают: А что изменится оттого, что я узнаю, как Восток пронизывается хозяйственной жизнью Запада? (191; 14.XI).

Что тут можно сказать в конце XX века? — Что именно таким образом все и происходит, что откровенным  разговорам "новых правых" о "сеньорах" и рабах вовсе  не противостоят дела  "левых", окончательно превращающих Россию в экономическую колонию Запада. Почему окончательно? — Да потому, что то же самое делали и   большевики, прячась под маской непримиримой конфронтации с Западом.

[*Примеч. автора:    Однако нельзя, как и во всем прочем  у нас, не учитывать некую  "специфику" положения. Она на  каждом шагу показывает, что русские условия жизни коренным образом отличаются от западно-европейских, что западные абстрактные представления окрашиваются у нас более спиритуальным отношением к жизни, отчего все западные безобразия, будучи перенесенными к нам, получают более отталкиваюший вид.  В одной из демократических газет были опубликованы некоторые результаты социологического исследования, проведенного в среде так называемого (почти уже официально)   "класса новых   русских", — в среде миллионеров. Обнаружилось, "...что в большинстве семей ситуация похожа на ту, что Островский описал в пьесе  "Гроза". Бесправная жена находится под постоянным контролем со   стороны сурового мужа и свекрови-"кабанихи". ...Основной отдых мужа — развлечения с любовницей  и выпивка. Нравственность жены при этом блюдется в предельной чистоте. Статус любовницы почти  везде утвержден официально, и жена обязана с этим мириться, но в большинстне семей по отношению к  счастливой сопернице зреет страшная ненависть. Что вполне объяснимо — нормальной советской женщине, не прошедшей школу гаремного воспитания, переносить это почти невозможно".

Но насколько"счастливы" соперницы? Во вновь создаваемые частные фирмы они сплошь и рядом  набираются на должность секретарш-проституток: работниц  "нового профиля", порожденного процессом нашего  "освобождения". Часто требуется еще знание иностранного языка. Что ни говори —живем в эпоху всеобщей образованности и интернационализма! В официальных объявлениях о найме  на работу слово  "проститутка" прозрачно вуалируется выражениями типа:  "требуется незамужняя  женщина",  "не занятая по вечерам" ("новые русские" работают не покладая рук),  "с привлекательной  внешностью" и т.д. Все прекрасно понимают, что означают выставленные требования. С телеэкрана не  сходят рауты, банкеты, приемы, презентации, благотворительные вечера, на которых нувориши присутствуют со своими  "секретаршами". Их же используют в рекламе, и т. п. Что больше всего обращает  на себя внимание, когда видишь таких женщин, — это их  личностное развитие, остановившееся   где-то  на   возрасте   5—7 лет.  Прошу при этом не путать с Набоковскими  "нимфетками". Тут речь действительно идет о чем-то просто фантастическом, о парадоксальном, я бы сказал, о  "порочном пороке". Не за  страх, не столько корысти ради, а за совесть, за  "честь" быть принятым в какое-то более  "высокое"  состояние бытия нувориш   чтится секретаршей и женой прямо-таки как некий  "жрец"   "денежно-валютной спиритуальности".

Религиозное почитание, "тантрический бизнес" растет в среде  "класса новых русских" (национальность при этом не имеет значения), по ошибке называемых ничего не значащим словом  "предприниматель". Такое, по сути говоря, было и прежде, и номенклатурщику-партийцу по неписанному закону  полагалась своя  "секретарша". Но прежде это скрывали; теперь — выставляют напоказ. Что касается  самих нуворишей, то для них дело состоит не только в том, чтобы получать обслугу от безличных существ. Они сами, как личности, лишь на немного превышают нулевую отметку и потому даже женщина  легкого поведения, но обладающая характером, для них неприемлема, она способна их подавлять. Настолько измельчал даже порок. 

В "новый класс" все шире, также на правах обслуги, проникает парапсихология, экстрасенсорика.

 Живущим в России беда неминуемая грозит сразу с двух сторон. Рудольф Штайнер предупреждал:  "Разве не видно, даже при поверхностном взгляде, нависающую  угрозу, что уже долгое время восходит с Востока? ...в лоне Востока пребывают  ужасные силы, и можно видеть, что в том виде, в каком они о себе заявляют, они  намерены разбить, разрушить европейскую культуру. В какой мере это произойдет,  можно теперь только догадываться" (159; 13.III).

Рудольф Штайнер также предсказывал, что Китай  "...разорвет оковы и затопит Европу спиритуальностью, которая является наследием (аж) древней Атлантиды" (158; 11.IV). В Японии   "...подготовляется империализм, который станет   намного мощнее, чем тот, который имели современные империи". Рудольф Штайнер процитировал в лекции гимн, опубликованный в одной японской газете. В  нем имеются такие слова:

"Для господства, Япония, ты рождена...

Разорванная ненавистью и слепой яростью

Утонет Европа в собственной крови..." (174; 8.1).

В антропософских кругах на вещи такого рода смотрят теперь иначе.  "Во времена  Рудольфа Штайнера, — заявляет Р.Римек, — еще имелась так называемая   "желтая опасность"; мы больше не говорим о   "желтой опасности", мы говорим об опасностях, исходящих из так называемого третьего мира".( *86 ) Однако ей, как историку, подобало бы  знать, что на Востоке всерьез обсуждается японоцентристская система   "Рах Japana".  Например, пять лет тому назад редактор одной из гонконгских газет писал:   "Некоторые японцы рассматривают Европу как ателье мод, Америку — как ферму или склад   зерна, Австралию — как карьер полезных ископаемых". Далее в статье приводится  высказывание  ведущего токийского политолога Наохиро Айяма, который рассуждает следующим образом:  "Предположим, что существует некая  всемирная  корпорация, где США выполняет роль президента, а Япония — вице-президента. Случаются ситуации, которые неприятны для  "вице-президента". Но выбор таков: либо продолжать   поддерживать  "президента", либо занять его место, обзаведясь ядерным оружием и  создав универсальную идеологию. Поскольку мы не можем пойти по этому пути, Япония должна слушаться  "босса", хотя его указания временами звучат неразумно". В  Японии, продолжает гонконгский редактор, размышляют также о том, что делать, если  "упадок США пойдет слишком быстро"  и Японии самой придется беспокоиться о безопасности и вообще бороться за  "место под Солнцем" и т.д. ( *87 )

Политикам, историкам противопоказано иметь  "короткое дыхание", когда они  берутся судить о больших, мировых отношениях. В 1917 году, в условиях военного  времени, когда велась мировая война Германии с Россией, Рудольф Штайнер говорил:  "Россия — может ли она разоружаться? — Нет, и об этом не может быть даже  речи, ибо за нею стоит Азия и, разоружись Россия, то исчез бы вал, сдерживающий  напор народонаселения Азии, которая, совершенно очевидно, разоружаться не будет; об этом тоже не может быть и речи" (174; 6.1).

Не исключено, что Россию не станут разрушать до основания, в ней сохранят некий резерв сил, но не для того ли, чтобы она сыграла роль "камикадзе" в грядущей  войне между Западом и Востоком? Если подобное когда-то случится, то его истоки  надо будет искать, так сказать, в  "малом" восточно-западном противостоянии, где  роль Востока играет Россия.

Уча своих слушателей исторической симптоматологии, Рудольф Штайнер разъяснял: обратите внимание на то, как   во Франции импульсы свободы, равенства, братства жестко сталкиваются с тем, что живет в Римском католицизме. Посмотрите, как чувствует себя клерикализм в социальном экспериментировании левых республиканцев во Франции и т.д. — Во всем этом живет внутренняя духовная сверхрадикальная оппозиция ко всему, что воплощено в англосаксонском масонстве. Если с   одной стороны выступает   "посвященный римский католицизм", то с другой — течение тех тайных обществ,   "которые представляют собой ариманическое течение". Во   Франции все разыгрывается в области некой диалектики, дискуссии. В Англии же   главную роль играет вопрос о власти. В англо-американском мире склонность к духу   движется через   "сверхматериализм" (204; 1 .V).

Все это, собственно говоря, и обнаруживается теперь в России в борьбе между "евразийцами" и"атлантистами", что я уже достаточно проиллюстрировал. Несмотря  на острейшие противоречия, их объединяют плохие оккультные союзы. Что  "полярные", что "Туле" [*Примеч. автора:  Утверждают, что такое название имел главный город в легендарной Гиперборее. Но мы знаем,  что в эпоху древней Гипербореи вся Земля еще пребывала в тепло-воздушном состоянии. О каких городах тогда можно было говорить? ], "Танцующая смерть" или "Scull and Bones", — во всех них  "... ищут  связи с Ариманом и Люцифером. При этом на людей стараются действовать так,  чтобы вызвать в них вожделенным для них образом видения, вызвать видения через  внутреннее воспламенение.

А то, что в подобные плохие оккультные круги вносится сознательно, что вносится как союз с Ариманом и Люцифером, — это, естественно, трактуется как-либо  иначе, при том условии, что Люцифер и Ариман действуют в подсознании людей" (170; 28.УП).

Деятельность в подобном духе, исходя от разных сторон, нередко взаимно перекрещивается. Когда она принимает преступный характер, политические противники пытаются свалить вину друг на друга. Но мир от этого ничего не выигрывает. Например, вот уже пятьдесят лет нам рассказывают стращные истории  об экспериментах нацистов над людьми. В последние годы открылось, что еще  стращнее экспериментируют над людьми в Советском Союзе, при этом связи подобных  "научных" кругов уходят куда-то в англосаксонский мир, где еще в 1912  году была основана новая наука —"евгеника". Добавим сюда выводы психиатрии и психоанализа о том, что все гении — больные люди, и тогда станет понятно, как мало фантазировал русский писатель К.С.Мережковский, и откуда взялось научное обоснование  "высшей социологии" большевизма, о которой мы узнаем из  "Протоколов советских мудрецов".

Наконец, что касается самого  "социалистического эксперимента", который проделывают с нами, то он, как теперь любят выражаться,  "комплексный". Руководство  Запада, говорит Рудольф Штайнер, проступает в нем ясно, и не только потому, что Ленин и Троцкий — духовные ученики ( я бы еще добавил — оккультные. — Авт.) Запада, но самым непосредственным образом: под надзором Парвуса-Гельфанда их  в запломбированном вагоне импортировали в Россию. [*Примеч. автора Только теперь вслух  заговорили о том вагоне, но прежде ни на Востоке, ни на Западе об этой  политической тайне никто не смел и заикнуться на страницах широкой печати.]
"Что хотят сделать с восточно-европейской культурой?" — спраiивает Рудольф Штайнер и дает такой ответ:  "Там пытаются все то, что является человеческим, что как человеческое воплощено в человеческую телесность, исключить и Люцифера и Аримана сплести в одной культуре. [*Примеч. автора: Я лишь напомню здесь о том, что было сказано выше по поводу  выступления азуров.]     Стань это сегодня действительностью на Востоке, и тогда из артельной  работы Люцифера и Аримана выступило бы творение, в котором было бы исключено все полезное индивидуальному человеку, и это творение в люциферически-ариманической культуре было бы, как элемент, вплетено в машину, во весь ход такой машины... которая безжизненна... Вплетенное в нее было бы человеческой природы, внутренне живым, проодухотворенным, но поскольку оно не может существовать в  просто люциферически-ариманической организации, то ему пришлось бы просто  погибнуть" (195; 1.1). 

Этим-то последним обстоятельством и вызвана перестройка. Она есть не более, чем попытка мировых  "хирургов"-евгенистов удержать подопытного  "кролика" на  лабораторном столе. Ибо — спросим себя — с какой стати станут вдруг отменять  "эксперимент", едва не доведя его до завершения? Проводится же он  "в интересах"  всего  "прогрессивного человечества". Он — не только наша беда.  "Троцкизм и ленинизм, — говорит Рудольф Штайнер, — означает заболевание всего культурного развития Европы" (301; 11 .V). Люди легко поддаются обману, когда их подвергают воздействию лишь одного супостата, а другой тем временем выступает даже в роли как бы противника, или когда один из них или они оба  "меняют кожу" и т.д. Человека,  далекого от всякого спиритуализма и оккультизма, тут и спрашивать особенно нечего. Иное дело те, которые знают об  "артельной работе" супостатов. Тогда нужно  постоянно иметь в виду не только Восток и Запад, но всю христианскую цивилизацию и все силы, противостоящие ей. Тогда мы сможем понять, что  "...национализм (любой разновидности, разумеется) — есть люциферический облик антихристианства, а то, что заостряется в ленинизме и троцкизме — ариманический облик антихристианства. Это   "лопаты", которыми сегодня хотят вырыть могилу Христианству, —национализм и ленинизм. И повсюду, где совершается культ с национализмом и троцкизмом, пусть даже в ослабленном виде, там сегодня роется могила Христианству, там, для проницательного настроения, господствует поистине настроение Страстной Пятницы" (198; 3.IV).

Простоватые поклонники "михаэлита"  Горбачева  [*Примеч. автора:  А имеются и не  "простоватые", которые под видом собственного убеждения распространяют в нашей среде полученную в ложе установку заниматься апологией Горбачева. ]   возражают:  но ведь с ленинизмом-троцкизмом теперь в России покончено? В ответ хочется спросить их:   почему вы говорите об одной России? И с чего вы взяли, что покончено? — В   самом нашем Антропософском Обществе ведется пропаганда марксизма. А еще   постарайтесь все-таки прочесть   "Протоколы советских мудрецов" [*Примеч. автора: Антропософским бы издательствам заняться изданием   симптоматологической литературы. ]   — Там сами  марксистские   "мудрецы" признаются, что марксизм для них — всего лишь  "инструмент внешней политики", что тайную полицию  "новой (еще до"перестройки") молодой России" интересуют работы профессора Ломброзо, что она учится "мыслить психоаналитически" и т.д. — Так думаете ли вы, что люциферически-ариманический альянс полностью исчерпывается марксизмом?

Я не берусь утверждать окончательно, что в большевизме на социальном плане непосредственно выступает отставший дух Времени — Азур, но не сомневаюсь  в том, что дело здесь ведется в этом направлении. Большевизм у себя дома и в  Ватикане и в Вашингтоне. Не случайно те из американцев, кто был допущен к  тайнам кулис — Г. Киссинджер, Р.Никсон, Джорж Кеннон, — не раз заявляли, что Западу опасен не Советский Союз, а Россия.  Большевизм насаждает авторитарно-пасторскую форму управления массами и одновременно противостоит капиталистически-империалистическим устремления британизма-американизма, что  так близко целям посвященного католицизма. Одновременно он весь пронизан  материализмом и техницизмом, враждебен клерикализму, — что так мило англо-американизму. Западу необходимы природные ресурсы России, ее золотой запаси т.д.? — Пожалуйста! В этом никогда не было отказа ни при Сталине, ни при  Горбачеве. Ватикану антипатична  "ересь Фотия"? — Пожалуйста! Устраивается  такой погром церкви, какой невозможен даже при прямом   завоевании страны.   Но и на оккультном уровне,  как теперь выяснилось, и с ложами, и с орденами  большевизм способен говорить на одном языке. [*Примеч. автора:  70-е годы считаются темным временем холодной войны, конфронтации с Западом, а в это  время в стране ветвилась сеть лож американо-английской ориентации. О связях с Ватиканом рекомендую прочесть интересную книгу Ренаты Римек  "Moskau und der Vatikan", Basel, 1988.]    Но есть у большевизма нечто, принадлежащее только ему — это особый, азурический род посвящения, всецело  материалистический, обостряющий я-сознание настолько, что человек начинает жить в душе сознательной и тем не менее становится инструментом элементарных   духов подматериального мира. В таком посвящении выражается нечто, имеющее  планетарное, общечеловеческое значение, но всецело в негативном смысле; здесь   выражается анти-дух эпохи, а значит — Азур.

У Рудольфа Штайнера имеется одно необычайно значительное высказывание о природе азурических сил. В начале 1917 года, перед Февральской революцией в России, он рассказывал в целом ряде лекций об оккультных манипуляциях в братствах. Люди, подвергающиеся одной из таких манипуляций, носящей  характер ритуальной магии, при прохождении порога смерти лишаются возможности эволюционировать далее нормальным образом. Они не получают того,что душа должна получить после смерти от существ из Иерархии Ангелов. Вместо  этого ее пронизывает нечто принципиально другое.  "Она пронизывается тем, что приходит от отставших архаев, пребывающих, по причине отставания, на  ступени архангелов. ...Им полагалось бы быть Архаями, если бы они проходили нормальное развитие; но они отстали и потому пребывают на ступени архангелов. А это означает, что они до крайности пронизаны ариманическим. Необходимо иметь совершенно правильное представление о духовном мире, чтобы постичь все значение такого факта. Если с оккультными средствами стремятся такому  "духу народа" (в качестве Духов народов выступают Архангелы нормального развития. —Авт.) обеспечить мировое господство, то это значит, что  действие (оккультно-политическое, совершаемое в братстве. — Авт.) должно  достигнуть духовного мира, чтобы на место правомерного господства Архангела над умершими было поставлено неправомерное господство отставшего  архая, неправомерного духа времени. С помощью таких приемов достигается  ариманическое бессмертие" (174; 22.1) [*Примеч. автора:  А еще ведется борьба за души погибших в войнах, за их переориентацию в азурическом духе. Таков прафеномен отвратительной возни с ветеранами, имеюшей одну цель — не дать тем, кто когда-то рядом с ними прошел через насильственную смерть, работать из духа над оздоровлением нашего мира. ]

Таким образом, сходятся   воедино: отставшие духи эпох, времени, т.е. Азурас (древнее название Архаев), проблема бессмертия, мировое господство и ариманизация.  Продление жизни, над чем усиленно работают американские ученые и оккультисты,  является проблемой временного характера. Если она решается в ариманическом духе,  то необходим неправомерный, ариманизированный дух времени, т.е. азур. Будучи отставшим, он оказывается на ступени духа народа, но заявляет претензию на управление всей эпохой. Так азур, вынужденный действовать в отдельном народе, инспирирует претензию на мировое господство такого народа. Здесь следует искать исток  безумной идеи, что разрушает социальную жизнь человечества. Выступая в роли архангела, азур является двойником народа; в то же время, это не просто люциферический или ариманический двойник. Те являются существами, отставшими на ступени  архангела и ангела. Они действуют в описанной выше  "ягвеизации" народов, в их  замыкании в национальном, в сведении национального к родовому,  кровно-родственному. Иное дело азуры. Им,  как говорится, подавай все человечество. Они  "интернационалисты", но на ариманический, марксистский или панамериканский манер.

Почему для эксперимента была выбрана Россия? Кроме ряда других причин, —также и потому, что она    многонациональна, представляет собой как бы модель всего   человечества. По нраву азурам англосаксы, потому что это скорее раса, чем народ;  соответственно, и настроение там господствует одновременно и мировое, и эгоцентристское, и материалистическое. Отзвуки азурического настроения можно расслышать и в стремлении некоторых евреев быть не нацией, а расой,  хотя известно ведь, что их раса — это семиты.

В духовном мире одни существа  "состоят из" других, образуют их более высокое   единство. В Иерархиях такая форма бытия не лишает нижестоящие существа индивидуального сознания, напротив, одаряет их еще более высоким сознанием. По аналогии с этим, но в полярно противоположном смысле, можно сказать, что азуры"  состоят из  " люциферических ангелов и ариманических архангелов, образуют их более  значительное, но в отрицательном смысле, единство. А поскольку в азуре, как более "высокое", действует ариманический архангел, то и оказывается, что азур  "до крайности пронизан ариманическим".

Приняв все это во внимание, мы значительно глубже можем понять  "социалистический эксперимент", понять те серьезнейшие предостережения, которые делал по  его поводу Рудольф Штайнер, понять, почему для него потребовался посвященный,  отдавший себя во власть иной, чуждой всему развитию человечества космической  сфере, почему и после смерти он оказался  "живее всех живых", а созданная им система лишь наращивает культ мертвых, которых по этой причине чем больше, тем лучше, ибо тогда легче заполнить памятью о них все сознание живущих, но памятью в  чисто материалистическом смысле, чтобы не позволить умершим действительно помогать живущим на Земле. Легко понять и другое — претензию большевизма на мировое господство. Если в дело вступает азур, то оно становится неизбежным. Азурами был инспирирован большевистский интернационализм. И все-таки  "социалистический эксперимент"  в России  является  лишь подготовительной фазой, опытной отработкой другого, действительно мирового эксперимента, для которого в качестве  главного носителя избраны англосаксонские народы — представители души сознательной.  Русские мало годятся для такой роли. Поэтому большевистский интернационализм был насквозь пронизан духом изоляционизма.

Теперь, в конце столетия необходимо подготовиться к тому, чтобы встретить  азурический  импульс   выступающим  с  Запада. Вот почему важно видеть сущность панамериканизма и всех сопутствующих ему сил и движений.

Таковы предварительные наброски к значительнейшей теме современности. Чтобы глубоко и всесторонне разрабатывать ее дальше, необходимо систематически  развивать способность читать  "знаки времени", распознавать симптомы. Компромиссы с азурами — это ясно — делу тут не помогут.

Большевизм всегда будет враждебен Средней Европе, поскольку азурические существа испытывают к культуре Я еще больщую антипатию, чем люциферические и  ариманические. Вторая мировая война явилась колоссальным подспорьем для распространения культа умерших, поэтому ее  "дегероизация", к чему призывал Солженицын, для большевизма — острый нож. Но этого не хотят и  "левые".

Во многом беспочвенны обвинения большевизма в антисемитизме. Не следует  забывать, что Сталин стоит у   "колыбели" создания государства  Израиль. А ныне  эта тема у необольшевиков звучит так:  "Если евреи хотят иметь свое государство, то  Россия только заинтересована в этом. ...В этом государстве тоже будут разные элиты, там начнется своя политическая борьба. Ну и ради Бога: боритесь, воюйте, живите". Неприемлемо лишь одно:   "Мы будем протестовать, если вы станете действовать по-фашистски, но этот наш протест будет ровно таким же, как и при любых   других выявлениях фашистских тенденций в мире".( *88 )

Различия между левыми и правыми, конечно, существуют, однако их не следует  абсолютизировать. "Новой молодой"  России с ее  "психоаналитическим мышлением" противостоит  "новое", совершенно  "передовое" учение  "демократов"-перестроечников: фрейдизм! Одни противопоставляют Сталина Троцкому, другие —Троцкого Сталину, реабилитируют Бухарина, человека якобы порядочного, истинного  "марксиста"; за него выступают ниспровергатели коммунизма, апологеты реставрации капитализма как единственно"прогрессивной" экономической системы. "Кормчего" этой реставрации Гайдара спросили: а что сказал бы о вашей деятельности ваш дед, усердно отстреливавший врагов  "пролетарского государства"? Тот  ответил: я думаю, что дед не осудил бы меня; он бы меня понял! [*Примеч. автора Чтобы понять всю чудовищность такого заявления  Гайдара-младшего, необходимо прочесть документальную повесть Вл. Солоухина  "Мертвое озеро" ("Наш современник", №4, 1994), где собраны  документы, показывающие  "нравственный облик" нашего детского писателя, бывшего, как оказывается, патологическим убийцей. ]
  

Что ж, давайте и мы поймем все то, что лишь чисто внешне выглядит сущей галиматьей, а суть имеет одну, и суть та поистине страшная.  "Пойди дело так, — предупреждает Рудольф Штайнер, — как оно запущено в России, и Земля утратит свою задачу: тогда ее задача может быть изъята из Мироздания, Земля тогда ариманизировалась бы" (294; 22.VIII). Об этом следовало бы крепко подумать любителям легких комромиссов, ищущим в Антропософии все что угодно, только не ее саму. Велика, непомерно велика будет мера их ответственности за всякое слово неправды.

Социализм марксистского толка никогда не был родственен русскому народу,  "еще  никогда не сталкивались такие большие противоположности, как души восточноевропейцев и античеловеческий троцкизм-ленинизм" (182; 30.IV), пришедший к нам с  университетских   кафедр Запада. Он есть   "дитя" западного буржуазного общества. В   России он имел 2—3 сотни тысяч сторонников, которые сумели навязать его сотням  миллионов.  "И людям, чтобы отбиваться от этих ленинцев, требуется куда большая  сила, чем в свое время католикам, отбивавшимся от своих епископов" (198; 9.VII).

Что такое человек, спрашивает Рудольф Штайнер, в глазах  "Троцких" любого толка? —"Это ветхозаветный человек, который в наше время может только пригрезиться" (186; 8.XII). "Вильсон повсюду созвучен с Лениным и Троцким" (329, стр.234). А  если мы обратимся к нашему времени, то обнаружим, что панамериканизм, идеологию которого в России проводят заурядные продолжатели былых гениев зла — Ленина, Троцкого, — это все тот же вильсонизм. Блеф, да и только — будто бы Горбачев, Ельцин, Гайдар и вся их, как теперь говорят, "команда" — антиподы Ленина и Троцкого. Тут даже доказывать нечего, поскольку они сами о том говорят. Гайдар, я еще  раз повторяю, открыто утверждает, что его —"революционера-реставратора" капитализма (да, такие немыслимые понятия вводят в политический обиход обновители  России), — хорошо понял бы, т.е. одобрил бы дед — верный ленинец, троцкист и т.д.  Ну, а что делают те, которые даже не маскируются под   "антиподов" Ленина-Троцкого? Что делают старые и нео-большевики? Они теперь орут: Октябрьская революция была следствием жидо-масонского заговора, имевшего целью сокрушить Россию, лишить ее самостоятельности; но мы никому не отдадим завоеваний Октября!  Что это — шизофрения? — Ах, нет! Это диалектика по методу  "советских мудрецов". В ней упражняются и демократы. Опять сошлюсь на радиостанцию  "Свобода". Ее дикторы и комментаторы сетуют на жителей Брянской, Орловской областей  за то, что по их вине там у власти остается старая номенклатура.

— Население идет за большевиками, и ради чего? — вопрошают на радиостанции. — Подумаешь! Хлеб в тех областях втрое дешевле, чем в Москве! Но это же  чистая агитация. Да, правители там помогают детей устроить в школы, молодежи —поступить в высшие учебные заведения. Но ведь это же большевики! Разве можно  пользоваться их помощью, пусть даже в очень трудном положении? Глупый народ,  ничего не понимает!

Так рассуждают на радиостанции  "Свобода". А как нужно вести себя, чтобы не  вызвать нареканий от  "мудрецов"   "независимой радиостанции, субсидируемой Конгрессом США"? Я отвечу на этот вопрос в образной форме, суммируя их установочные идеологемы и ничего не добавляя от себя. — Нужно, скажем (чтобы нас не обвинили в садизме), защемить в дверь собственные пальцы и изо всех сил стараться открывать ее в ту сторону, куда она закрывается. Такого рода советами заполнен и  московский телеэкран. Бойкие журналисты выхватывают на улицах  "случайных" прохожих и вопрошают их: что вы думаете о возрастающих трудностях? Те отвечают:  ничего, потерпим, лишь бы была свобода! Высокие цены? (а они просто фантастические) — Зато в магазинах есть товары!

Никто уже не вспоминает, что еще несколько лет назад в ходу была подобная  же присказка: Трудности? — Потерпим, лишь бы не было войны. То была большевистская уловка; новая — от демократов. — На скорое улучшение жизни даже  не надейтесь! — успокаивают они. — Хотите быть свободными, боритесь за  существование; и пусть слабые погибнут.

Будущие поколения скажут (если будет кому сказать), что большевистская диктатура была последней, которая старалась скрывать свои злодеяния. После нее  зло выступило открыто и цинично. И это все то же старое зло, которое восторжествовало в мире с октября 1917 г. Идущая ныне по поверхности  "рябь" перемен  не затрагивает глубин. В глубинах же:  "Науку посвящения своеобразного рода имеет также и ленинизм. ...В ленинизме на поверхности человеческого развития работает расчет человека-зверя, расчет человеческой животности... Ленин, Троцкий и подобные им люди являтся инструментами ариманических сил. Это ариманическая инициация, которая принадлежит совсем другой мировой сфере, чем наша мировая сфера.  И эта инициация имеет в себе силу, способную смести с Земли все, что образовалось   на ней как человеческая цивилизация.

С тремя посвятительными направлениями имеет дело человек: с двумя направлениями, лежащими в плане человеческого развития, и с одним, лежащим под планом  человеческого развития, с посвящением... почти безграничной силы воли" (197; 13.VI).  Под двумя другими, говоря в данном случае только о посвящении тьмы, Рудольф  Штайнер имеет в виду посвящение иезуитизма и тайных обществ Запада.

Посвящение ленинизма было таковым с самого начала, но позже, вобрав в себя  люциферический элемент иезуитизма, оно приобрело не однозначно ариманический  характер. Об этом, собственно говоря, и ведет речь Рудольф Штайнер: о третьем посвятительном направлении наравне с двумя другими. Он не называет его прямо азурическим, поскольку тогда пришлось бы специально развивать эту тему, чего он не  хотел делать, чтобы не вносить в сознание людей слишком много того, что в начале  века еще едва проявлялось. Иное дело — конец века. Здесь тому высшему синтезу  двух древних путей посвящения (аполлоническому и хтоническому, дионисийскому),   который осуществляется во Христе, все отчетливее противостает противосинтез ариманического и люциферического посвящений в азуре (см. рис. в гл. 17). Достаточно  плохи и опасны каждое из них по-отдельности. Приходя же к синтезу, они образуют   ту исключительную опасность для самого существования планеты, о которой говорит Рудольф Штайнер. Поэтому желанию людей, чтобы большевизм был преодолен  и искоренен, нет альтернативы. Но, к сожалению, он, как некоего рода  "осадок", "остаток" остается при оккультно-социальных "исчислениях" действующих, занимающихся дурной алхимией в современном мире сил. Перестроечный  "осадок" останется нерастворимым ни для романской, ни для англосаксонской стороны. Достаточно самостоятельно он заявил о себе на ялтинской конференции союзников, в Потсдаме, на Нюрнбергском процессе. В 90-е годы оказывается никому не под силу "живой труп" посвященного чуждой человечеству мировой сферы вынести из мавзолея и  предать земле. А если и вынесут, то ничто не помешает укрыть его в  "катакомбах"  центра ариманической инициации особого рода и там продолжить"заседания"  "вечного Политбюро".

Рудольф Штайнер дает описание той духовной реальности, которая стоит за феноменом ленинизма. На Востоке, говорит он, который начинается от Волги, на место служения Богам постепенно было поставлено служение идолам. (Замечу сразу,  что Ленин и Керенский родились на той границе; и вообще многое завязалось в Симбирске.) Северо-азиатская, восточная магия, шаманизм (которому Христианство, по  мнению евразийцев, обязано своим успехом), колдовство практикуются там определенными ариманическими эфирно-астральными существами.  "Через всю Сибирь, через Среднюю Азию, через Кавказ, повсюду там в мире, непосредственно граничащем  с земным, ужасные ариманические эфирно-астральные существа занимаются земным  ариманическим колдовством, которое коренится в астральном. И это действует заражающе на людей..."

На Западе меж тем  "возникают существа астрального мира", которые теперь вбирают в себя все то, что там развивалось как диалектика, логика, как   "человеческое  удовольствие", получаемое от чувственного бытия, а также   "религиозную жизнь". Это   "...те существа, которые с астрального плана делали одержимыми собой Ленина (имевшего в своей крови — по отцовской линии — наследие шаманизма. — Авт.)  и других его товарищей". Оба рода существ, говорит далее Рудольф Штайнер, на   территории, простирающейся на восток и на запад от Урала и Волги, стремятся к  некоего рода   "космическому браку". Они    "...совсем космическим вожделением стремятся к соединению и порождают ужасно душную атмосферу,  делают людей одержимыми собой". Существа шаманизма имагинативно имеют вид  "средний между козлом и медведем" (вспомним , как пережила Маргарита Волошина "диктаторов пролетариата"). Люциферизированные существа Запада имеют вид необыкновенно интеллектуальных голов , которые летят с запада на восток в астральном мире.[*Примеч. автора:   Эти головы вождя, бюсты в виде одной сверхинтеллектуальной головы, заполняли всю Россию. И  сейчас искоренить их оказывается ужасно трудно, они то и дело мелькают на экранах телевизоров,  когда показывают разные политические собрания. Перед  "перестройкой" их любили рисовать на гигантских щитах и ставить возле дорог. Создавалась полная иллюзия летящей по воздуху головы.] А в  области между Волгой и Уралом  "медведе-козлы", которым недостает головы, и  "головы", лишенные тела, устремляются навстречу друг другу и сливаются в одно существо (225; 15.VII).

В этой имагинации, как в прафеномене, коренится причина многого из того, что  совершается в России начиная с 1917 года. Троякое необходимо различать здесь сейчас; во-первых, люциферизированный абстрактный интеллектуализм Запада. Не зря  демократов обвиняют в том, что они продолжают мыслить по-марксистски. Во-вторых, за  "евразийцами" стоит ариманизированный шаманизм. Рудольф Штайнер говорит в цитированной выше лекции, что те  "медведе-козлы" являются деградировавшими сатирами и фавнами античного мира, которые переселились на Восток.  Поэтому   "тени" Римской империи и ищут в них опору для новой идеологии.

Наконец, политический оккультизм имеет теперь дело с люциферически - ариманическим родом существ, которые представляют собой не просто взаимодействие, а   симбиоз полярно противоположных сил. Он оказывается возможным благодаря некой перемене ролей, благодаря тому, что люциферическое начинает проявляться ариманически и наоборот. Сливаясь, они образуют род элементарных существ азурического рода.

Каковы составляющие симбиоза, таковы на физическом плане лики зла оккультно-политических сил. Низведение людей в формы древнего группового сознания сопровождается глубочайшей интеллектуальной работой. Интеллектуализм материальной культуры, где все определяет мера, число и вес, захлестывает эротическая  распущенность, преступность, не желающие считаться ни с какими правилами.

Но большевики стремятся подо всем этим подвести черту, подвести диалектически. Их идеальную цель описали Джордж Орвелл и К.С.Мережковский; "религиозно"-идеологические, уже давно практикуемые принципы описал Григорий  Климов. Книги всех трех авторов — не утопии, не антиутопии. Они просто фиксируют факт преждевременного зарождения  "злой расы" человечества, о которой  говорится в Откровении Иоанна, преждевременного по той причине, что еще не  возникла "добрая раса", импульс к чему дала Антропософия в начале века.  Многое   тут  "упустили" сделать те люди, чей долг и прямую обязанность составляло овладение Духовной наукой и широкое внесение ее во все сферы жизни. Были, правда, на то и объективные причины.

Такова внутренняя природа современного кризиса. Он не безнадежен, если не будет  отвергнута рука помощи, протянутая человечеству Божественными Иерархиями через деяние Рудольфа Штайнера.

                                                             *                   *                     *

В заключении главы рассмотрим вопрос о том, как разыгрывается еврейская  "карта" в  "евразийско-атлантическом" противостоянии. Не из особой любви к  этой теме я еще раз возвращаюсь к ней. Напротив, я делаю это с крайней неохотой хотя бы потому, что рискую быть обвиненным в "зоологическом" или каком-то там еще (тут любят крепкие выражения) антисемитизме. Впрочем, за любую из  затронутых в книге тем следовало бы — так скажут носители группового сознания,  "вживленные" в те или иные закулисные структуры — мое имя, по меньшей  мере, вычеркнуть из  "книги жизни" (в существование которой сами они вряд ли  верят). Но я готов подождать до тех пор, пока способные учиться лишь путем  бедствий и тяжелых страданий не получат свой урок и не придут к тому же самому, о чем идет речь в моей книге, где в общем-то показано лишь чуть больше  вершины айсберга, а если поднять эти темы во всем их объеме, то пришлось бы  совсем отказаться от надежды иметь читателя.

В обстановке сложной политической борьбы, которая сейчас разгорается в  мире, к пониманию ее сути особенно трудно прийти потому, что в ней противоборствующие силы прикрываются, как террористы заложниками, еврейским  вопросом. Делается это для того, чтобы в том случае, если дело примет неблагоприятный оборот, бросить, так сказать, евреев на  "автоматы" и в создавшейся  неразберихе быстро скрыться и  "перетасовать колоду". Я уже говорил, что точно  таким образом поступили с немцами и   русскими. В этой связи в США крупнейшая организация русских эмигрантов  "Конгресс Русских Американцев" одну из   главных целей видит в борьбе с распространяемой в прессе и по каналам радиовещания тенденцией приравнивать русских к  "советским" или  "большевикам", а  Россию — к СССР. То же самое систематически подчеркивали и диссиденты.

Подобным же образом следовало бы поступать людям и в других  вопросах,  когда речь заходит о мчащемся в ничто  "экспрессе цивилизации". Я понимаю,  что тут нужна смелость, ибо движение  "экспресса" так возросло, что у многих  захватывает дух при мысли, что с него надо прыгать; к тому же в нем еще сохранилось так много спальных вагонов, привлекательных буфетов и т.п. Что ж, в  таких вопросах насильно мил не будешь. Поэтому я и вынужден адресовать свою  книгу лишь немногим читателям.

Предупреждение, сделанное Самим Богом:  "Иерусалим, Иерусалим... сколько  раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов своих под крылья, и  вы не захотели! Се, оставляется вам дом ваш пуст" (Мф.23, 37—38), — оно во  время Его Второго Пришествия звучит с новой силой. Только теперь oпacнocть стать  "пустым"  угрожает  "дому" всего человечества.

Когда в России  "евразийцы" заговорили вслух об оккультно-политических кулисах перестройки,  "атлантисты" на каждом шагу, по поводу и без повода стали   тыкать им в лицо:  "А, вы повсюду видите жидо-масонский заговор! Это ваша  идефикс!" — Такое заявление стало своего рода опознавательным знаком для  "левых". Немало авантюристов начало пользоваться им для своих корыстных целей,  поняв, что сделавший такую декларацию может рассчитывать на поддержку всех  "либерально-демократических сил". В массовом же сознании стало крепнуть представление, что евреи и масонство — это одно, и что все они — разрушители России. С другой стороны, в бывшем СССР укоренилось представление, что масонство является некой силой, способной уберечь евреев от национализма других народов, помогающей им построить собственное государство и т. д.

Тогда  "евразийцы" дали открыто не лишенное глубины разъяснение своей позиции по этому вопросу.  "Альянс масонства и политического иудаизма, — заявили они,— это альянс... жертв", поскольку и те и другие углубили в нем свой упадок:  "...масонство пропиталось весьма сомнительной  "юдофилией", не зависящей от конкретных обстоятельств... а иудаизм... пропитался масонским  "просветительством", в  котором, как религия, потерял последние, сохранившиеся аутентично, религиозные  черты". Иудео-масонский блеск стал  "маской контр-инициатических центров" (т.е.приобрел антиклерикальную направленность. — Авт), он  "потворствует аппетитам черни" и  "толпа становится игрушкой в руках темных сил". ( *89 )

Председатель исламской партии возрождения (в бывшем СССР) Ахмадкади  Ахтаев пишет:  "Соединенные Штаты выступают как бы глобальным патроном  евреев, а остальные — скажем, мусульмане — как бы в роли антисемитов". Но "арабы — исконные и чистокровные семиты. Коран признает и иудаизм, и христианство как Божественные откровения, как религии-откровения. И потому, противопоставляя всех евреев и иудаизм исламу и христианству, американцы тем самым не защищают евреев, а наоборот, подставляют их и иудаизм под удар".( *90 )

Интересно, что в подобном же духе высказываются и некоторые евреи. Газета  "День" перепечатала статьи двух раввинов, опубликованные в бельгийском журнале  "Вулуар". Один из них, раввин Бекк — традиционалист и активист движения  "Натурей карта", пишет:  "Сионизм — это относительно новое движение, которое основывается на еретическом отказе от иудаизма". ( *91 )

Я понимаю, что все публикации, которые я теперь цитирую, — не чистые источники информации, а средства острой политической борьбы. В то же время, в  них, о чем я уже говорил, содержится масса серьезнейших сведений, в общем потоке идеологии встречаются высказывания серьезных и добросовестных людей. Такие ведь тоже существуют, и они не молчат. Возможно, я бы не обратил внимание на статью Бекка, если бы сам не услышал однажды по радиостанции  "Свобода", ставшей ныне рупором сионизма в большей мере, чем  "Коль Израель", заявление следующего рода. В программе, посвященной жизни евреев, автор ее тоном, каким обычно задают риторические вопросы, спросил:  "А как быть с ожиданием Мессии?" — и дал такой ответ:  "Да никак! Тысячи лет благополучно обходились без него, обойдемся и впредь!"

Раввин Бекк утверждает (и это стоит в Талмуде), что евреи поклялись  "...не восставать против народов мира... не участвовать в действиях, которые могут ускорить  наступление конца света... не  возвращаться  всем   вместе в страну Израиль".( *92 )

Раввин Мейер-Шиллер, профессор Иешеботского университета в Нью-Йорке, пишет, что если христиан считать идолопоклонниками, то это значит, что все они, жившие в последние 2000 лет, "...не будут иметь никакого места в "хаолам хаба" —в "мире грядущего". ( *93 ) [*Примеч. автора:   А Зальция Ландман утверждает, что все христиане — потенциальные антисемиты. ]

Об идее  "всемирного еврейского заговора"  "евразийцы" пишут, что она получила такое тотальное распространение, что  "оставила позади себя" идею  "масонского заговора". Судьба евреев в XX веке — гонения в Германии, создание Израиля,  война с арабами,  "...не только подпитывает теоретиков   "еврейского заговора", но и   делает   "еврейский фактор" действительно важнейшей геополитической концепцией". ( *94 ) И с этим в известной мере нельзя не согласиться.

Повсеместно видно, что евреям сейчас не просто предлагают, а навязыва ют, суют  в руки разного рода власть. Но это ловушка. Нужно набраться разума, чтобы власть  эту не брать, — в первую очередь власть прессы. Опять-таки потому, что так же поступили с русскими в 1917 г., объявив:  "Кто был никем, пусть станет всем! Грабь награбленное!" и т.д., — с немцами после 1933 г., предложив им считать себя высшей  расой. Цена соблазна оказалась огромной.

В России сейчас получает развитие курьезный и опаснейший процесс. Однажды все по той же  "Свободе" прозвучал еще один  "риторический" вопрос:  "А кто  сейчас является истинно русским интеллигентом?" И на него был дан такой ответ:"Конечно же, истинно русскими интеллигентами теперь являются только евреи!" Я слышал это собственными ушами, а когда затем начал внимательнее прислушиваться к тому, что творится  вокруг  вопроса  о русской культуре, то мне, признаюсь, стало не по себе.

Если кто-то недоуменно пожмет плечами и скажет, что изреченное радиостанцией есть простая констатация факта, а не провокация, то ведь известно, что при этом будет сказано с русской стороны. Даже простой человек в России, не интеллигент, возразит:  "А зачем было после 1917 года истреблять русскую интеллигенцию?  под корень, вплоть до гимназистов? Мы растили ее два с лишним века; свою состоятельность она доказала плодами культуры. Как посмели перестрелять ее, выморить  голодом и непосильным трудом на Соловках, Беломорканале, на Колыме? Зачем уж  так-то было вести себя:

"Не стянув сапоги.

Не сняв кобуры,

Не расстегнув гимнастерки?"

(повторяю, я не цитирую антисемитов). А вспомним  декрет  Троцкого, изданный в  1922 г., который предоставил евреям преимущественное право поступать в любые   учебные заведения и т.д. Одним словом, если разговор перевести в эту плоскость, то  нам никогда не расквитаться. И остается только спросить: кто и зачем его в эту плоскость все же переводит? (Я имею в виду инициаторов.)

Как сказал один писатель:  "Евреи хорошие тактики, но плохие стратеги". Если, положим, кому-то взбредет в голову фантастическая идея собрать взвод солдат, вооружить гранатометами и в мирное время бросить на штурм атомной электростанции, то, с точки зрения тактики, в успехе такой операции можно не сомневаться — до  тех пор, пока не проявится просчет в стратегии: пока не начнут взрываться реакторы. Ведь, продолжая в духе вышеприведенного заявления радиостанции, можно также спросить: а кто сейчас является истинно американским интеллигентом?...французским? ...английским? ...польским? ...Так можно ставить риторические  вопросы, ответы на которые, якобы, заведомо известны, и не заметить опаснейшего стратегического просчета, что такими успешными  "тактическими" приемами пережимается, так сказать,"сонная артерия" культуры человечества. Мысля  материалистически, этого не понять, но если мы знаем о существовании Духов  народов, о Божественных Духах-Водителях целых культурных эпох, о беспредельном, безграничном по силе мире Божественных Иерархий — Творцов Вселенной,  Творцов всей эволюции человечества, знаем о смысле развития, предназначении  народов и человека как такового, — то нам не нужно долго объяснять, что фальсифицируя  культуру, манипулируя  ею, можно и саму земную ось сдвинуть с места. Именно по причине остановки культурного процесса, деградации культурных слоев общества, извращения культурных ценностей, искажения целей культуры исчезли с лица земли величайшие цивилизации.

Живя в эпоху  "ученого невежества", мы вконец разучились пользоваться уроками прошлого. Каждый новый день мы встречаем с нулевой отметкой памяти и сознания. О давно познанных и осмысленных вопросах мы начинаем рассуждать как бы  впервые. А все, что требуется подчас, — вспомнить, что думали и что понимали до  нас люди, не спавшие в социальных отношениях своего времени.

В 1990 г. в одном из московских журналов была опубликована статья Андрея Белого — человека, вне всякого сомнения, знавшего цену культуре, — которая называется  "Штемпелеванная  культура". (Впервые она была напечатана в 1909г. в журнале "Весы".) В ней он размышляет о понятии и значении национальной культуры, об  отношении русской культуры к культуре Запада и о кризисе культуры. "Нормы культуры, — пишет он, — универсальны; форма и содержание ее конкретны, индивидуальны, многообразны, народны. Поэтому смешно, когда идею самобытности культур космополит отрицает во имя  "прогресса"; еще более смешно, когда защитник  самобытности видит уничтожение самобытности в необходимой политической и экономической эволюции...

Гений — фокус, собирающий лучи жизни народной; вся культура любого народа   основана на творческих личностях, претворивших землю народа в культуру. ...В гениях обнажена и освещена душа народа; земля народа — источник рождения гениев". Далее Белый пишет о политизации понятия культуры, о привнесении дурного   привкуса в слово  "самобытность" и попытке откреститься от него, дабы не оказаться в одном лагере с радикальными сектантами и сугубыми славянофилами. Однако,   в любом случае, через космополитизм искореняется  "само содержание души народной". Штемпель прогресса, наносимый на продукты культуры, фабрикует одну всеобщую  "прогрессивно-коммерческую культуру".

Разве не замечаете вы, восклицает Белый, ужасающего роста такой культуры?  Растут книгоиздательства, единственная цель которых — нажива;  все книжное, музыкальное дело концентрируется в одних руках. Вместе с тем, наблюдается  ".. .страшное падение литературных нравов, продажность прессы, понижение уровня критики   и все большая ее гегемония в вопросах творчества... Вырастает ужасная цензура...

переводится, рекламируется и распространяется только то, что угодно королям литературной биржи; выпускается на эстраду только то, что угодно королям биржи   музыкальной; а их идеал — интернациональное искусство, одинаково доступное и  понятное плебисциту всего мира... А духовно отравляемые интеллигентные массы  всего мира наивно продолжают верить, что в этой бирже и в этом хаосе понятий  совершается таинство служения культуре.

Много лет   "интернационалисты" замалчивали Вагнера, но когда замолчать  не могли... грянул тысячеголосый хор критиков во славу Вагнера... Ницше... только по знаку дирижера господина  Брандеса хлынул поток похвал; и реклама ныне  уже запятнала имя Ницше". (А что сделали с ним потом? — спросим себя. — Ведь  доконали все-таки!)

Андрей Белый задается вопросом:  "Кто же эти посредники между народом и  его культурой в мире Гениев? Кто стремится "интернациональной культурой" и  "модерн-искусством" отделить плоть нации от ее духа, так, чтобы плоть народного духа стала бездушна, а дух народный стал бесплоден? Кто, кто эти оскопители? Странно и страшно сказать, но приходится.

Это — пришлые люди: обыкновенно оторванные от той нации, в недрах которой они живут... главарями национальной культуры оказываются чуждые этой  культуре люди; конечно, не понимают они глубин народного духа в его звуковом, красочном и словесном выражении. И чистые струи родного языка засоряются своего рода безличным эсперанто из международных словечек, и далее:  всему оригинальному... бессознательно (а иногда сознательно) объявляется бойкот. Вместо Гоголя объявляется Шолом Аш ...наряду с Бетховеном фигурирует  Мейербер".

Я не думаю, чтобы у кого-то повернулся язык обвинить Белого в антисемитизме. В той же статье он пишет: "Бесспорно, евреи — глубоко  талантливый, способный и самобытный народ; бесспорны отзывчивость и чуткость евреев на все вопросы, связанные с искусством; бесспорно и то, что среди еврейства есть отдельные личности (как Левитан, Юахим, Мендельсон, Гейне и др.), способные глубоко проникнуть в дух арийского творчества... Но, но и но...

Интерес ко  "всему культурному" порождает эклектизм... рождается  поверхностный интерес ко всем нациям; так возникает международный базар искусств... устанавливается международная связь равно далеких от народа, но равно (национально) близких друг другу издательств и фирм... Глубокоталантливые и вдумчивые единицы еврейства тонут в стихийном потоке культуртрегеров   " чего угодно, на всякий вкус". ...базар порождает коммерцию; так является готовая, интернациональная (а изнутри узконациональная) биржа: и отсюда невольная, инстинктивная борьба еврейской критики сперва с арийцем   Вагнером и арийцем Ницше, а потом стремление к монополии в истолковании того и другого.  (Заметим, что это пишется в 1909-м году).

...вы посмотрите списки сотрудников газет и журналов России; кто музыкальные, литературные критики этих журналов? Вы увидите почти сплошь имена евреев,.. есть немногие среди них, которые понимают задачи национальной культуры,  быть может, и глубже русских; но то — исключения...

Если принять, что это все  "законодатели вкусов" в разных слоях общества, то  становится страшно за судьбы родного искусства.

То же с издательствами; все крупные литературно-коммерческие предприятия  России... или принадлежат евреям, или ими дирижируются; вырастает экономическая зависимость писателя от издателя, и вот — морально покупается за писателем писатель, за критиком критик. Власть  "штемпеля" нависает над творчеством: национальное творчество трусливо прячется по углам; фальсификация шествует победоносно.

И эта зависимость писателя от еврейской или юдаизированной критики строго  замалчивается; еврей-издатель, с одной стороны, грозит голодом писателю; с другой  стороны — еврейский критик грозит опозорить того, кто поднимает голос в защиту  прав русской литературы быть русской и только русской". Далее Белый пишет о  "торжестве еврейского городового" в западной культуре.

Я позволил себе такое длинное цитирование статьи Андрея Белого потому, что не  хочу  "изобретать велосипед" в огнеопасной теме колоссального значения. Андрей  Белый и многие другие русские и западноевропейские интеллигенты пытались в начале века найти выход из кризиса культуры. Для этого им нужно было говорить  правду. Никаким расизмом, национализмом они не были обуреваемы. Например,  Белый постоянно горячо выступал за полное гражданское равноправие евреев. В их  неравноправии он видел первопричину всего того, что изложил в выше цитированной статье. Но в ином положении находимся мы. Более 80 лет спустя мы видим, что  наделение равными правами повлекло за собой ничем не оправданное желание получить еще такие права, осуществление которых возможно лишь за счет лишения других людей их прав.

Речь тут, разумеется, не идет о желании евреев иметь свое национальное государство. Если они так сильно хотят его иметь, то пусть имеют, пусть соберутся  все в нем и живут как только пожелают, но без мировых спонсоров, собственным  трудом обеспечивая свой жизненный уровень. Дело,  однако, в том, что никакая  сила в мире именно такого государства иметь не желает. — Я уж не говорю о том,  что множество евреев на   Западе считает евреев Восточной Европы, за счет которых, главным образом, возводится государство Израиль, потомками хазар —тюркского племени, жившего в далеком прошлом на юге России и исповедовавшего иудаизм. Я не говорю о том, что реставрировать историческое прошлое двух-тысячелетней давности настолько же невозможно, насколько невозможно вернуть   США индейцам, Европу — кельтам, весь север России, включая Московскую область, — финнам. Анализ политических событий в мире уже десятилетиями подтверждает одну и ту же истину: создание еврейского государства есть не самоцель, а средство для чего-то иного, в чем мы и пытаемся разобраться. Вот где  корень проблемы. Она обладает общечеловеческим значением и разобраться в   ней не только имеет право, но просто обязан каждый человек.

Поэтому евреям следует со всей серьезностью обдумать вопрос: Что будут они  делать после того, как отпадет политическая нужда в существовании Израиля? Для  человечества опасен не политический, не националистический сионизм. Рано или  поздно, пусть дорогой ценой — если иначе нельзя, — он сам обнаружит перед своими приверженцами всю свою реакционность, всю невозможность осуществить его  цели в современном мире. Страшна духовная, культурная экспансия, страшно доведенное до крайнего безобразия искажение, оболгание не то что человеческих, межнациональных отношений, а самого культурно-исторического процесса.

Да, люди — плохие стратеги, чего не скажешь о тех духовных существах, которые враждебны правомерной эволюции мира и человека. Только приняв их во  внимание, можно по достоинству оценить глубину кризиса, охватившего мир, величину опасности, перед которой стоит человечество. Люциферические, ариманические, а теперь еще и азурические существа — они просто гениальные стратеги.Они понимают, что элементарными методами, с наскока развитие мира не увестина нужные им пути.

В 16-й главе у нас шла речь о том, что для современной, европейской культурнойэпохи мировым водительством было задолго приготовлено особое народонаселение,  обладавшее задатками для выработки автономного я-сознания. Теперь перед народами Европы стоит задача на путях науки, Духовной науки выработать в человеке  новые органы восприятия, которые бы позволили ему прийти в индивидуальную  сознательную связь с духовными мирами, обогатить культуру, обновить ее за счет  высокоспиритуального индивидуального творчества, обновить социальную жизнь  моральными интуициями, создать предпосылки для духовного братства людей и все   это постепенно и органично передать Восточной Европе, повернув движение культурного импульса на восток.

Прямо противоположного хотят азурические духи. Они хотят культурный импульс двигать далее на запад, а в Европе навек законсервировать его под эгидой  англосаксонской расы. В своей стратегии они учатся подражать Божественным Водителям мира. По этой причине они также ищут особых носителей для своей  "культурной"  работы. В значительной мере они, так сказать, ставят на карту англосаксонских народов. Но через них они преследуют далеко идущие цели. Что касается настоящего времени, то здесь для них главным является создание антикультуры. И в такой  работе исторически сложившиеся народы Европы не вполне надежны. Всегда остается опасность, что через них выступят инспирации Духов народов и разрушат работу азуров и других духов тьмы. А все, что возвышается до общечеловеческого, еще   менее приемлемо для них.

Национал-социализм и большевизм имели целью лишь расшатать связь народов  с Духами народов, исказить культурные традиции путем перенапряжения люциферического и ариманического принципов, путем профанации духовного творчества.  Кроме того, в большевизме наравне с ариманическим проступили и угрожающие  признаки присутствия азуров. А теперь мы уже полностью живем в антикультуре, инспирируемой азурическими существами. Она глубоко враждебна христианской  этике, традиционным представлениям о красоте. И в то же время, она работает с  человеческим  "я". Апологеты поп-арта, его учредители и хранители считаются с закономерной эмансипацией личности, всячески поощряют ее и .. доводят до абсурда.Такова методология современной массовой культуры. Для работы по ее законам  нужны люди совершенно особого склада — сущностно чуждые любой национальной культуре, интернационалисты в марксовом смысле, индифферентные к духовным запросам личности — по сути говоря, материалисты.

Вот эту глубоко оккультную опасность для культуры человечества и почувствовал Андрей Белый. У него было на этот счет особое чутье, о чем свидетельствует его роман  "Петербург" и ряд других произведений. Что же касается фактологии, которой он пользуется в своей статье, то она в наше время разрослась  до гигантских масштабов. И без всякой антисемитской пропаганды все больше  людей замечают, кто являются активными и даже агрессивными носителями антикультуры, чьи лица мелькают повсюду, где только имеются кино- и телекамеры, микрофоны, подиумы, сцены. Под громкие вопли о зле шовинизма, национализма, расизма на радиостанции  "Свобода" произведен идеально чистый расовый  отбор сотрудников и всех сотрудничающих с нею лиц, в какой бы части мира, в  каком бы народе они ни жили. В программах о русской, славянской культуре главным образом фигурируют лишь  "истинно русские интеллигенты"; и только спорадически в них включают  "инородцев", т.е. собственно русских, украинцев, поляков, чехов и т.д.

В Москве ввели в моду учреждать что-то вроде старых аристократических салонов (с показом по телевизору), где навевают ностальгию по русскому прошлому, ломают комедию с аристократическими привычками и т.п., учреждают клубы миллионеров, устраивают телетусовки, на которых абсолютно ничего не происходит, и повсюду —"истинно русские интеллигенты". А всех  "неинтеллигентов", пишущих романы, рисующих картины, и, несмотря ни на что, даже снимающих порой кинофильмы, как-то необыкновенно ловко и быстро затолкали в правую оппозицию, перемешали с необольшевиками, просто большевиками, агентами тайной полиции и т.п. Так сознательно тотально поляризовали русское общество, не дав ему опомниться после большевистского гнета; а далее уже ясно  прорисовывается подобная же поляризация всего человечества. Примеры во множестве — у каждого на виду.

Как-то раз мне довелось разговориться с одним советским антрепренером, устраивавшим у нас гастроли эвритмической труппы Гетеанума. Он начал сетовать на  программу концертов.  "Они ее очень неудачно составили, — говорил он. —Вы представляете, включили в нее Пушкина! Сначала я подумал, что в этом кроется какой-то особый смысл. Потом, смотрю — нет, просто Пушкин! Ну разве так можно! Ведь  есть же поэты: Бродский, Мандельштам, наконец,  Пастернак".

Приведу еще пару примеров, не посчитаться с которыми может лишь недобросовестный человек. Седьмого сентября 1992 г. по первому каналу телевидения была  показана программа, в которой прямо в студию была приведена живая свинья. Ведущий программы, указывая на свинью, заявил:  "Она являет образ России, вечно комплексующей, наполненной вечными комплексами, которые нельзя разрешить, а можно  только разрубить!" Вслед за тем на глазах у миллионов телезрителей свинья была  убита и разрезана на куски, которые расхватали участники программы.

"Истинно русских интеллигентов" видишь повсюду, где ведется пропаганда сексуальной распущенности. Через средства массовой информации народ не только агитируют, но уговаривают, упрашивают: да чего вы боитесь? вы только попробуйте  отбросить все старые нормы нравственности и вскоре увидите, что сексуальная  революция сама пойдет на убыль. Так уже происходит на Западе. Сначала они тоже  боялись дать сексу полную свободу, а теперь теряют к нему интерес. — Кто противится таким уговорам, тех клянут последними словами, а главное — называют шовинистами и необольшевиками!

Нет более непримиримых, чем  "истинно русские интеллигенты", борцов за права  так называемых  "сексуальных меньшинств". Их апология ведется с такой основательностью, что за нею явно просматривается намерение превратить эти  "меньшинства" в  "большинство". Расскажу об одной из регулярных телевизионных программ,  с помощью которых ведется массовое перевоспитание молодежи, освобождение ее  от  "вечных комплексов России". В ней показывают заседания некоего дискуссионного клуба. Участие в нем принимают главным образом представители  "меньшинств",  за стол сажают  "эксперта"; между  "экспертом" и аудиторией суетится ловкий журналист. На одном из заседаний журналист задает вопрос пожилому мужчине с внушающей доверие внешностью.

— Сколько раз вы любили?

— Два, — отвечает тот.

— В который раз сильнее?

— Во второй.

— Почему?

— Я любил мужчину!

— Браво! — восклицает журналист, и в аудитории раздаются аплодисменты.  Затем следует интервью с лесбиянкой и с нормальной девушкой, у которой  существуют религиозные убеждения. Первая, что называется, "печатает слова  истины", вторая лепечет что-то жалкое. Далее следует исповедь молодой четы.Они живут вчетвером, еще с одной парой. Муж рассказывает с подчеркнутой откровенностью:  "Если друг удовлетворяет сексуальные потребности с моей женой, то я чувствую себя одиноко, обделенным, поэтому я соединяюсь с его женой. А  если я совокупляюсь еще с какой-нибудь женщиной, то моя жена присутствует  при этом мистически, и это не измена."

Вступает  "консультант":   " Однолюбы — это люди, как правило, с ненормальной психикой. Самый прекрасный возраст для сексуальной любви — от 7  до 14лет! Берите пример с Ромео и Джульетты!"

Известный теперь у нас "сексолог"[*Примеч. автора Из  "истинно русских интеллигентов"; при большевиках он был  "истинно советским интеллигентом", "светилом" советской социологии.]   Игорь Кон в одной из центральных газет  заявляет:   "В России самый высокий уровень гомофобии  (т.е. отрицательное отношение к половым извращениям) в мире. ...явление это того же порядка, что и  расизм, недопустимый в демократическом обществе" (!). Далее газета сообщает,что в августе 1992 г. Кон созвал международную конференцию геев и лесбиянок,  на которой русские (опять:  причем тут русские?) геи   "дружески похлопывали по  плечу американских". ( *95 )

Таков,  как говорят юристы, "момент истины". Вот он, конечный адрес, по которому направляется  всемирная историческая борьба с расизмом. Цель ее — принудить человечество погрузиться в ту аморальную жизнь, которая, как о том  давно  говорят пророчества, будет предшествовать приходу Антихриста. И не за горами  то время, когда за отпор, данный растлителю или сексуальному маньяку, пытающемуся   растлить ребенка или подростка, будут привлекать к суду за расизм и  давать тюремные сроки. У нас уже повсеместно случается, что к школам приходят такие растлители и открыто соблазняют школьников деньгами, вещами. Совершается и такое, о чем даже писать не хочется.

Пока что таких типов можно прогнать, но к суду их уже не привлечь. Если же  процесс  "демократизации" пойдет и дальше в этом духе, то к суду станут привлекать  учителей и родителей, пытающихся защитить своих детей. А на Западе удивляются,  почему это русские так слабо поддерживают своих освободителей: Горбачева и  Ельцина?

[*Примеч. автора:   Поскольку в мире ничто не стоит на месте, непрерывно развивается и рассматриваемый нами  теперь вопрос. Особую заостренность он получил в статье директора Центра социального прогнозирования и маркетинга, опубликованной в  "Вестнике Российской Академии наук" (той Академии,  куда Ельцин обращался с просьбой сформулировать понятие  "расизм" для готовящегося антирасистского закона) в №1 за 1995 г. Статья называется  "Перспективы развития русского этнического  сознания". В ней, среди прочего, поворится:  "Основные сдвиги в социальной структуре (российского общества) и вызываемые ими изменения в этническом сознании будут относительно скоротечными — в течение 2—3 поколений. Что касается развития этнического сознания в результате активного включения страны в международное разделение труда, то этот процесс, как нам кажется, будет  разворачиваться в историческом споре между двумя суперэтносами: достигшим своего расцвета еврейским и находящимся на стадии становления, но являющегося доминантным генотипом, — русским. Подобное соперничество ставшего к началу XX века доминантным генотипа еврейского этноса с завершившим свое онтогенетическое развитие германским едва не закончилось трагедией.  Как поведут себя нынешние суперэтносы, покажет время. Для русского вообще не ясно, идет ли  он... по традиционному пути развития, что предполагает становление генетически четко обозначенной соматической конституции личности, или же о нем можно говорить как об абсолютно открытом генотипе, реализующем себя благодаря саморастворению в других этносах.

Первый вариант таит в себе угрозу перерастания русского этнического сознания в жесткий, непредсказуемый по своим последствиям национализм в рамках мощной государственности. Второй будет   способствовать тому, что оно (сознание) приобретет своеобразный  "интернациональный" характер.Это воплотится в массовом миграционном синдроме и стремлении к межэтническим бракам.

На наш взгляд обе тенденции сегодня органически присущи России, и каждая угрожает ей расколом. Европейская часть русских может сплотиться в этноцентрическое, национальное государство, которое в условиях борьбы за защиту своего национального рынка выродится в государство фашистского типа, а сибирские великороссы, ценностные ориентации которых в значительной степени  отличаются от ориентации их европейских соотечественников, образуют собственно русское государство". (Выделено нами. —Авт.)

В завуалированной в псевдонаучную терминологию форме в статье, по сути, России объявлена  этническая война. Германии, как мы помним, была в свое время объявлена война лишь экономическая.  В таких случаях, как учит исторический опыт, неизбежно возникают диктатуры и всплески антисемитизма. Я бы еще попросил читателя вспомнить эту цитату, особенно ее последний абзац, когда он будет читать о будущей политической карте мира в гл. 18. ]

 Так  "разогреваются",  "воспаляются" отношения в России. Никого не интересует,  что никогда прежде, говоря об интеллигенте, в России не подчеркивали его национальное происхождение. Главной считалась его духовная пробужденность, а вместе  с нею, естественно, — высокая нравственная позиция, энтузиазм в отстаивании нравственных основ жизни.

То, что творится сейчас, можно охарактеризовать однозначно — чертова  карусель. Как ни пересаживайся, пока ты остаешься в ней, ты движешься по ее  законам. На   "карусели" предусмотрено все! Ты измучен диктатурой? — Иди к   демократам, но тогда закрой глаза на развал страны, на голод, на войны. Не  смущайся, что порой об этике проповедуют вчерашние урки, которые в недавнем прошлом носили бритву в кармане, а сегодня наняли банду телохранителей  и обзавелись виллами на Женевском озере. Читай спокойно о том, как идет торговля детьми в дома терпимости, не унывай, что презрение к человеку выражают сами либеральные власти. Надейся, что кто-то выплывет из этой клоаки, и  сам ты в   "свободной конкуренции" отвоюй себе место под Солнцем свободы.   На всех, конечно, мест не хватит, но такова плата за демократию:   "пусть неудачник плачет, кляня свою судьбу".

Если ты за сохранение России и тебе по нраву, что в прошлом ее народы жили вмире, что не было национализма, что здравоохранение и образование были бесплатными; если тебе дорого завоеванное страшными жертвами то материальное положение в последние 20 лет, когда все-таки никто не голодал с опасностью для жизни, то  иди к коммунистам, встань под красное знамя, где снова намалеваны вместе Ленин и  Сталин, слушай как   "радеют" об интересах России генералы КГБ и т.д.

Если ты за дружбу с Германией, то иди к тем, кто сейчас развивает теорию о господстве  "сеньоров"; и т.д., и т.п.[*Примеч. автора:   я приведу несколько выдержек из центристской печати, характеризующей положение в стране (я  уже говорил, что отдельные здравые голоса звучат повсюду):  "Народ не примет этого наглого захвата  его собственности. Он не смирится с переводом миллиардов долларов на частные счета в зарубежные  банки, с обесцениванием его личных трудовых накоплений, он не примет новых господ..."    "...мы на пороге не просто голода, холода, диктатуры, но — взаимоистребления. Мы на пороге   гигантской человеческой мясорубки".    "Итак, вот они знаки беды: в идеологии — остро конфликтное мышление, агрессивность, готовность к взаимоистреблению; в экономике — спекулятивно-рэкетный рынок и бюрократическая приватизация, обеспечивающая захват созданного народом богатства новой господствующей элитой; в политике — реформирование новототалитарной системы".  "Независимая газета" от 22 августа 1992 г. ] Ну, а если кто-то спросит: а нельзя ли так, чтобы не рвать Россию на части, ведь она— не империя, и в то же время обойтись без большевиков? нельзя ли улучшить экономику, не передавая ее из рук одной, партноменклатурной мафии в руки другой? нельзя липри перестройке сохранить хотя бы прежний, весьма скромный жизненный уровень?  нельзя ли быть демократами, не разрушая нравственные устои обшества? — то на такого рода вопросы повсюду на   "карусели" человек получает отрицательный ответ. И никто — ни демократы, ни большевики, ни   "евразийцы" — не объяснят, почему нельзя так  сделать. Не объяснят не потому, что не знают. Напротив, все они хорошо знают, как  можно улучшить положение в России, как сделать ее процветающей, свободной и самостоятельной страной. Но тогда отпадет надобность в существовании всех этих  "левых",  "правых",  "центристских",  "полуцентристских" направлениях и партиях. А в таком случае любая из них говорит себе:  "Да пропади она пропадом, эта Россия и все ее народы  вместе взятые, если для ее блага я — партия — должна лишиться власти." Почему так  думают? — легко понять. Россия не иголка в стоге сена. Это крупная фигура, вовлеченная в мировую игру, главная ставка в которой — сама душа человека! Но чтобы спасти  душу, идеальной целью объединения людей должен стать этический  индивидуализм с его  элитарностью за счет одного лишь духовного развития, с его демократизмом, понимаемым как любовь к ближнему, с его стремлением к свободе, которая побуждает человека  обращаться с другими так, как он желает, чтобы обращались с ним.

Рано или поздно возникнет объединение таких людей. Они не станут писать уставов, создавать Центральные Советы, институты власти харизматических проходимцев. Но на пути к такому союзу вздымаются горы непонимания, фанатизма, злобы и  ненависти. И только  "претерпевший до конца, спасется".

Хватит ли на это сил у России? Должен сказать, что я не вижу ни одной группировки, партии, ни одного интеллектуального, духовного центра сил, которые давали бы  хоть какой-то повод для надежды. В междоусобной борьбе партий сквозь бутафорский дым политического плюрализма как единственная реальность проступает всевозрастающее противостояние большевизма и тех, которые идут с Ельциным. Все, очем сейчас можно говорить, — это отдельные хорошо думающие люди, которые уже  понимают, что нам угрожает. Но большим влиянием в обществе они не обладают, их  каждодневно либо ошельмовывают, либо  "примазывают" к разным группировкам с  пустыми или откровенно разрушительными программами. От всего этого и у понимающих голова идет кругом. Лишь основательно владея Духовной наукой, можно  сохранить понимание происходящего. Однако и в этом случае сделать, кажется, ничего нельзя. Ход событий жестко управляется из-за кулис. А если что и может вырваться из-под того контроля, то — одна лишь ярость разрушения.  Случается, правда, так, что недобрые силы во взаимной борьбе нейтрализуют одна  другую. Ведь было же так, что ариманическую магию римского сената разрушил  люциферический разгул страстей в легионах. Скорее всего, что-то подобное предстоит и России. Разгул мировых сил зла приведет их к взаимопогашению. Но путь  этот труден, его, как говорится, и врагу не пожелаешь. Лишь уповая на Бога можно  будет уцелеть в начавшихся испытаниях. Но уповать следует не расслабленно, а строя  активное конкретное, реальное отношение к духу.

Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru