О воспитании и самовоспитании

RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Авторский раздел

Именной каталог

Бернард Ливехуд

Фазы развития ребенка

О воспитании и самовоспитании


XII.   О  воспитании  и  самовоспитании


Из всего, что было сказано до сих пор о воспитании, следует, что к педагогике предъявляются особенно высокие требования. Кроме овладения учебным материалом, необходимы определенные художественные способности. Следует добавить сильные морально-идеалистические требования профессии.

Подлинное обновление системы преподавания, меняющее не только внешнюю сторону методики, будет процессом роста, который потребует много времени.

Но вполне возможно, что в отдельных школах образуется сообщество учителей, способных на основании особой подготовки и личных качеств проводить обучение в указанном направлении.

Учителя должны будут собрать практический опыт, необходимый для расширенной сферы влияния этого искусства воспитания. Его своеобразие характеризуется прежде всего практическим пониманием следующих вопросом:

1.  Что я должен дать ребенку определенного возраста в определенной фазе его развития в качестве учебного материала?

2.  Как я должен сообщить ребенку этот учебный материал, чтобы его душевные силы, его мышление, чувствование и нравственное воление могли развиваться?

Так как уже есть некоторое количество школ, где уже десятилетиями работают по этим принципам и при этом собирают опыт, создан исходный пункт, от которого можно продолжать строить.

Но всякое обновление было бы бесполезно, если бы сочли воспитание законченным в тот момент, когда молодой человек вступает в мир.

Так же, как были показаны определенные фазы развития ребенка, можно показать их и для всей жизни.

В них молодой человек вступает после двадцатого года своей жизни. Он делает это с теми силами, которые развились в нем к этому времени.

Его мышление получило определенное содержание, его чувствование — определенную структуру. Оно проявляется в его жизненной позиции в общественной и религиозной сферах. Его воля является носителем определенных идеалов, в которых можно обнаружить в большей или меньшей мере моральную субстанцию.

Взрослый молодой человек вступает в жизнь с потребностью взяться, наконец, "как следует" за работу. Он намерен узнать все, что может предложить ему жизнь.

После прошедшего периода развития между пубертетом и совершеннолетием, в который мир изучался под руководством старших, появляется стремление пережить все самому. Это период, когда желают изучить все самое запутанное и темное на собственном опыте и на свою ответственность.

Это период приобретения жизненного опыта в любой области. При этом жизненный опыт приобретается благодаря тому прежде всего, что без предубеждения занимаются всем, с чем встречаются.

Этот бурный период собирания опыта сменяется в возрасте примерно тридцати лет фазой развития, в которой имеется потребность дистанцироваться от непосредственного опыта, упорядочить, систематизировать его и противопоставить себя ему с помощью разумного суждения. "Буря и натиск" отступают. Внутреннее волнение успокаивается. В этом успокоении становится возможным первое жизненное равновесие. Однако оно еще сильно пронизано благоразумным рассмотрением. Годы между тридцатью и тридцатью пятью являются поэтому в большинстве биографий внутренне самыми уравновешенными и спокойными.

После тридцати пяти лет, а именно около сорока лет в душе возникает новое беспокойство, поскольку человек сознательно или бессознательно ставит перед собой вопрос: "В годы после двадцати лет я познал жизнь, бросившись в нее. После тридцати я закрепил и упорядочил свой опыт. Что я буду делать теперь с этим жизненным опытом?" Вопрос, который задается здесь или действует в подсознании как внутреннее беспокойство, по своей сути является вопросом волевой жизни.

"Что делать с приобретенным опытом? Буду ли я только внутренне жить на основе этого опыта жизни? Это возможно. Или же моя задача в мире состоит в том, чтобы так использовать свой жизненный опыт, чтобы он оказался плодотворным?" Ясно ощущается, что жизненный опыт не применим в форме красиво придуманных теорий. В мире достаточно толковых теорий. Теория требует опыта, прошедшего через человека, с которым человек боролся, от которого страдал, пока она не родилась в муках. Этот болезненный процесс рождения является кризисом лет после сорока.

"Жизнь начинается с сорока". В самом деле жизнь в определенном смысле начинает становиться действительностью после сорокового года. До этого еще можно было готовиться, хотя уже после двадцатого года подготовка была ответственной статьей, где ошибки имели свои неумолимые последствия.

Теперь требуют чего-то совершенно иного нового. Что это такое? Как и откуда это должно прийти?

Кризис в возрасте от сорока до пятидесяти лет слишком часто проявляется в своем негативном аспекте. Новое ищут как внешнее обновление. Дамы посещают салон красоты и хотят выглядеть как их старшие дочери. Мужчины вдруг начинают одеваться по-спортивному. Многие супружеские отношения становятся критическими. Старые связи ослабляются, завязываются новые.

Эти осложнения, как правило, трагичны, потому что они не ведут к подлинному внутреннему обновлению. Оно может состояться лишь в новом проявлении сущности "Я", духовной индивидуальности.

В жизненной фазе после сорока новая человеческая сущность может родиться лишь из духовного мира. Только здесь человек приходит к своему подлинному предназначению: быть гражданином двух миров, земного и духовного, и посредником между этими двумя мирами.

Только теперь жизненный опыт созревает в жизненную мудрость.

За бурями духовного рождения следуют более спокойные времена, в которые сущность "Я" находит возможность расти и созревать в своем собственном мире. Этот процесс может полностью произойти лишь на шестидесятом году. Потом... человек идет на пенсию. Его непосредственная социальная задача выполнена. Те годы, что ему еще подарит судьба, означают для него возможность развить свою внутреннюю жизнь. Для сообщества это может означать, что культуре будут подарены самые зрелые плоды.

Три этапа характеризуют юношеский период. Три больших этапа характеризуют всю жизнь: молодость, время развития и, наконец, период духовной зрелости.

Каждый из них продолжается примерно 20 или 21 год, если пожелать рассмотреть их схематически.

После совершеннолетия на двадцатом году время воспитания не закончено! Учителя молодежи заменяются другими педагогами: с одной стороны, жизнью, с другой — сущностью "Я".

Во взаимовлиянии жизни и "Я" происходит самовоспитание взрослого. Сначала жизнь берет верх, позднее сущность "Я".

Этот сквозной поток духовного роста имел в виду Гете, сказав: "Кто стремясь всегда усерден..."

Секрет искусства воспитания заключается в неустанном поиске. Никогда не бывает абсолютно плохо, если кто-нибудь совершает определенные ошибки. Это лишь тогда действительно плохо, если он все еще совершает их по прошествии нескольких лет.

Наше мещанское общество страшно боится ошибок. Оно стремится всеми возможными способами защитить себя от них: руководствами и экзаменами. Но оно забывает, что этим оно лишь закрепляет определенные ошибки, чтобы не совершать новых. Но никто не может быть убежден в том, что где-то в области педагогики найдена истина в последней инстанции.

Между двумя крайностями, закоснением в старых формах и яростным экспериментированием, надо будет найти нечто среднее.

Единственной реальной гарантией для ответственной педагогики является осознание педагогом своей ответственности, его стремление постоянно учиться у самой жизни и подвергать все свои поступки проверке в глубинах своей совести.

Педагог, который сам не занимается самовоспитанием, не может по-настоящему воспитывать детей. Его мог бы с таким же успехом заменить проигрыватель или фильм.

Появление тенденции замены тем и другим человека, бьющегося над решением задач педагогики, объясняется общим недостатком доверия к ищущему человеку.

И все же несовершенный урок ищущего педагога имеет для ребенка гораздо большую воспитательную ценность, чем технически совершенный урок пластинки.

Человек, стремящийся вперед изо всех своих глубочайших нравственных сил, является, несмотря на свои неизбежные ошибки, ярким примером для морального развития молодежи. Она будет почитать его, так как чувствует в нем родство со своей собственной растущей сущностью.

Надо будет иметь мужество идти на риск, чтобы двигаться дальше.

У меня в народной школе был учитель, девизом которого было: если вы не хотите взять на себя риск, тогда вы должны оставаться сидеть на своем стуле. Но тогда вы почувствуете, что одна из ножек вашего стула ломается, и вы еще и сломаете себе шею!

Осторожно брать на себя ответственность за риск в области педагогики означает следующее: всюду представлять свободу там, где может возникнуть человеческое доверие к умению и честным поискам коллектива педагогов.

Отбор педагогов должен происходить уже во время их подготовки. Работу в школе следует поручать лишь тем, кто относится с горячим энтузиазмом к своей профессии, обладает определенными возможностями художественного развития (это нечто иное, чем художественное дарование) и волей самому развиваться дальше как человеку. Всем, кто не соответствует этим требованиям, в период обучения будут указаны другие пути — это опять-таки нечто иное, чем их отвергать.

Все обучение надо будет основательно изменить. Оно должно будет стать дружеским водительством, где вместе с молодежью будут стремиться найти для каждого подходящее место в жизни. Только тогда можно будет ожидать, что те, кто непригодны для педагогики, со временем смогут перейти в другую профессию. Только тогда можно будет привлечь педагогически ценные силы из других учебных заведений.

Окончательное же решение, является ли человек хорошим воспитателем, связано с волей к самовоспитанию, пробуждающейся из чувства ответственности. Многие начинают хорошо, а затем опускаются до рутины.

Борьба с продолжающейся работой спустя рукава является величайшей проблемой педагогики. Она должна исходить от директоров школ и руководителей высших школ при поддержке школьных советов. Станет легче бороться, если у педагогов будет возможность разрабатывать собственные методы и благодаря этому и самим нести ответственность.

Это не может быть задачей государства или министерства, снять ответственность с плеч педагогов, потому что без ответственности несомненно возникнет рутина.

Педагоги непосредственно созидают будущее. Поэтому должна быть возможность призывать для этой задачи лучших представителей народа. Они сами являются представителями этой ответственной должности и должны быть в этом смысле поддерживаемы народом, также и материально. Тогда они смогут выполнить свою столь важную задачу. 



Назад       Далее       Всё оглавление (в отдельном окне)

  Рейтинг SunHome.ru