Глава 14. Школа

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ СОБРАНИЕ 1923-2005

Глава 14. Школа

Глава 14.             Школа


Вероятно, трудно было ожидать, что все участники P.C. окажутся на соответствующей ему высоте сознания и познания. Однако таких могло быть много, может быть, даже большинство. И уж непременно то особое дыхание Духа должно было пережить ядро старых членов.


Рудольф Штайнер в одной из лекций 1922 г. говорил: "Вы можете, по сути дела, все то, что составляет первую аксиому, первоначальное и элементарное антропософского метода исследования найти в моей "Философии свободы" и даже в еще более ранних книгах.... самое элементарное (первоначальное) понимание антропософского исследовательского метода можно почерпнуть из этой "Философии свободы"". (ИПН. 82, 10.4.1922.) Иными словами, перед своими читателями и слушателями Рудольф Штайнер развивал методологию Антропософии в течение всей своей духовнонаучной деятельности. И могли ли они это не знать?


Методология эта такова, что в ней объект и субъект исследования сливаются в одно, и тогда становится возможным акт идеального восприятия (созерцания). Человек тогда в определенной мере возвращается к единой мировой основе, не утрачивая себя как Я. Поэтому овладение антропософской методологией предполагает изменение типа личности, прежде всего, качества ее сознания, благодаря чему путь познания в Антропософии становится и путем посвящения. Познаваемое, этическое, эзотерическое и методологическое пребывают в Антропософии в единстве, и единство это — особого рода. В цитированной выше лекции Рудольф Штайнер говорит далее: "Но род и способ, каким эта "Философия свободы" пытается говорить о моральном мире, качественно не отличается от того, что мы получаем в себе как состояние нашей души, когда мы занимаемся математикой (математизируем)"; и он еще добавляет, что истинное математизирование можно найти у Новалиса, который, например, пишет: "В математизировании мы имеем, по сути говоря, прекраснейшее, грандиозное, потрясающее поэтическое произведение!" (Ibid., S. 116f.)


Разумеется, такого рода "математизирование" совершается и переживается в духе древней Пифагорейской школы, которую Рудольф Штайнер обновлял, развивал и давал своим ученикам в течение более чем двух десятилетий.


Все это, конечно, не осталось не понятым. Мария Штайнер пишет: "Но между тем он дал нам то, что, будучи правильно понятым и пережитым, может действовать преобразуя мир, заново творя душу, творя духовно"( 24 )


Для тех, кто был способен все это понимать и переживать, предполагалось создать эзотерическую Школу — ядро всеобщего Антропософского Общества. Она должна была существовать не на "демократической" основе, а на основе, так сказать, эзотерической "совместимости" ее правления, участников и закономерностей (требований) оккультного ученичества. Все три стороны свое единство должны были обретать в водительстве Рудольфа Штайнера. Но когда его не стало, триединство превратилось в трехчленность, эзотерически правильно возведенное стало эзотерически ложным.


Нужно быть совершенным профаном в эзотерике и ничего не понять из того, чему учил Рудольф Штайнер, чтобы думать, будто бы его место в созданной им Школе и Обществе мог бы занять кто-нибудь другой, выбранный, как любили говорить в СССР, "по просьбе трудящихся", а членов названного им Форштанда можно заменять кем угодно — теми, кто пробьется на самый верх. Думать так означает обманывать себя или просто быть материалистом. Но таких духовный мир отбрасывает от себя со всеми их делами. Какой быть эзотерической Школе, (эзотерическим Классам) — это определяет Архангел Михаэль, и знать это может лишь тот, кто способен сознательно воспринимать Его волю. Таковых в ВАО с 1925 года и по сей день нет. Значит, никто не в праве и возглавлять Школу.


Когда г-жа Глёклер говорит: "Там, где нужда особенно велика, там особенно сильно чувствуется и близость духовного мира..."( 25 ), то это всего лишь играющая на чувствах фраза, какую можно часто слышать в религиозных сектах. Куда уж как большой была нужда, вызванная двумя мировыми войнами, а близости духа человечество так и не почувствовало. Не поучительный ли пример? Глёклер еще прибавляет: там, "где люди действительно пребывают в поиске". Вот этот "действительный" поиск и означает глубокое научное познание Антропософии как системы наук, обладающей универсальной методологией. Но именно так очень мало кто желает в ней искать. Многие "ищут" лишь личного преуспевания, а в последнее  время — еще привлекают на помощь парапсихологию! Имеется, правда, в ВАО одна особая категория людей. К ней относится и Михаэла Глёклер. Наблюдая ее, невольно вспоминаешь иранских детей, которых муллы во время ирано-иракской войны посылали с золотыми ключиками от рая на минные поля иракцев. Таков же отчасти и Сергей Прокофьев, но только отчасти, ибо в иных случаях он и сам большой "мулла".


* * *


Говоря об учрежденной на P.C. Школе, мы ограничимся рассмотрением только ее эзотерических Классов, ибо в нашем исследовании мы ставим себе задачу пытаться решать комплекс проблем, связанных с судьбой Р.С, лишь предварительно, в надежде привлечь внимание к правильной их постановке.


В определениях, какие Рудольф Штайнер дает Школе, легко различаются два аспекта. С одной стороны, он характеризует ее едва ли не как экзотерическое учреждение. Так, отвечая на возражение одного из участников с характерной фамилией Maurer, сказавшего, что п.5 (в котором речь идет о Школе) "было бы лучше открыто не лансировать", т.к. нужно помнить о врагах и т.п., Рудольф Штайнер подчеркивает, что речь здесь идет о "классах", а не о "градусах", и продолжает: "Эта Высшая Школа Духовной науки в Дорнахе имеет три класса, подобно тому, как (скажем) во Фрайбурге в Высшей школе (в университете) на медицинском факультете имеется четыре класса, т.е. четыре года обучения. — Так что ее следует описывать совершенно точно по образу существующих высших учебных заведений... Представьте себе университет, в нем всё происходит так, что руководство решает, можно ли студента переводить на следующий курс или нет". (ИПН. 260, S. 85f.)


Далее, поясняя свою мысль, Рудольф Штайнер говорит о том, что прежде в университетах философия была общеобразовательной дисциплиной, овладев которой, студент выбирал для себя один из трех факультетов: теологический, юридический или медицинский. В этом смысле Школу можно назвать "Всеобщим антропософско-философским факультетом, а затем Вы имеете три Класса, возведенные на нем. Это учреждено совершенно подобно университету". (S. 87f.)


То же самое говорил Рудольф Штайнер и об Обществе, что оно должно быть подобно другим, естественнонаучным и т.п. обществам. Отличие от них коренится в содержании, но, правда, не в том смысле, в каком, скажем, немецкое Общество Гете отличается от Общества физиков. Антропософское Общество строится на "духовных основах", "на основе истины" (S. 43), понимаемой не в тривиальном смысле, когда имеется в виду, что его члены не должны лгать. Несомненно, в жизни Общества нужна и такая истинность, но одной ее недостаточно.


И тут возникает другая сторона и Школы, и Общества. Их общая духовная основа — Гетеанум. В связи с ним следует углубить и понимание истины. Рудольф Штайнер говорит: "Мы придерживаемся того мнения, что Гетеанум продолжает существовать"; "Бау существует душевно"; "перед нашим духовным взором Гетеанум стоит здесь!" (S. 121.) Иначе это и быть не могло. Гетеанум был задуман и возведен как храм новых Мистерий. Совершенно открытый внешне, он был для профана мало доступен внутренне. Плохо понимается он и до сего времени, даже антропософами старшего поколения. Об этом убедительно свидетельствует их "позитивное", а то и даже восторженное принятие того, что было понаделано при перестройке большого зала второго Гетеанума. Эзотерику порой ставятся испытания (с использованием сил зла), не выдержав которые, он дискредитирует себя перед духовным миром. А это намного хуже, чем вызвать недовольство того или иного антропософского начальника или даже упасть в глазах антропософского общественного мнения, которым проходимцы разного рода манипулируют как хотят.


Корень поражений, которые антропософское Движение терпит во всё возрастающем числе и силе, следует искать в непонимании его приверженцами того, какого рода Мистерии учредил Рудольф Штайнер [* Ведутся спекуляции о том, что это мистерии воли, а не мудрости. Чтобы судить о таких вещах, нужно Антропософию знать по сути, а не информативно]. Это непременно должно было быть понято на P.C. И поскольку этого не произошло, то его трагедия распростерла свою тень на многие десятилетия; мы и сегодня еще не знаем, где ее конец.


В прочитанном на то Рождество цикле лекций Рудольф Штайнер совершенно определенно с самого начала сказал, что Собрание  строится на эволюционном принципе и объяснил — почему [* Напомним читателю и здесь, что мы условились воспринимать, осознавать и принимать за основу наших размышлений то, что говорит сам Рудольф Штайнер]. Свою первую лекцию он начал так: "В эти вечерние часы нашего совместного рождественского пребывания я хотел бы дать Вам такой обзор развития человечества на Земле, который привел бы нас к возможности интимнее и интенсивнее воспринять в сознание человека современности. Именно в это, в настоящее время, когда такое, исключительно значительное, следует сказать, готовится для всего культурного человечества [* Имеются в виду Антропософия и Рождественское Собрание.], каждому глубоко мыслящему человеку должен был бы быть особенно близок такой вопрос: каким образом современная конфигурация, современная конституция человеческой души произошла из длившегося долгое время развития? — Ибо нельзя ведь отрицать, что современное состояние будет понято лишь в том случае, если его постараются понять, исходя из прошлого". (ИПН. 233, 24.12.1923.)


Эволюция же имеет две стороны: внешнюю, пространственно-временную, и внутреннюю; человек переживает эту последнюю в своем душевно-духовном, в Я-существе. Этот факт учитывался в Мистериях древности. В пятой лекции цикла Рудольф Штайнер говорит: "...мудрые жрецы восточных Мистерий свои грандиозные, гигантские познания, воззрения получали лишь в зависимости от времени и пространства... определенная зависимость от пространства и времени на Земле — это было характерно именно для Мистерий Востока".


Иными были Мистерии греко-латинской культуры. Огромная перемена произошла в сути Мистерий при переходе их с Востока на Запад. "Греческие Мистерии были таковы, что в них выступил человек в связи с тем, что он приносил навстречу богам. Бог приходил, так сказать, в своем теневом облике или в световом спектре, если человек благодаря (соответствующей) подготовке удостаивался того, что Бог приходил к нему в световом спектре. Благодаря этому греческие Мистерии действительно стали подготовкой нового человечества". (ИПН. 233, 28.12.1923.)


В той же, четвертой, культурной эпохе возник и синтез внешнего и внутреннего путей в Мистериях. Это был факт исключительного значения, и он совершился в Эфесских Мистериях Артемиды: "И вот в середину между древними восточными и греческими Мистериями встала Мистерия Эфеса. У неё было совершенно особенное положение. Ибо те, кто получал посвящение в Эфесе, могли еще отчасти приобщиться к гигантским, величественным истинам древнего Востока. А еще они были затронуты внутренним ощущением и чувством связи человека с Макрокосмом и божественно-духовной сутью Макрокосма. О, в Эфесе еще можно было воспринять много такого, что было сверхземным". (Ibid., S. 88.) В некоем роде параллельным Эфесу, но еще более глубоким духовным течением были Мистерии Гибернии.


В Дорнахе 1923/24 г. была предпринята попытка тот синтез Мистерий обновить в соответствии с задачами развития в эпохе души сознательной, а именно, указать способ "несения" креста эволюции индивидуальным духом, благодаря которому этот крест возносится над современной цивилизацией и возникает еще одно, пятое, царство: царство свободных индивидуальностей, переходящих от теневой (понятийной) к полной света подлинной связи с богами. Человек пятого царства становится со-творцом в делах Божиих.


Именно эту задачу как самую актуальную и непосредственную предполагалось начать решать в трех Классах эзотерической Школы Гетеанума. Задачи такого рода обладают вселенским значением и не решаются массами людей сразу. К ним сначала способно приступить лишь совсем небольшое число людей, поставивших себя на служение человечеству соответствующим конкретному времени образом. Так было после Мистерии Голгофы, когда всего лишь 12 человек понесли Импульс Христа в мир. Поэтому на них и низошел Св. Дух — укрепляющий, дарующий понимание, возносящий по вертикали эволюции Дар Божий.


Залогом того, что некоторые из участников P.C. были способны стать в эзотерическом смысле авангардом развития в эпоху души сознательной, служили их прошлые земные воплощения, о некоторых из которых мы знаем. Среди участников Собрания были люди, прошедшие путем ученичества и в восточных, и в эфесских, и в гибернийских Мистериях. Рудольф Штайнер знал о них, читая свой рождественский цикл лекций.[*В другое время Рудольф Штайнер говорил, например, что Альберт Стеффен был антропософом еще до встречи с нею.] Такие люди, с особенной конституцией души, могли возглавить и вести Школу, работать даже в ее втором и третьем классах. Но непременным условием для всех членов Общества при этом было: "что человек духовный мир сначала познает в форме идей (так писал Рудольф Штайнер в январе 1924 года). В этом смысле будет Духовная наука лелеяться во Всеобщем Антропософском Обществе". (ИПН. 260а, S.108.)


Для кого познание является путем в сверхчувственное, должен рефлексию претворить в созерцание, вместо интеллектуальной развить созерцающую силу мышления. Тогда эзотерическим становится и познание. Своего рода нулевым классом является познание Антропософии, и он есть основа "для всякого пути в духовный мир". (Ibid., S.101.)


Нужно иметь особую карму, чтобы претендовать на вступление в духовный мир до его познания в идеях, т.е. достаточно много потрудиться над выработкой предметного сознания уже в прошлых инкарнациях. Такой человек должен в Антропософии явить плоды совершенно особого ума, и он, несомненно, должен быть прирожденным методологом в духовнонаучном смысле. Образцом тут может служить пока что лишь Рудольф Штайнер, поэтому и необходимо Рудольфа Штайнера понимать. Для тех, кто на это не способен, он стал камнем преткновения, а не краеугольным камнем их нового эзотерического пути, ведущего к свободе, в пятое, будущее человеческое царство. Но тогда, вообще, какое право имеют они говорить об эзотерической Школе и даже брать на себя управление ею?


В Евангелии от Матфея рассказывается, что проходившие мимо Голгофского Креста, в том числе и первосвященники, трясли бородами и злобно восклицали: "Если Ты Сын Божий, сойди с креста!... Других спасал, а Себя Самого не может спасти!... пусть теперь сойдет с креста, и уверуем в Него". ( Мф. 27, 40—42). И сколько же их, о Боже, "трясущих бородами", обретается в антропософской среде! А у креста почти никого нет.




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru