ГЛАВА VII . ПСИХОСОФИЯ

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Г. А. Бондарев

ТРИЕДИНЫЙ ЧЕЛОВЕК ТЕЛА, ДУШИ И ДУХА

ГЛАВА VII . ПСИХОСОФИЯ

1. Пространственный человек между прошлым и будущим

2. Три тела и три души

3. Христос и человеческая душа

4. Феномен человека в мгновении настоящего

5. Человек в эволюции и инволюции

6. Возникновение психического

7. Диалектика душевной жизни

8. Самобытие душевной жизни. Формула человека

9. Ингредиенты душевной жизни. Нравственность

10. Любовь и Мудрость

11. Самобытие душевной жизни (продолжение)

12. Дополнительные вопросы

ГЛАВА VII


ПСИХОСОФИЯ



1. Пространственный человек между прошлым и будущим


Что совершалось на Земле в течение трех первых состояний жизни, повторилось еще раз в четвертом состоянии, когда в четвертой глобе (состоянии формы) развитие с астрального плана стало переходить на эфирно-физический. Это были периоды становления коренных рас человечества, время окончательного нисхождения человеческого рода в материю (табл. 16). К этому времени формируется тот пространственный образ Вселенной, который в общих чертах мы имеем по сию пору; исключение составляло лишь созвездие Скорпиона, носившее прежде образ и название Орла. Однако и там изменения носили в основном духовный характер.


Тогда началось выделение планет из единого планетарного образования. Солнце, Земля и Луна дольше всех оставались одним телом и так совершали движение по кругу Зодиака. В книге Бытия период становления коренных рас описан как начало творения Земли и человека. Тогда 24 Духа кругооборота времен достроили то время, в котором мы живем теперь, для чего потребовалось Землю и Луну отделить от Солнца, а к движению по кругу Зодиака добавить ряд других. Тогда всечеловек Адам, а потом и Ева были рождены на Земле: астральное и эфирное тело всего человечества пришли в связь с тепловой, потом воздушной, водной и, наконец, минеральной вещественностью Земли. Всечеловек Адам обладал четырехчленной групповой душой и был двуполым существом. Постепенно всеобщая аура человечества начала делиться на виды — сначала на 4, потом на 12; двенадцать видов получили семичленную нюансировку; произошло разделение полов. От былого единства четырехчленной групповой души в каждом человеке осталась трехчленная система обмена веществ, дыхания и нервов и способность к развитию на ее основе индивидуального "я". Кроме того, развитие, низведшее человека в трехмерное пространство, возвысило его над животным состоянием, сделав семичленным существом.


Временной принцип развития слился с пространственным. Так было положено начало эволюции видов. С другой стороны, из сверхпространственного (одномерного), в нее вошло действие принципа пралайи, которым во временном четырехчленный человек был претворен в пятичленного; и дарованное Духами Формы Я обрело отношение ко вселенскому Я, к Я Христа. Действие, пришедшее свыше, было подобно той помощи, которую в прошлые эоны 1-я Иерархия оказала существам 3-ей Иерархии при их прохождении через человеческую ступень, через ступень предметного сознания. В результате всех перечисленных действий возник двенадцатичленный человек Земли (см. табл. 13), или человек, состоящий из четырех трехчленностей, что делает его одновременно и подобием Триединого Бога и существом четвертого эона.


Так числовые принципы, действующие внутри пространственно-временного становления, входят во все возникающие отношения, а отношения эти всегда — живой человек. В нем в ходе развития возникает и пятая трехчленность. С точки зрения магии чисел ее возникновение обусловлено переходом развития от четвертого эона к пятому и тем, что Макрокосмосом рождена пятичленная душа человека (см. вторую апокалиптическую печать).


Пятой трехчленностью в человеке выступают мышление, чувствование и волеизъявление. Они рождаются на вершине тех возможностей, которые получает развитие при самом тесном переплетении времени и пространства. В то же время, пространство и время в них умирают, как умирают тезис и антитезис в синтезе. На их триедином взаимодействии возрастает человеческое я, восходя по трем ступеням: душевного тела, низшего "я" и высшего Я.


Мысль, чувство и воля коренятся в тройственном физическом теле: в нервно-чувственной системе, в системе ритма и в системе конечностей и обмена веществ. Но физическое тело пронизано эфирным и астральным телами, в которых следует искать первоисточник возникновения мыслей, чувств и воли. Благодаря тройственности физического тела они лишь получают возможность проявиться в трехмерном мире. Сами же по себе они живут только во времени, поскольку, как мы показали, время — это личность, сознание. Во времени на Земле живет только человек.


Рудольф Штайнер в лекциях по психософии, говоря о феномене душевной жизни, рассматривает процесс образования в душе представлений и вожделений. Он поясняет, что вожделения, а также более возвышенные чувства, такие как страсть, нетерпение, сомнение, страх, ненависть, любовь и т. д., — " все они имеют отношение к будущему, к чему-то такому, что может наступить и является желательным" (115; стр. 139). С ходом времени, когда пережитое всплывает в нашем воспоминании, оно все более и более бледнеет. Иное дело, настоящее и будущее — к ним наши вожделения и интерес направляются с особой силой.


Представления всегда связаны с восприятиями — внешними или внутренними, — т. е. они опираются на настоящее или прошлое. Однажды возникшие представления живут в памяти и могут то всплывать в сознании, то исчезать из него.


Оба потока в душе: поток вожделений и поток представлений, — как бы налетают друг на друга. И "это (их) взаимоналетание (ueber-einanderschlagen) является сознанием" (115; стр.141). В каждый момент существования нашего сознания мы переживаем их встречу, вернее сказать, застой, затор, образуемый ими при столкновении.


Рудольф Штайнер называет поток представлений "эфирным телом души", а вожделений — "астральным телом души". А в таком случае сознание — это "обоюдная встреча астрального и эфирного тел" (115; стр. 141). Но нам известно, что поток астрального тела течет из будущего в прошлое, эфирного — из прошлого в будущее. Поэтому в феномене душевной жизни, из которого возникает наше сознание, происходит деятельность нескольких родов: в потоке приходящего из будущего астрального возникают вожделения и устремляются навстречу ему же, в будущее; в потоке эфирного, приходящем из прошлого, возникают представления и стремятся распространиться как в будущее, так и в прошлое.


Столкновение обоих потоков, их затор происходит благодаря тому, что они встречаются в физическом теле, которое, в свою очередь, органично вплетено в семи-, девяти- и двенадцатичленную структуру человека. Без физического тела эти потоки текут свободно, а когда человек умирает и теряет эфирное и физическое тела, его сознание (в Камалоке) движется в обратном направлении в потоке одного астрального тела. Характер у этого сознания иной, по сравнению с земным. В земном сознании присутствует элемент, какого нет в Камалоке — способность образовывать суждения. Суждения не имеют связи ни с пространством, ни с временем, но они являются тем элементом, с помощью которого образуется индивидуальное бытие во времени — сознание. Суждение есть атрибут нашего "я". Оба они — вневременные образования, хотя живут во времени.


Таким образом, феномен сознания является результатом взаимодействия ряда ингредиентов, происходящего в каждый момент душевной жизни. Рудольф Штайнер дает следующую картину этого взаимодействия (115; стр.153), (рис. 99).


Рис.99Рудольф Штайнер говорит, что "это очень хорошая схема душевной жизни" (115; стр.153), и она способна дать решение бессчетного числа загадок. Мы займемся ею, обратись к ряду схем, уже полученных в ходе нашего рассмотрения. Вспомним сначала ту из них, которая дана во второй главе (табл. 5), но прежде посмотрим, в каком отношении к схеме Рудольфа Штайнера находится полученное нами в двух предыдущих главах.


На рис. 91 был представлен пространственный человек, являющийся совокупностью действия ряда сил. Картина эта трехмерная. Ее третье измерение обусловлено, фактически, тем, что, с одной стороны, взаимодействием трех тел образуется четвертое — душевное тело, а с другой — этой четверичности действием Я противопоставляется еще один член — душа ощущающая. До возникновения душевного тела и души ощущающей человек представлял собой двухмерное, по сути, имагинативное, несмотря на вещественность, образование, обитавшее уже в далеком прошлом в душевно-духовной атмосфере Земли и лишь слегка касавшееся тепловго элемента. Так это было в Гиперборейской коренной расе (см. табл. 16). Тогда Духи Формы напечатлели тройственной телесности человека искру иерархического Я. Позже, с раскрытием органов чувств вовне, в оболочке душевного тела вспыхнул первый опыт низшего "я", благодаря чему индивидуализировалось переживание души ощущающей. Она еще не стала тогда всецело индивидуальным достоянием человека, но в своем действии приобрела вполне посюсторонний характер, став элементом семичленного человека трехмерного пространства.


Мы теперь можем дать окончательный в наших рассмотрениях образ пространственного человека. В своем семичленном составе он возникает как результат ряда отношений и противостояний. Здесь мы опять касаемся глубокого значения категории "отношение". В человеке пространственном благодаря ему образуется целостная взаимосвязь элементов, без которой феномен "я" был бы просто невозможен. С нею же "я" не только возникает, но постепенно наполняется субстанцией Я.


Отношение образовано следующей цепочкой связей:


Рис.


Поясним показанные связи рисунком (рис.100).


Рис.100


Среди уже знакомого нам, отметим на рисунке, как особенно существенное, что высшее Я в цепочке пространственных отношений приходит в связь с эфирным телом. Этот факт имеет прямое отношение к пониманию Пришествия Христа. С физическим телом в непосредственную связь приходит душа ощущающая. Это момент чисто эволюционный.


Кроме пространственного, в человеке имеет место высшее, над-пространственное отношение. Оно трехчленно и, как протофеномен, проистекает из Божественного Триединства:


Отец: физическое тело — астральное  тело эфирное тело — Я
Сын: физическое  тело — душа ощущающая эфирное тело — душевное тело
Св. Дух: Я — душа ощущающая астральное тело — душ. тело

Может возникнуть вопрос: А почему Я не стоит в Ипостаси Сына? — Да потому, что Он Сам, как Я, является в Сыне Человеческом. Отчее же Я и то, которое действует в Ипостаси Святого Духа, — они не нисходят так непосредственно в материю, остаются в идеальном.


Далее в человеке возникают противоположности:


                     физическое тело                              эфирное тело


                           душа ощущающая                        душевное тело


   астральное  тело                            Я


На этих противоположностях основывается дуализм человеческого существа, который углубляется вмешательством люциферических и ариманических существ, которые образуют группировку сил, показанную на рис. 101. Противостояние этих духов Богам и "развернуло", собственно говоря, двухмерное пространство в трехмерное.


Рис. 101Как видно из рисунка, действие каждого из этих духов ведет к образованию трехмерности, но по-разному. Люциферическая трехмерность стремится удержать физическое от материализации, а Я — от индивидуализащш. хотя и приводит их в связь с новообразованием — с душевным телом, благодаря чему органы чувств получают свой завершенный облик и открываются вовне. Однако такое образование не может, в силу своего несовершенства, жить в мире Иерархий; они его отторгают, но не противопоставляют себе. Поэтому оно встает, скажем, в "угловое" отношение к ним, а также и к иной, ариманизированнной троичности.


Люцифер стремится в имагинативном мире развернуть трехмерное пространство. И таковым оно выступает в атавистическом ясновидении, при его спонтанных вспышках, когда сверхчувственное видение не могут отличить от чувственной реальности. В то же время, мы теперь понимаем, что Люцифер, строящий свой мир как "постиндивидуальный", уже не тот, что действовал в райском искушении. Он теперь глубочайшим образом связан своей кармой с Ариманом.


Ариман, со своей стороны, стремится физическое материализовать, стянуть в него Я и оторвать его от Божественного первоисточника. Такая форма самобытия еще менее, чем предыдущая, способна пребывать в мире Иерархий; она выталкивается ими в мир материи. Так возникает посюсторонняя связь дарованной в конце эона др.Луны души ощущающей с индивидуальным бытием человека в трехмерном мире. — Органы чувств наполняются не только люциферическими вожделениями, но и веществом. Подчиняясь закону метаморфозы в посюстороннем, они образуются в результате эволюции видов. И только благодаря этому и становится возможным их открытие во внешний мир. Чувственное восприятие возникает, по сути, как некоего рода "компромисс" между люциферическими и ариманическими духами, осуществленный, или, скажем, допущенный, под регентством Иерархий.


В этом компромиссе заключена также и тайна возникновения третьего измерения как воплощенной идеи, "я". Действия люциферических и ариманических существ при его возникновении необычайно многообразны. Полный их анализ (с точки зрения рис.101) мог бы составить самостоятельную главу. Но для нас пока важно понять лишь общий их принцип. Он коренится в том, о чем говорит Рудольф Штайнер, когда описывает общий характер действий люциферических и ариманических духов. Он, например, говорит, что в особенности весной Ариман стремится стянуть астральное тело Земли и человека из Мироздания (т. е. астральное тело как субстанцию Иерархий) вниз и оживить ими минеральное, известь, действуя при этом в эфирном теле человека. Люцифер, напротив, действует в астральном, но в низшем, противостоя в нем Ариману, и стремится эфирную оболочку всей Земли увлечь в выси и поселиться в ней; через эфирное тело человека он хочет сам стать эфирным (а вместе с тем земное пространство перевести в текущее в обратном направлении, духовное время). Люцифер хочет сгуститься эфирно, действуя на человека через душевное тело, поэтому в его облике гортань и уши слиты в одно целое (223: 7.Х).


Ариман, действуя в душе ощущающей, стремится сделать ее связующим членом между чувственным и сверхчувственным мирами, насытить эфирной субстанцией, чем невольно дает толчок к ее преобразованию в душу рассудочную, а сам превращает мысли в тени. Он также стремится сделать человека чисто временным существом, противостоя Люциферу, тянущему в вечное [* Вспомним еще раз Херувимов, не принявших жертву Престолов и оставшихся в вечном, в пребывающем.].


Приведем еще ряд характеристик, поясняющих роль люциферических и ариманических существ в формировании трехмерного пространства многочленного человека.


Люцифер(Л.) — хочет быстро ввести пас в духовное, минуя будущие эоны.


Ариман(А.) — хочет вернуть нас к состоянию древнего Сатурна, где существовало одно физическое.


Л. — ненавидит закономерное; любит бесформенное.


А. — испытывает тягу к закономерному, к форме, затвердению.


Л. — имеет доступ к нашим способностям.


А. — имеет доступ к нашим потребностям.


Л. — от него защищает сила нравственности.


А. — от него защищает сила суждения и различения. (ИПН. 120).


Л. — вызывает нежелание идти к свободе.


А. — вызывает желание предвосхитить овладение стадией свободы раньше времени.


Л. — хочет сделать человека чуждым Земле.


А. — хочет одухотворить Землю в плотной субстанции.


Л. — побеждает в астр. теле, и человек делается мечтателем.


А. — побеждает в астр. теле, и человек делается эгоистом.


Л. — побеждает в эфирном теле, и человек привыкает лгать.


А. — побеждает в эфирном теле, и человек делается одержим умностью.


Когда мы из пространственного переходим во временное в пределах чувственной реальности, то "ось" души ощущающей сливается с "осью" астрального тела и мы получаем то, что Рудольф Штайнер называет "астральным телом души", т.е. речь в данном случае уже идет об осознанной части астрального тела. Душа ощущающая сливается с деятельностью Я в "я", становится первой ступенью реализации Я в ином — как "я" [* При этом, естественно, меняется и характер действия душевного тела и души ощущающей. В пространственной картине их действие было формообразующим, во временной — индивидуализирующим.].


Определенного рода слияние имеет место и в деятельности люциферических и ариманических существ при переходе к "плоскости" развития во времени. Оно осуществляется по оси "физическое-эфирное" и сводится к их обоюдному стремлению оторвать все четыре царства природы от Иерархий. Поэтому Бог-Отец противопоставил их намерению смерть и воскресение, "послал Сына в мир", в ось эмпирического времени — "эфирное-физическое", — куда Христос низошел свыше, из Я, а пройдя через Голгофу, пронизал Собой и низший мир астрального: низошел во ад. Через Свое вочеловечение Христос наполнил Собою и ось вертикального восхождения индивидуального духа — "астральное — Я", — где действует Ипостась Святого Духа.


Рис.Действием Иерархий во времени намерения люциферических и ариманических существ обращаются на созидательное развитие. Этим объясняются "угловые" отношения, в которые встают по отношению один к другому члены человеческого существа: астральное тело — под углом в 90° по отношению к Я, а эфирное тело — под углом в 90° по отношению к физическому телу.


Прямое действие Иерархий выражается в отношении Я к физическому, эфирного к астральному. Такой перегруппировкой сил достигается двоякое: 1) осуществляется индивидуальное развитие, идущее от души ощущающей к душе сознательной с использованием противодействия люциферических и ариманических средств; 2) движение к индивидуальной свободе и освобождение от вредного действия во времени люциферических и ариманических сил. Кроме того становится понятным, что переход из трехмерного пространства в двухмерное означает не просто снятие одного измерения, а полную перегруппировку действующих при этом сил.


Угловые отношения сил (в первый раз они были показаны на рис. 38), действующих в эмпирическом времени, есть некоего рода "зигзаг" в эволюции, вызванный поляризацией сил творения и их опосредованным действием в ином, в ничто. Чтобы понять это достаточно тонкое соотношение бытия и ничто, и необходимо в пределах пространственно-временного бытия ввести понятие "углового" отношения. Оно выражает не только отличие творения от Иерархий, но также и позитивный аспект деятельности отраженных богов в творении мира и человека.


Результат, к которому мы пришли, домыслив пространственный образ человека и перейдя к его временному образу, выражает собой рис. 99. Изучая его, следует еще иметь в виду, что астральный и эфирный потоки, входя в круг действия Я, приобретают характер "астрального тела души" и "эфирного тела души". Как возникает первое из них, мы уже показали. Второе возникает по мере преодоления ариманического действия в душе ощущающей, насыщения ее эфирной субстанцией, т. е. в результате ее двойной метаморфозы, 
которая происходит благодаря тому, что в человеке образуются две сферы индивидуального бытия: сфера мышления (понятий, суждений) и сфера опыта (восприятий, вожделений). Подробнее эта картина предстанет перед нами в ходе дальнейших рассмотрений.


А теперь мы попробуем воспроизвести целиком всю картину происходящего в тройственной душе в процессе движущихся через нее в двух направлениях (из прошлого и будущего) метаморфоз. Сопоставим табл. 5 с рис. 99. И в том и в другом случае речь идет об одном и том же. При их наложении, обе картины существенно дополняют друг друга (рис. 102).


Рис.102Выявленные нами еще во II главе три уровня душевной жизни конкретизируют ее общий, данный Рудольфом Штайнером на рисунке (который у нас стоит под номером 99), принцип. И перед нами теперь возникает задача проанализировать, раскрыть содержание этого принципа в каждом из членов тройственной души.


Прежде всего, важно заметить, что общее течение во времени астрального и эфирного потоков в тройственной душе претворяется в ступени ее эволюции и — в согласии с биогенетическим законом. Чтобы попять, как это происходит, необходимо вернуться к некоторым аспектам становления человеческого существа в прошлые эоны.


В эволюции мира, как мы уже знаем, периоды проявленного, феноменалыюго бытия сменяются пралайями, когда вся чувственная реальность одухотворяется. Физическое, эфирное переходят на астральный план, сохраняя однако в себе сущностное обретенных ими в инобытии состояний формы, жизни и сознания. Те состояния были выражением, или развитием заложенных в них во время их пребывания на высшем Девахане законов. Исчерпав себя в имманентном (см. табл. 16), закон возвращается к себе, а вместе с ним и сущностное феноменального мира. Если выразиться языком биологии, можно сказать, что онтогенетическая сущность обретает филогенетическое содержание, что приводит ее в отношение тождества с законом, который при этом освобождается от нее для собственной метаморфозы.


Говоря языком философии, сущность и явление приходят к единству в мире сущего, в состоянии пралайи. И это единство иного порядка, чем то, в каком они пребывали в инобытии, оно ему даже противоположно: имманентизм закона сменяется трансцендентализмом феномена. Происходит высший синтез двух идеальных начал, после чего сущность порождает в явлении новые состояния жизни, формы, сознания.


Рис.103Взаимодействие сущности и явления в инобытии можно представить себе с помощью двух осей координат, выражающих скрещение временного и пространственного в имагинативном мире (рис. 103). Действующее по вертикали астральное имеет два аспекта: идущий сверху вниз — сущность, закон; навстречу ему, снизу вверх, встают ступени индивидуального. Ибо не забудем, что время — это личность. По горизонтали действует эфирное, приходящее в связь с физическим, образуя ось одномерного пространства, на которой возникают разные состояния жизни — явления. Когда явление уплотняется до физического, эволюция переходит в нечто третье: в сферу чувственного бытия, где пространство получает второе и третье измерения и сливается со временем. Таким образом, эволюция мира есть результирующая двух, действующих, говоря условно, по осям координат сил, к которым потом добавляется третья — сила материализации.


Теперь перейдем к человеку, в котором все указанные соотношения действуют в наибольшей полноте. Его эволюционная структура с точки зрения нашего последнего рассмотрения такова, как показано на рис. 104. Соотношение чашеобразной формы и всего, что находится вне ее, является, по сути, выражением того, что мы понимаем под соотношением сущности и явления или бытия в сущем и инобытия.


Рис.104


Тройственное тело человека в феноменальном мире — это явление в инобытии его тройственного духа, порожденного Иерархиями в трех прошедших эонах. Точкой связи, или, лучше сказать, взаимодействия высшего и низшего в человеке является его Я, дарованное ему в эоне Земли Духами Формы.


Положение человека, каким он образовался в эоне Земли, является ключевым, как это хорошо видно на рисунке, во всем эволюционном цикле, состоящем из семи планетарных эонов. Поэтому этот цикл, с известным правом, может быть сведен к понятию Макро-Антропоса. Ибо все в нем сводимо к многочленному человеку, покоющемуся, разумеется, в лоне Иерархий, а вместе с ними — в лоне Триединого Бога.


В самом деле, три царства природы возникли, фактически, как своего рода уплотненные отложения, возникшие в процессе развития человека. Они отставали одно за другим, переходя в инобытие, чтобы там образовать основу для становления человека я-существом. Тут, в инобытии, они стоят ниже человека, противостоят ему. В духе же существует единство между ними и тройственным духом человека.


В эволюции происходит так, что, например, минеральное царство, возникнув на древнем Сатурне как физический человек, с одной стороны, ныне является самым отсталым и идет путем эволюции в пространстве и времени, а с другой, получив от Духов Воли печать Духочеловека, — осталось вне пространства и времени, как некий залог будущих достижений индивидуального духа человека, в котором некогда вновь восстановится былое единство.


Возникнув на древнем Сатурне, в лоне Сущего, Духочеловек сразу же простерся, объял собою состояние будущего Вулкана, т. е. в духе Вулкан возник в эпоху древнего Сатурна; он возник как чистый Духочеловек, как Сущее, в надвременном и надпространственном состоянии. В то же время, это был Духочеловек, с той внутренней ориентацией на инобытие, которая в инобытии образует импульс самодвижения от будущего к прошлому.


Подобное же произошло с Жизнедухом в эоне древнего Солнца. Уже тогда он породил будущий эон Венеры как чистое бытие — бытие Сущего. В эоне древнего Солнца он выступает как бытие Духов Мудрости в ином. В эоне древней Луны рождается сущность как Самодух и объемлет собой эон будущего Юпитера как чистое сознание. Так конкретизируется, будучи взятым в аспекте эволюции, порядок категорий, показанный еще на первом рисунке нашего исследования.


В земном эоне через жизнь мышления рождается индивидуальное "я", приходящее через развитие тройственной души в связь с высшим Я. Этот процесс поставлен в центр семичленной эволюции таким образом, что действием, идущим из будущего в прошлое, т.е. через инволюцию [* Действие, приходящее из будущего, лишь вбирается, усваивается человеком, что создает предпосылки для его душевно-духовной эволюции.], сущее в оболочке чистого бытия и сознания достигает земного человека как самосознание. И это есть тот поток космических сил, который входит в человеческое астральное тело. Возникнув в двух аспектах: прошлом (три эона) и будущем (три эона), — наш эволюционный цикл образовал некое "поле силового напряжения", существование которого обусловлено стремлением  высшего к восстановлению утраченного единства. Восстановлению же мешает инобытие, преодолеть которое можно лишь возвысив его, приведя в нем к единству бытие и сознание.


В море космического сознания земной эон "плавает" в виде некоего рода "затвердевшей" формы бытия. Но в ней постоянно идет работа обширной иерархии метаморфоз. Все они эволютивной природы, их импульс приходит в потоке космических сил, движущихся из прошлого в будущее. Также и здесь действуют сущность, бытие, сознание. Они порождают в инобытии состояния жизни и состояния формы, в которые может нисходить высшее Я. Это эволюционное движение в человеке опирается главным образом на эфирное тело, оно совершается в эмпирическом времени, т. е. вызывает к жизни одно за другим ряд состояний жизни, формы, творит многочленное трехмерное существо человека. В результате этого развития возникает форма, способная вместить самосознание, которое оно, опять-таки, подчиняет закону метаморфозы (имагинативная логика).


Итак, в человеке действуют два импульса самосознания. Один приходит из высей, как инспирирующая деятельность высшего Я, другое возникает из слияния процессов эволюции и инволюции. Первое пребывает вне пространства и времени, становление другого всецело обусловлено ими.


Как это хорошо видно из рис. 104, человек пребывает в эволюционном цикле в виде некоего вечно длящегося настоящего, что не следует понимать как увековеченное мгновенье, а как никогда не останавливающийся процесс перехода из одного мгновения в другое. Поэтому человек есть сущий Протей. Вся череда его видоизменений состоит из мгновений синтеза импульсов, приходящих из прошлого и будущего. Эти синтезы осуществляют либо действующая из высей сила высшего Я, либо действующее снизу вверх "я" низшее. И то и другое обозначает момент настоящего, они пребывают только в нем и вызывают иного рода метаморфозу, направленную "перпендикулярно" к пространственно-временным метаморфозам. Этот принцип важно осознать, поскольку он объясняет процесс претворения "я" в Я, процесс восхождения к высшему сознанию, где не следует уповать на молниеносные скачки, не обусловленные созданием очень непростых предварительных условий. Порой человек получает откровения свыше, но всего лишь — как подарки. В границах обычного развития скачок сознания сопровождается переходом в сон или впадением в транс.


Человека в момент смерти поток инволюции уносит в прошлое. С момента рождения его влечет в будущее череда состояний жизни, формы, сознания. Но как совокупное существо тела, души и духа, человек объемлет собою весь цикл эволюции в семи эонах. В пространственно-временном бытии он есть лишь малая часть, фрагмент самого себя, но с наиболее сильно выраженным переживанием самобытия [* Из понимания эволюции и инволюции следует, что движение человеческого духа в прошлое (после смерти) носит творческий характер. А значит прошлое не завершено.].


Может быть, это не совсем просто — пережить человека, опираясь на рис. 104, пребывающим одновременно и в пространстве, и во времени, а также одновременно движущимся в будущее и прошлое по дуге эволюции и инволюции, да при этом еще восходящим по вертикали уровней сознания. Однако он именно таков, этот человек. И необходимо не только интеллектуальное, но и медитативно-созерцательное усилие, чтобы понять его, а тогда мы получим ключ к пониманию всего, о чем только можно помыслить.


Рудольф Штайнер определяет эволюцию как некоего рода эманацию, истечение, а инволюцию — как всасывание. "Между ними, — говорит он, — происходит смена всех мировых состояний" (93; 6.VI), и поясняет сказанное примерами. Представим себе, предлагает он, ребенка, который учится читать и писать. Он тратит на это усилия, приходя в общение с внешним миром, нечто из этого мира вбирает в себя. Это процесс инволюции. Когда ребенок вырастет, то проделанная работа исчезнет и останутся только приобретенные способности писать, читать и др.; их человек может разрабатывать, совершенствовать далее, но уже из самого себя. И это будет эволюция. Все совершаемое нами в эволюции основывается на том, что необходимые способности были заложены в нашу душу ранее, в процессе инволюции, и теперь проявляются вовне. Принцип этот действует не только в духовной эволюции, но также и в эволюции чувственного мира. Например, некогда часть материи выделилась из Земли и стала Луной, благодаря чему человек сделался теплокровным существом, т. е. источник тепла он стал иметь внутри себя, тогда как прежде его тепловое состояние зависело от окружающего тепла (53; 9.Ш).


Возьмем еще один пример. "Чем дальше, — говорит Рудольф Штайнер, — мы идем назад (в истории), тем больше находим знания о Христе, хотя Христа тогда следует мыслить пребывающим в сверхчувственных мирах. Это знание, возвещаемое через Ангела ...распределено между многими людьми. Христос тогда жил как Инспиратор многих людей: эволюция.


Но то знание постепенно отступает, исчезает, меркнет, и в одном существе, в Иисусе из Назарета концентрируется все то, что ранее было разделено. ...В каждом посвященном Мистерий можно было найти нечто от Христа... И все это исчезло. И в одном-единственном месте, в теле Иисуса из Назарета, все сошлось вместе, все, что было разделено: инволюция. Внутри величайшей инволюции прекращается эволюция. Здесь начинается этап, на котором Христос живет вместе с Землей, но знание о Христе должно быть развито вновь" (165; 28.ХII). Для него необходимо иное сознание. Оно не возникает ни в эволюции, ни в инволюции. Оно есть результат чего-то третьего — творения из ничего. Вот почему мы по поводу рис.104 говорим об импульсе, приходящем свыше, о вечном (не увековеченном) настоящем.


Трояко являет себя развитие мира: как сознание, жизнь и форма. Творением из ничего дается сознание (93-а; 30.Х). Форма возникает в процессе инволюции. Состоянием жизни вызывается эволюция. От начала мира, с древнего Сатурна действует Божественное сознание, пребывая в высшей безмерности. Им полагается начало бытия. Для этой цели оно создало мир отраженных богов — люциферических существ. Они, как пустое множество, противостали единству Божественного Я-сознания, полагающего весь наш цикл творения. Низшее "я" человека также пусто, но оно превращено в арену, на которой постоянно соединяется то, что в эволюции разделено на две части: на сущее Я и на пустые отображения. Наше, мыслящее абстрактно, в понятиях, я-сознание бессущностно, но оно, творя соединение разделенного Божества, все более наполняется Божественным содержанием. "Так, — читаем мы у Рудольфа Штайнера, — идет эволюция: через постоянное выравнивание (соединение), происходящее в индивидуальностях; отдельные сознания наполняются тем, что вначале составляло содержание Божественного сознания" (155; 24.V).


Срединное положение человека в "настоящем", как это показано на рис.104, обусловлено работой соединения сущности и явления. Я и не-Я. При этом импульс эволюции, действующий от древнего Сатурна, все увеличивает явление, порождает многообразие бытия. Импульс же инволюции, действующий от будущего Вулкана, через внесение сущего в "я", все более "овнутряет" многообразие явления. В человеке феномен становится ноуменом. На будущем Вулкане все станет одним лишь человеческим царством. Это означает, что те уровни сознания, которыми к тому времени овладеют три царства природы, станут составными частями будущего интуитивного сознания-бытия человека, в котором предметное сознание будет низшим, как ныне таковым выступает подсознание. Сам человек станет частью сознания-бытия стоящих выше его Иерархий. Иными словами, творение вновь вернется к Божественному всеединству. И оно уже существует в будущем со времен древнего Сатурна. Оно приближалось к земному эону по мере развития древнего Солнца и древней Луны. Земной эон замкнул связь прошлого с будущим в инобытии. В этом эоне встает задача инобытие соединить с бытием. Потому-то человек, одаренный Я, должен овнутрить Я-сознанием феноменальный мир, возникший ради сотворения этого сознания — центрального в инобытии всего нашего эволюционного цикла.


Все, что на рис. 104 изображено ниже "чаши" эволюционного цикла, некогда, через человеческое "я", воссоединяющееся с Я — даром Духов Формы, — войдет внутрь этой чаши, станет Самодухом, Жизнедухом и Духочеловеком. Феноменальный мир овнутрится, и лишь минеральное царство, взойдя на ступень предметного сознания, будет составлять мир инобытия.


Итак, творение мира и человека осуществляется одновременно и постоянно трояким образом. Поэтому изначально единый Бог явил Себя в трех Ипостасях; что стало универсальным прообразом для всего остального, где законченное в себе Сущее, высшее сознание, трояко обнаруживает себя в явлении. Здесь изначальное единство сохраняет себя лишь идеально, как мир первого откровения. В мире же второго откровения Святой Дух несет в себе будущее, Бог Отец действует из прошлого, а между ними, как Посредник, как Всесоединитель (Вседержитель), встает Бог-Сын. Результат творения — человек Земли — есть по сути прямая проекция Христова действия в феноменальном. Христос, как вселенское Я, в конце концов наполнит человеческое "я"; и поэтому Он не мог однажды не воплотиться в человеке.


До вочеловечения Христа знание о Нем несли отраженные, ориентированные из будущего в прошлое люциферические боги. Они от начала творения встали на стороне, где из будущего действует Ипостась Святого Духа (см. рис. 104), и именно они движутся во временном астрального мира. Святой же Дух действует в восхождении индивидуального духа. Благодаря Ему время в человеке становится личностью. Он представлен не люциферическими, а правомерными существами времени. Они стоят на службе у Христа, Который воссоединяет их с бытием, насыщает эфирной субстанцией, приходящей в эволюции из прошлого, от Отчего начала, посылающего Сына в мир, скажем, "по вертикали", поскольку от эона к эону ("по дуге") движется Сам Отец.


Пройдя через Мистерию Голгофы, Христос воссоединился с Землей, "овнутрил", т. е. обоготворил ее. С тех пор явление, многообразие мира, получило тенденцию к "овнутрению", т. е. одухотворению, к индивидуализации. Познание Христа после Мистерии Голгофы стоит под знаком не отражения, абстракции, множественности, а под знаком синтеза бытия и сознания, под знаком эволюции индивидуального человеческого духа, что ведет человека к овладению качеством Божественного: к способности творения из ничего, творения мыслеформ как мыслесуществ.


Человек, и в первую очередь его "я", выступает в роли некоего рода "челнока" в плетении сложного "узора" мира и собственного многочленного существа. Эфирный поток, идущий в будущее, и астральный поток, идущий в прошлое, пронизывая внутренние, протекающие по лемнискате процессы (см. рис. 22), способствуют претворению тройственного тела в тройственный дух. Всем этим, собственно говоря, и образуется бытие в трехмерном пространстве и времени. Но человек, как процесс, постоянно переводит трехмерное пространство в двух- и одномерное, а также пространство во время и наоборот.


Высшее астральное, пройдя через человека, обращается к прошлому и меняет его, поскольку вносит человеческое самосознание туда, где его раньше, в процессе мировой эволюции, не было. Проникая к Акаше-Хронике, человек не просто познает, он наполняет своим индивидуальным прошлое, посредством чего восстанавливает единство своего низшего со своим высшим, а далее воссоединяет прошлое с будущим, что выводит нас за пределы времени.


Когда идущий в обе стороны процесс завершится, закончится наш эволюционный цикл. Тогда и Божество воссоединится со Своим отражением. Прибегая к рисунку 104, скажем: правая половина эволюции воссоединится с левой. При этом, что касается Аримана, который стоит в оппозиции к миру "снизу", образуя полярность материи и духа, — то во временном он стремится увековечить настоящее, остановить как эволюцию, так и инволюцию. "Остановись, мгновенье!" — это заветное желание Аримана. Осуществись оно, и все бытие ушло бы "по вертикали" в подприродное. Этому желанию Аримана противостоит Христос. Люцифер стремится повернуть все развитие вспять, т. е. он вызывает не инволюцию в душах, а поворачивает вспять эмпирическое время — не в мире органического, что ему пока не дано, а в душевно-духовном человеке вводит индивидуальный дух в форму группового сознания, инспирирует психологию родовых отношений, узкий национализм.[* Более конкретно намерения Аримана и Люцифера в эволюции выражает рис. 33. Из их противодействия Иерархиям образуется своего рода "опрокинутая" "чаша" эволюции.] В этом ему также 
препятствует Христос, как создающий правильное отношение между прошлым и будущим, посылающий в помощь человеку Духа Утешителя и возводящий мир к Отцу.





Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru