Глава 10. Медитация камня основы

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ СОБРАНИЕ 1923-2005

Глава 10. Медитация камня основы

Глава 10.               Медитация камня основы


Первое Антропософское Общество было основано на Рождество 1912/1913 г., а 20 сентября (т.е. в преддверии Праздника Михаэля) 1913 г. был заложен краеугольный камень первого Гетеанума. Он имел форму пентагондодекаэдра, был сделан из меди, и внутрь его был положен рисунок, выражающий суть архитектурного замысла с эзотерической точки зрения. На рисунке были сделаны надписи в виде отдельных букв, обозначающие розенкрейцерскую формулу и имена девяти Иерархий.


Что основание Общества и закладка Гетеанума были единым актом, нет нужды доказывать. Полагалось начало Мистерий нового времени, и тот акт был не менее значителен, чем Рождественское Собрание. В 1923 году все это кончилось трагедией, масштабы которой неизмеримы. Это была мировая трагедия. Ее пережили и в Божественных сферах. Рудольф Штайнер стал склоняться к решению антропософское Общество распустить и далее продолжать работу лишь в маленькой группе самых верных учеников, уйдя с социального плана. Прими он это решение, и весь наш мир, вероятно, уже давно реализовал бы "1984-й" Джорджа Орвела; или вообще человеческая цивилизация впала бы в первобытное варварство с его животной борьбой за существование.


Но духовные импульсы способны, подобно фениксу, возрождаться из пепла. Рудольф Штайнер начал создание нового Общества и закладку (в проекте) второго Гетеанума. Внутри этого Гетеанума первый Гетеанум должен был возродиться в душах людей, по-новому нашедших себя и друг друга в новом Антропософском Обществе. И именно в их души и начал Рудольф Штайнер закладку краеугольного камня первого Гетеанума, ставшего чисто духовным. Это была посвятительная акция, и от способности участников P.C. следовать в ней за Рудольфом Штайнером зависел ее успех.


13 января 1924 г. Рудольф Штайнер писал об этом, изложив предварительно статуты АО: "В теснейшей связи с собранием, которым открылся тагунг, состоявшемся в первой половине дня 25 декабря, стояло празднество, имевшее место утром того же дня и называвшееся "Закладка краеугольного камня основы всеобщего Антропософского Общества".


Речь там могла идти лишь об идеально-духовной закладке камня основы. Почвой, в которую "краеугольный камень" был положен, могли быть только сердца и души людей, соединившихся в Обществе, и сам камень должен быть образован из настроения, проистекающего из антропософского образа жизни (Выделено нами. — Авт.). Это настроение в том роде, как этого требуют знаки настоящего времени, формируется волей найти через человеческую конституцию души путь к созерцанию духа (Выделено нами. — Авт.) и к жизни, проистекающей из духа". (ИПН. 260а, S. 33f.) [* Все это ныне либо вовсе уже не читается, либо читается как "проповедь", способная лишь на краткий миг согреть душу, а потом бесследно исчезнуть. Иначе откуда бы взялась у новоявленных "реформаторов" смелость соединить свою пустоту с тем мистериальным деянием колоссальной силы и значения?]


На Рождество 1923/24 г. Рудольф Штайнер закладывал единый камень основы духовного первого Гетеанума в души людей, а на нем возводил возрожденное в новом качестве Антропософское Общество. Также и на этот "камень" он нанес некие письмена, а именно медитацию, в которой соединил всю антропософскую мудрость в единой мантрической формуле.


Духовный камень основы Рождественского Собрания есть, по сути дела, семя, способное в человеческом духе прорастать по законам органического мира, наделять сознание реальным бытием, эфиризироватъ мышление, приводить мыслящее сознание к идеальному восприятию идей, что составляет предступенъ при восхождении к имагинативному сознанию.


В медитацию этот камень основы облачен таким образом, что содержание медитации вводит его в души людей за счет того, что работа с нею строится по законам семичленной метаморфозы. Своим содержанием медитация охватывает всю эволюцию мира и человека вместе с их творцами. Но вместе с ее содержанием Рудольф Штайнер дает и метод работы с нею. Заложенная в ней семичленная метаморфоза — более высокого рода, чем та, какую мы открыли в статутах; она находится во взаимосвязи с семичленностью всего нашего эволюционного цикла. Работая с ее ступенями, человек врастает в свою макрокосмическую сущность.


И человек, и мир произошли в их развитии из Божественного Триединства. Поэтому из него исходит семичленная система (целостность) медитации и в него возвращается.[* Основополагающим принципом P.C. было триединство. Рудольф Штайнер возвестил об этом в самом начале тремя ударами молотка. Это не было имитацией каких-то там ритуалов. Здесь эзотерика рождалась непосредственно, приходя из сверхчувственного мира.Девятичленностъ медитации представлена девятью Иерархиями. Девять Иерархий вместе с Божественным Триединством образуют двенадцатичленностъ. В тексте, вложенном в краеугольный камень первого Гетеанума, указано четыре числа: 3, 5, 7, 12. Число 5 — это микрокосм, человек.


Правильный подход к медитации возможен лишь в том случае, если семь ее ступеней мы переживем в духе той семичленности, которую мы рассмотрели в связи с рис. 1. Однажды такая работа уже была проделана нами. Она изложена в "Практическом заключении" к нашей книге "Триединый человек тела, души и духа". Но чтобы не вынуждать читателя обращаться к ней, мы вновь произведем краткий структурный анализ медитации.


Читая ее, мы тотчас же замечаем, что она состоит из трех взаимосвязанных частей. Четвертая часть выражает их единство. В трех первых частях присутствует Божественная Троица. Ее единство образует "Христос-Солнце", соединившийся с Землей. Такова, следует сказать, новозаветная Троица; ее изображение мы находим на иконе Андрея Рублева. На ней нарисовано то, что в медитации камня основы выражено словами. [* Истолкование иконы читатель может найти в нашей книге "Ожидающая культура".]


 

Икона Андрея Рублева


Трехчленность, обладающая принципом единства, способна благодаря ему метаморфизироваться, "выворачиваться", переходить на другую сторону бытия, отражаться, рождать (будучи бытием) инобытие. Так получаются два треугольника в лемнискате, показанной на рис.4. Их системообразующие принципы соединены в точке (элементе) 4. Но лемниската обладает тремя триединствами, т.е. переход одной ее троичности в другую может быть пережит также в виде троичности. Ее образуют элементы 3, 4 и 5. Все три триады несут в себе черты диалектического принципа, но выраженного в каждой из них качественно по-иному. Так глубоко и органично сочетаются в семичленной лемнискате единство, трех-, девяти- и семичленность.


Движущее противоречие, присущее диалектическим триадам, может носить разный характер. Это могут быть: Я и мир, бытие и небытие, бытие и сознание, идея и восприятие, материя и дух, мышление и созерцание, внутреннее и внешнее и др. Противоречие как таковое развилось из отношения, присущего высшему миру, божественным существам, и вновь возводит к нему, если приходит к своему разрешению в субъекте. Через синтез противоположностей возникает все новое. Диалектика как жизнь логики есть одна из форм мирового процесса становления. Поэтому мы находим диалектику и в тексте медитации, которая вне интеллектуального никак не может стать доступной для человека. Каждый из первых трех отделов медитации состоит из двух частей, и первоначально они образуют противоречие: Божественного и человеческого. Человек есть творение божие и тем не менее он пришел в противоречие с Богом, чтобы стать самообусловленным, т.е. богоподобным существом.


Противоречие между человеком и Богом — трех родов, и нужно определенным образом упражняться, чтобы развить душу (она есть всецело достояние человека) и вернуться к отношению с Богом. С божественной стороны ему в этом деле уже протянута рука помощи, о чем говорится в четвертой части медитации.


Упражняться, также и медитативно, можно лишь в соответствии с основополагающими законами развития.[* Кто этого не знает, тот не может быть эзотериком.] Поэтому триединство медитации разворачивается в упражняющемся субъекте в семичленное единство, в цикл метаморфозы.


В первый день, 25 декабря, Рудольф Штайнер дал весь текст медитации, но таким образом, что сначала прозвучали первые (человеческие) части трех первых отделов, потом четвертый отдел и, наконец, три первых отдела полностью. Так было положено исходное триединство: человек — Бог — человек и Бог. Затем произошло обсуждение всех статутов в целом.


Семичленную структуру медитации Рудольф Штайнер начал развивать с 26 декабря. Он тогда сформулировал первое медитативное упражнение. Его основу составляют первые (человеческие) части трех первых отделов. И это естественно, поскольку начало медитативной работы полагается в человеке. Духовный импульс Рождественского Собрания дает ему первое медитативное упражнение, с которого он начинает в своей душе возводить духовный Гетеанум: его зримое художественное выражение эволюционизма претворять в ритмы и субстанции своей души. Это упражнение есть также своего рода тезис, первополагание творения в Я. Его великим праобразом было начало творения зона древнего Сатурна — начала всех начал.


Первое упражнение, или первая ступень медитативной семи-членности, было дано в среду — в день Меркурия, под знаком которого стоит вторая половина земного зона. Но начинать систему упражнений, конечно, следует в субботу — "с самого начала". Закладка камня основы первого Гетеанума состоялась в субботу (день Сатурна), когда, как было отмечено, Меркурий стоял в Весах.


Первая ступень медитации трехчастна, и каждая из ее частей, в свою очередь, состоит из двух частей. Тремя способами, в трех сферах души — мыслительной, чувственной и волевой — индивидуальный человек, человек-Я стремится пережить свою связь с Богом. Это переживание отрывает его от пространственно-временной, видовой эволюции и приводит в связь с духовной "вертикалью" развития, ведущей от земли к небу.


"Памятование о Духе


Собственное Я [человека.]


В Я Бога Обретает бытие —


Размышление о Духе


Собственное Я


С Я мира соединяется —


Узрение (созерцание) Духа


Собственному Я


Для свободной воли Даруется —"


(ИПН. 260, S. 96.)


В процессе медитативной работы происходит "взятие на себя" креста мировой эволюции. В индивидуальной духовной эволюции человек устремляется к импульсам, которые обычную эволюцию, эволюцию видов, определяют из высей (как Иерархии и групповые "Я"). При этом он движется и во времени, от инкарнации к инкарнации: от пра-тождественности с Богом ("обретает бытие") к отношению с Ним ("соединяется") и, наконец, — к свободной воле. Так полагает ученик тезис своего нового развития.


Вторая ступень медитации была дана в четверг 27 декабря, когда началось обсуждение отдельных параграфов статутов. Она также состоит из трех отделов, но теперь каждый из них имеет по три части. Все при этом нисходит на одну ступень вниз, к конкретному отдельному человеку, чтобы обратить его к его макрокосмической сути.


"Собственное Я


В Я Бога


Обретает бытие


жить


в мировом существе человека.


Собственное Я


С Я мира


Соединяется


чувствовать


в душевной деятельности человека.


Собственному Я


Для свободной воли


Даруется


мыслить


в духовных основах человека". 


(S. 106)


Эта ступень показывает нам, что первоначально человек по "вертикали" духа движется не вверх, а вниз: к простым земным мышлению, чувствованию и волеизъявлению ("жить"). Так обретает он малое, но индивидуальное "я", с которым только он и может начать восходить. "Чтобы делать золото, нужно иметь золото" — так гласит алхимическая поговорка. Но в малом "я" человек отпадает от Бога, порой даже отрицает его. Таков антитезис медитации. Жизнь в малом "я" понуждает субъект снять "памятование" и т.д. Духа. Но снятие — это не уничтожение. Божественное Триединство присутствует, скажем, структурно в малом "я", в душе человека, которая мыслит, чувствует, волит. В "треугольнике" этих последних и рождается "я" как принцип их единства. Так триединство в ином становится антитезисом сущего Триединства.


Ступень синтеза в медитации является выражением переориентации субъекта на духовные выси. Здесь тезис является вновь, но в ином, обожествленном облике. Вертикальная ось мирового креста в человеке становится "вертикалью" его восхождения. Человеческому Я открывается Божественное Триединство в процессе творения и поддержания мира, а также как его основополагающая динамическая структура. В тезисе три рода упражнений были даны, в известной мере, "в безмолвии" (Бёме), на них было лишь указано. Но теперь становится ясно, почему ими следует заниматься: чтобы преодолеть тенденцию нисхождения в материю, в эгоизм, в абстрактность. В медитации три раза звучит "ибо".


"Упражняйся в памятовании о Духе


Ибо правит Дух-Отец


в высях


В глубинах мира


бытие порождая.


Упражняйся в размышлении о Духе


Ибо правит воля Христа


в окружении


В мировых ритмах


благословляя души.


Упражняйся в узрении Духа


Ибо правят Духа


мировые мысли


В существе мира


моля о свете". 


(S. 138)


В своем "несении креста" человек чувствует себя пронизанным силами Троицы. При этом идущее сверху вниз есть воля Отца. Снизу вверх человека ведет Ипостась Св. Духа. Во времени (в истории) развитие человека ведет Бог-Сын, соединившись после Мистерии Голгофы со временем Земли. Он ведет человека к высшему Я.


Таково первое триединство медитации. В нем мы имеем дело с  эзотерикой диалектики. Медитация делает формальное, логическое самодвижение мысли субстанциональным, отчего меняется природа всех трех тел человека. Он овладевает сильным, индивидуально поволенным мышлением, без которого созерцание невозможно. Таким образом, даже не преуспев в ясновидении, мы, совершая медитацию, ускоряем наше продвижение по пути эволюции.


Четвертая ступень медитации требует от упражняющегося сущностную диалектику его духа снять. Поскольку работа эта медитативная, а не понятийно-мыслительная, то, в отличие от гносеологической лемнискаты (рис.4), где требуется снять малое "я", здесь, при восхождении на четвертую ступень следует совершить некое, скажем, индивидуализированное священнодействие. А почему бы и нет, если речь идет о посвятительном процессе. В нем были призваны принять участие все, присутствовавшие на P.C. В Евангелии Христос говорит: "Некогда придет время и оно уже близко, когда истинно божественное почитание Отца будет совершаться силой духа и в познании Истины. ... Бог есть Дух, и поклоняющиеся Ему должны это делать силой духа и в познании истины". (Ин. 4, 23; согл. переводу Эмиля Бокка.)


В людях глубоко сидят фарисейское и саддукейское начало: они не в силах осознать, поверить, что евангельские обетования могут осуществляться также и в их время. Так, видимо, и членам ВАО во все времена представляется невероятным, чтобы Рудольф Штайнер на P.C. мог заложить камень основы такого храма, в котором поклонение Богу должно совершаться "силой духа", "в познании истины" — силой Св. Духа. Но храмом именно такого Христианства является первый Гетеанум. Духовно его победить нельзя, но можно исказить его образ в душах людей. Однако подумаем, что сидит в людях, идущих на такое дело, способных посягнуть на эзотерику Гётеанума!


На первых трех ступенях медитации совершается "введение" или "вхождение" ученика в храм. На одном из его витражей было написано: "И Бау становится человеком" — медитативная формула потрясающей глубины! Если попытаться комментировать ее, то пришлось бы приняться за рассмотрение всех уроков первого Класса. Но так далеко мы не пойдем. Ибо и медитация камня основы также необъятна, поэтому даже в ней мы особо выделяем лишь один момент — структурный, а также ритмику ее возведения, которая должна стать для медитирующего ритмикой самосозидания. Чтобы "Бау" стало человеком!


Итак, мы взошли на четвертую ступень, в ту "окружающую среду", в которой медитация развивает свою целостную семичленность. Эта "среда", этот "мир" медитации настолько не прост, что ученик, снявший малое "я", чтобы в любви отождествиться с этим миром, рискует попросту потерять себя. Поэтому уже на первых трех ступенях он должен был укреплять связь со своим высшим Я, чтобы стать способным низшее "я" принести в жертву — всякое священнодействие имеет своим центральным актом жертвоприношение — в духе апостола Павла, сказавшего: "Не я, но Христос во мне".


Также и на четвертой ступени медитация строится на троекратном "упражняйся", простирается же она до размеров Вселенной, объемлет собой все девять Иерархий. Это, можно сказать, величайший из всех возможных объектов созерцания. И тем не менее, и на этой ступени самотождественность индивидуальности ученика ни в коем случае не должна быть утрачена. Итак, постараемся вырасти до размеров Мироздания.


"Упражняйся в памятовании о Духе


Серафимы


Херувимы


Престолы


Дайте из высот


прозвучать,


Что в глубинах найдет


эхо.


Упражняйся в размышлении о Духе


Кириотетес


(Господства)


Динамис (Силы)


Эксузиаи (Власти)


Дайте с Востока


возгореться (тому),


Что через Запад


формируется.


Упражняйся в узрении Духа


Архаи


Архангелы


Ангелы


Дайте из глубин


испросить,


Что в высотах будет


услышано".


(S. 187)


Человек, созерцая (т.е. мысля в созерцании, путем идеального восприятия), встает в центр креста эволюции, а вдоль его обеих осей открываются действия Иерархий. "Горизонталь" культурно-исторического развития в этом смысле оплодотворяется "вертикалью" взаимодействия высей и глубин.


Следует еще отметить, что на антропософском пути посвящения ученик приходит к свободным, новым имагинациям. Это означает, что он не просто пребывает в ожидании, что, может быть, что-то откроется из сверхчувственного и скрасит серые будни повседневности. Нет, уже в посюстороннем, восходя от рефлексии к созерцанию, он определенно ставит себе цель, что он желает увидеть. И делает он это не праздно, а исходя из реальных потребностей жизни.



Он видит, как и мыслит: по собственному усмотрению. В медитации камня основы таковым является желание познать себя в триединой сути как образ и подобие триединого Бога.


Что следует для медитирующего из созерцания Иерархий, открывается на пятой ступени. Он должен воспринять это идеально, тринадцатым органом чувств, которым постепенно становится "эфирное сердце", формирующееся в индивидуализированном эфирном теле над головой. То, как он принес жертву на четвертой ступени, было тремя "упражняйся" ("Царство Небесное силою берется..." Мф. 11, 12). Они образовали чашу причастия. И в нее теперь нисходит гостия (просвира): человек нравственный, обращенный к активному деланию добра в гармоническом взаимодействии ума и сердца. (На доске Рудольф Штайнер изобразил ту чашу таким образом, что она, подобно своду, осеняет человека сверху и он как бы восходит к ней, в нее.)


Фото доски


Чаши





Что основывали участники P.C.? — Духовный Гетеанум в своих сердцах, чтобы исходя из его духа "вершить" Антропософию в мире. И это ведь нужно было понимать!


На пятой ступени медитирующему, или созерцающему, открывается высокая всеобщая (общая) задача. Осуществлять ее можно только индивидуально. Но как? Шестая ступень дает ответ на этот вопрос.


Она является вторым элементом в верхней триаде лемнискаты. Вместе с пятой ступенью они образуют противоречие между всеобщим и индивидуальным. Разрешается оно с помощью принципа, который хранил нас в средней триаде (ступени 3, 4, 5). Это "не я, но Христос во мне". Далеко не безразлично, каким путем человек приходит к своему высшему Я. Нужно во что бы то ни стало прийти к нему под водительством Христа. Ибо возле высшего Я, на подступах к нему нас подкарауливают азуры.


Обретая свое высшее Я во Христе, человек начинает сливаться с аурой Земли, чтобы работать над претворением зона Земли в эон Юпитера. Так несет он свой крест эволюции.


И это-то и является тем, что уже не "мы", а отдельный человек, как свободная индивидуальность, желает "основывать" и "вершить". И в таком случае все творимое ею будет "добром". Начнет она свою работу с царств природы, помогая ее элементарным духам, как некогда ей самой помогали существа Иерархий. И все в ее  деяниях будет пронизано пониманием роли любви в становлении мира.


"Божественный Свет


Христос — Солнце


*


Это слышат элементарные духи На востоке, западе, севере, юге. Да услышат это люди!" (S. 210)


Задачей индивидуализации мысле-субстанции медитации обусловлено то, что на шестой ступени трехчастность предыдущих ступеней сведена в единство. Я в любых своих явлениях едино. В центре мирового креста, простершегося по четырем сторонам света — таков прафеномен земной ауры, — являет Себя Бог, нисшедший из высей и ставший Господом Земли, ее средоточием. И в этом центре пытается пережить себя медитирующий как благовестник Христа, несущий весть о Нем духам элементов и людям. Это констелляция, в которой Бог и человек стоят в центре земного креста; она тоже краеугольная.


С раскрытием седьмой ступени медитации камня основы возведение Антропософского Собрания было завершено. Весь тагунг длился девять дней. Триединство и семичленность слились в одно. Такова сущность всеединства — Бау (строение) седьмой ступени метаморфозы. Бау стало человеком — триединым человеком головы и нервов, ритмической системы дыхания и кровообращения, конечностей и обмена веществ. Они образуют основу для того, что открылось на второй ступени как жизнь души, протекающая в мыслях, чувствах и волеизъявлениях. Они же, в свою очередь, есть динамическая основа Я. Теперь все это нужно привести в окончательную взаимосвязь, которая включала бы в себя и Божественное триединство. Тогда микрокосм станет един с Абсолютом.


"Ты живешь в конечностях,


Ибо правит Дух-Отец высей,


В глубинах мира бытие порождая.


*


Ты живешь в биении сердца и легких, Ибо правит воля Христа в окружении, В мировых ритмах благословляя души.


Ты живешь в покоющейся голове,


Ибо правят Духа мировые мысли,


В существе мира моля о свете".


(S. 255)


Распростертый над поверхностью Земли крест шестой ступени на седьмой встает вертикально. Это Мистерия выпрямления: физического — для будущего царств природы, душевно-духовного — для человека.


Мы видим также, что седьмая ступень — это тоже синтез, только высшей степени. Трем родам "упражняйся" открылся триединый человек трех систем его жизни. При этом мы знаем, что в конечностях живет воля и она действует в воспоминании, простираясь вплоть до начала мира, где открывается Бог-Отец. В ритмической системе живет чувство. В нем зарождается человеческая душа — новообразование во Вселенной. В ней действует Христос, пришедший из высей и соединившийся ради этой души с "горизонталью" Отчей эволюции, с историей. В голове живут мысли. Изменяя метод мышления, мы приходим к восприятию того, как они — космические интеллигенции — нисходят в индивидуальный дух человека. И таким же образом его достигают интуиции Св. Духа. Они приходят также и из будущего.


Человек, Бог и эволюция сливаются воедино. К этой цели и устремляется медитант, упражняясь в воспоминании, размышлении, узрении духа.Это есть всеединство высей, глубей и далей, а также прошлого, настоящего и будущего нашего эволюционного цикла. Таково содержание седьмой ступени.


Понимая медитацию таким образом, мы превращаем ее в инструмент сильного воздействия на наше эфирное тело, ускоряющего его развитие, т.е. индивидуализацию. Развивается ведь только живое. Поэтому Рудольф Штайнер вел P.C. таким образом, чтобы Антропософии на земле дать жизнь в живом Антропософском Обществе. И ни в каком другом она существовать не может.




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru