Глава 17. Куда пойдет ВАО после 2002 года?

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ СОБРАНИЕ 1923-2005

Глава 17. Куда пойдет ВАО после 2002 года?

Глава  17.              Куда пойдет ВАО после 2002 года?


Ответим на этот вопрос сразу: оно пойдет туда же (только быстрее и откровеннее), куда оно уже шло в течение 90-х годов XX века. А теперь обо всем по порядку.


Как, вероятно, заметил добрый и умный читатель, нам долго пришлось пробиваться сквозь "тьму египетскую" современного бытия ВАО, прежде чем мы смогли проникнуть к свету духовнонаучных истин. Но вот теперь, правда уже с ними, нам придётся еще раз погрузиться в ту тьму. Ибо ее нельзя забыть, нельзя игнорировать, нельзя оставить такой, какая она есть. Ее нужно метаморфизировать в свет. А для этого ее нужно хорошо познать. Итак: снова во тьму!


В 1921 г., наблюдая, как понижается духовность созданного в 1913 г. ВАО, как в нем укореняется дух "неправдивости", как оно "продырявлено" Ариманом, а также видя, как приходит в упадок вся цивилизация, Рудольф Штайнер говорил: "Лишь в познании того, что составляет силу времени, заключается то, что может уберечь нас от нуля в шпенглеровском смысле, а именно от наступления заката. Вы должны жаждать того, что способствует учреждению свободной духовной жизни". (ИПН. 342, S. 203.)


Нам представляется, что рассмотрения, с которыми читатель познакомился в этой книге, находятся в соответствии с тем, "что составляет силу (нашего) времени". Познавая это время, мы приходим к пониманию того, как вывести антропософское Движение из кризиса. Но нужно быть реалистом и сказать себе, во-первых, что как раз познать дух времени, действующие в нем силы, нам менее всего позволят в современной "антропософской" среде [* В подтверждение этого автор мог бы сослаться хотя бы на собственный опыт: после попытки сделать это в 1993 г., когда мы опубликовали нашу книгу "Антропософия на скрещении оккультно-политических течений современности", нас тотально, вот уже в течение 10 лет блокируют во всех АО и ветвях, распуская о нас самые черные слухи, будто мы примкнули к правым радикалам, к националистам, да не русским, а ... немецким!? Почему бы еще не к перуанским? или зимбабвийским?]  и, во-вторых, кризис тот необыкновенно глубок. Он коренится, так сказать, в колоссальной духовной "запущенности" антропософов — в их  трудно объяснимом страхе, некритичности, крайне слабом владении Антропософией и др. Именно по этой причине мы наблюдаем в последние десять лет, что нулевое состояние в нашем Движении и в ВАО — это не предел сползания.


Можно было бы, конечно, "оставить мертвым хоронить их мертвых", но беда в том, что они хоронят также и живых, хоронят живое. Вот почему приходится заниматься делами, происходящими в ВАО.


Помня о том, к чему мы пришли, исследуя Рождественское Собрание, обратимся еще раз к конференции 2002/03 г. Независимо от того, кто и как на это отзовется, мы должны содеянное на той конференции квалифицировать как еще одну гнусность в ряду тех, что творятся в ВАО в последние 12—14 лет. Подстать ей были и методы, которыми ее проводили. Когда сохранившая здравомыслие меньшая часть присутствующих (прим. 10%) попыталась воспротивиться им, то другая, большая часть "побила ее камнями" группового негодования. (А где же при этой была их позитивность?) Один гость из России, видевший и слышавший это, рассказывал нам: "Я, к сожалению, не знаю тех немецких слов, которыми то большинство побивало меньшинство, но я бы не удивился, узнав, что то была нецензурная брань, — так грубо и зло они звучали" [* Это нам еще один пример того, каковы "позитивность" и "отказ от критики" членов ВАО.]. Другой знакомый, из Швейцарии, говорил, что его особенно потрясла готовность зала, ну просто одержимость желанием тянуть вверх руку с синим талоном лойяльности, голосуя за все, что бы ни предложил президиум. Это напоминало, заключил он, времена третьего Рейха. А, заметим, среди главных заправил, манипуляторов той конференции был фон Платон. Он был одним из творцов той одержимости, которая, конечно, была ему по вкусу; а вот если антропософы следуют за Рудольфом Штайнером, то, заявляет он, это "ведет в Освенцим". Таковы нравственность и чувство "правды" новых правителей в ВАО.


Происходить подобное может по той причине, что наши враги серьезнее, чем мы, относятся к Антропософии и в борьбе с нею действуют со знанием дела, в "широком стиле"; мы же, если все-таки решаемся защищать ее, ведем себя как дилетанты. Им, например, гораздо лучше, чем нам, известно, что ключевой индивидуальностью в феномене Антропософии был и остается Рудольф Штайнер, что ее краеугольным камнем остается триединство, которое составляют Гетеанум, Рудольф Штайнер и задача основания Мистерий нового времени. Неудача, постигшая Рождественское Собрание, нанесла жестокий удар по этому триединству, но не разрушила его. Лишь резко изменились условия его существования. Особенно трудными стали они в последние двенадцать лет, когда темные дельцы, пользуясь наивностью и простотой членов ВАО, повели в нем новое наступление на Антропософию. Первым актом этой войны было избавление от урн ведущих антропософов. Мы писали об этом в нашей "Антропософии на скрещении...". Реакция читателей была минимальная. На членов ВАО это не произвело вообще никакого впечатлений. Видя это, дельцы открыто рассказали членам о темной подоплеке своих преступлений.[* Тот, на ком лежит большая часть вины за переделку большого зала Гетеанума, писал: "Летом и осенью 1992 г. именно проект переделки зала висел на волоске и не двигался дальше. Дело зашло в тупик. Трудно обстояло и с другими переделками в доме (im Hause, т.е. в Гетеануме. —Авт.). В конце ноября благодаря некоему предложению был совершен прорыв как в планировании зала, так и в другом. Этому предшествовало совершившееся за несколько недель до того одно событие, которое едва заметным, но решающим образом изменило атмосферу в Гетеануме: прах Рудольфа Штайнера был предан земле в колумбарии, последние урны были удалены из Гетеанума. С того момента процесс изменений в Гетеануме пошел свободней и по прямой линии. Его следующим этапом стал большой зал". (Статья Ханса Хаслера в "Werkgemeinschaft am Goetheanum — Morgenarbeit zu den Goetheanum-Formen und biographische Skitzen". Издатель: Секция изобразительных искусств при Гетеануме и администрация Гетеанума. 1998, S. 59.) Цитир. согл. "Symptomatologische Illustrationen, № 30, Dez. 2002.]


И опять: гробовое молчание! И... да, "следующим этапом" был Гетеанум: путем переделки большого зала оккулътно, с помощью художественных средств извратили спиритуальные импульсы первого Гетеанума, нанесли ему удар в духовном мире. На этот раз запротестовала небольшая кучка архитекторов. Ее отшвырнули, все стихло, большинство выразило свой восторг от переделки; и тогда взялись за эзотерическую Школу, используя в качестве инструмента Рождественское Собрание.


Служители Клингзора знают, что прошлое никуда не уходит, оно продолжает действовать в настоящем, создавая основу для  формирования будущего. Объявили, что прошлое можно без изменений, без метаморфозы перенести в будущее и жить им далее. И опять в среде членов — восторг, одобрение. Правда, в третий раз протестов было также довольно много. Но большинство из них начисто лишено понимания эзотерического смысла происходящего и потому бесплодно. Борьба сосредоточилась вокруг одних статутов и приняла чисто юридический характер. В этом вопросе ничего не изменилось за все прошедшие восемьдесят лет. Тон продолжает задавать латинский образ мышления.


И еще один волнующий вопрос встает по поводу той конференции и возникшей на ней борьбе. Спрашиваешь себя: а почему она не возникла в двух первых случаях, когда совершили бесчинства с урнами и залом ? Не потому ли, что там дело касалось жизненного нерва самой Антропософии, а теперь дело пошло о власти? Ставя этот вопрос, мы никого конкретно не имеем в виду. Но не поставить его означало бы либо проявить слепоту, либо сильно покривить душой. Ибо он совершенно очевиден.


В кругах оппозиции Обществу то и дело обнаруживаешь отсутствие беспокойства, когда разрушают само существо Антропософии. В самом деле, где была оппозиция (ныне пошедшая даже на судебный процесс с ВАО), когда из Гетеанума, из Nachlass'a, из капеллы в швейцарском местечке Ля Мотта (там покоилась урна Иты Вегман) выбрасывали урны, в том числе и прах Христиана Моргенштерна — поэта европейского масштаба? [* Теперь он, если верить тому, что нам говорят, покоится в общей ямке, куда ссыпали, по некоторым сведениям, прах из 1000 урн. За каждую из них, за право поставить ее в Гётеануме, была в свое время уплачена большая, а порой даже очень большая сумма денег.]  Где была оппозиция, когда в течение долгого времени творили безобразие в большом зале, широко оповещая всех о его ходе? Почему так решительно она проявилась вдруг только на этой конференции?


Мы не собираемся огульно осуждать всех, кто, наконец, возмутился творимым на Дорнахском холме. Среди них есть благородные люди, искренне приверженные Антропософии (таковые, правда, есть и в "тихом" ВАО), но они ли в своих рядах задают тон? Нередко также и их (а не только "тихих" членов ВАО) вовлекают в борьбу на роли статистов, сама же она инспирируется все теми же силами, что инфильтруют ВАО и действуют за кулисами мировой политики. Это все одни и те же силы. И поэтому честным оппозиционерам (а также и честным "тихим" членам ВАО) нам хотелось бы сказать: Защитить Антропософию, принести ей пользу нельзя, не углубляясь в нее систематически, не познавая ее присущим ей методом.


Наше горькое, но неизбежное слово в адрес оппозиции мы могли бы подкрепить и другими примерами. Так, лишь в нескольких случаях нам удалось вызвать в людях беспокойство, указывая на опасность, которая теперь нависла над изданием полного наследия Рудольфа Штайнера. Или вот еще пример. Осенью 2002 г. случилось неслыханное: "Гетеанум" опубликовал статью с критикой в адрес Прокофьева. "Чудо" объяснилось, когда та же статья была без сокращений опубликована в журнале "Die Drei". Оказалось, что ее автор обрушился на Прокофьева по одной-единственной причине: тот посмел подвергнуть критике К.Линденберга — фетиш "штуттгартской системы", которая жива до сих пор и способна диктовать свою волю даже Дорнаху. Много лет труды Прокофьева были знакомы пожилому автору той статьи. Но они его ничуть не беспокоили, поскольку были вредны лишь самой Антропософии.


Ранее подобное случилось и в журнале "Новалис". Там были готовы бесконечно долго лелеять харизму Прокофьева, если бы только он не затронул критикой их фетиш — Томберга.


После того, как была издана книга Ирины Гордиенко, содержащая системный критический анализ сочинений Прокофьева, самые разные люди обращались к нам за всевозможными разъяснениями. (Среди них встречались даже такие, которые ну никак не должны бы были обращаться к нам.) И подавляющему большинству из них та книга была нужна лишь в узко партийных целях, отстоящих бесконечно далеко от существа Антропософии. [* Теперь из книги И. Гордиенко начинают молчком присваивать идеи для придания себе значительности. Так, например, появилась даже критика "метода" Прокофьева (без анализа его текстов, разумеется).]


* * *


Видя и понимая все это, невольно спрашиваешь себя: так где же основание для надежды? И куда теперь пойдет все это? Попробуем за разъяснениями обратиться к историческим аналогиям.


Среди духовных течений человечества хорошо известен Орден тамплиеров. Он был разгромлен, однако свою духовную задачу исполнить успел. Борьба же с ним не затухает по сей день. С клерикальной стороны его постоянно клеймят как прибежище сатанизма, самой вопиющей ереси. Другая, противоположная клерикальной, сторона постоянно, так сказать, подбрасывает горючий материал для той критики, учреждая, столетия спустя, ложи тамплиеров, объявляя себя прямыми преемниками Ордена. Тут достаточно указать хотя бы на пресловутый О.Т.О. Ройса — объект бесконечных спекуляций на оккультно-политическую тему, бывших в моде даже у большевиков. В то же время, известно, что даже масонскими авторами Ройс был изобличен как беспринципный авантюрист и его ложа не была признана регулярной. Однако его афера и далее успешно дискредитирует глубоко спиритуальный импульс тамплиеров.


После тамплиеров светоч духовной жизни Европы был подхвачен розенкрейцерами. Но со временем также и они в основном исполнили свою задачу, и ныне метаморфизированное розенкрейцерство представлено в Антропософии. Но именно когда их дело стало приближаться к исполнению, в Европе начали возникать ложи розенкрейцеров, работавшие в основном по принципу: слышал звон, да не знаю, где он. В 90-е годы теперь уже истекшего столетия нам довелось пережить, до какой немыслимой профанации доведено великое дело Христиана Розенкрейца в одной из разновидностей таких лож. В Голландии существуют так называемые "Золотые розенкрейцеры". Большую активность они развивают в Москве, стремясь навербовать прозелитов и открыть здесь свои отделения. Однажды, после уговоров знакомых, мы решились посетить одно из их собраний, на которых они как раз и занимались вербовкой. После доклада на тему буквально ни о чем, кто-то из зала спросил: а кто такой Христиан Розенкрейц? "Это символ, — ответили из президиума. — В действительности такого человека никогда не существовало" (!). В фойе продавались книги основоположника  "братства". Заглянув в них, мы обнаружили весьма экзотические и оккультно опасные искажения фрагментов учения Рудольфа Штайнера вперемешку с самым разным оккультным вздором. Например, на одной схеме Жизнедух был приведен в связь с душой ощущающей и с некой "астральной кровью" и проч.[* А почему бы им этого и не делать, — возразит нам критик со стороны, — если ваши антропософские авторы позволяют себе писать, например, такое: "Христос — это Премудрость Божия", "Христос как София... в восточной традиции Новгородских софийных икон XVI века", "Христос ... как истинный Царь... который как София будет в конце времен вершить суд"? (См. "Антропософия. Сообщения об антропософской работе в Германии". Ш/2003, № 225.) "Авторы" же, в свою очередь, возразят: Прокофьеву и не такое позволяется, а нам — нельзя? — Весьма логично. Не правда ли?]


Когда публика на том собрании стала наседать с вопросами, то с подиума было заявлено: "Те, у кого возникает много вопросов, нам не интересны; в следующий раз они могут не приходить". [* Целый ряд лиц из среды называющих себя в Москве антропософами в то братство вступил. И теперь они ходят с очень значительными лицами. Ну да — ведь они "носители тайны" среди профанов! Интересно, что и в Дорнахе их не забывают, не обходят вниманием!]


После Рождественского Собрания было 80 лет внешнего стояния на месте и внутренней медленной стагнации. И вот теперь кто-то решил, что поскольку-де Антропософия "закончилась", то пора ВАО, подобно тому, как это было с двумя названными спиритуальными течениями, превратить в ложу с тремя градусами. Чтобы легитимировать право на это, и была затеяна афера с правопреемством АО  P.C., после чего нынешнее профаническое правление может распоряжаться эзотерической Школой по своему усмотрению.


Заполучить такое наследство, как Антропософия, и употребить его на цели группового эгоизма, хотели бы многие. Более всего, естественно, содеянное на конференции 2002/03 г. не понравилось иезуитскому лобби. А с другой стороны — очень даже понравилось! Но это уже дела кулис, куда мы не желаем заглядывать.


В возникшей борьбе почти никого всерьез не интересует подлинное "золото" Антропософии. Его, выражаясь языком биржевых маклеров, предпочитают иметь в "акциях", чтобы с ними далее играть на бирже мировой политики и оккультизма. Для этого нужно будет в ВАО отделить "элиту" от "профанов", создав в виде "ценных бумаг" второй и третий классы, и затем вальяжно манипулировать 50-ю тысячами наличных членов. А через некоторое время можно будет сказать: Рудольф Штайнер? — Да это символ! Или признаться, что да, был такой "путаник", но теперь наши умные люди все поправили. Ведь есть же уже сейчас в Москве группа людей, где говорят: Ну, что там Штайнер? — Он был немец, России никогда не видел; нам об Антропософии лучше расскажет Сережа Прокофьев.


Примерно так, видимо, постараются теперь повести дело в ВАО.


Однако на этот раз все будет по-другому. Ибо антропософский импульс своей миссии еще не исполнил!


О нем можно сказать словами данной Рудольфом Штайнером медитации к Духу немецкого народа:


Он "не исполнил (еще) того,


Что должен совершить в становлении мира.


В заботах о будущем живет он, полный надежды;


Полный жизни он надеется на будущие деяния;


В своих глубинах мощно ощущает он


Сокровенное, которое, зрея, должно действовать. —


Как смеет враждебная власть бездумно


Питать в себе желание его конца,


Тогда как жизнь являет себя в нем,


Которая хранит его, творя в основах сущего?"




Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru