RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Каталог ПCC Р. Штейнера (GA)

Человек как единое звучание творящих мировых Слов GA_230

Пятая лекция

Дорнах, 27 октября 1923 года

Эти лекции рассматривают связи, объединяющие разнообразные феномены мироздания, и, как мы видели, некоторые из этих связей совершенно неизвестны тем, кто замечает только внешнюю сторону вещей. В итоге мы убедились, что каждая группа живых существ выполняет в общей жизни мироздания свою определенную задачу. Я показал вам это на нескольких примерах, особенно когда описывал природу бабочек, и сегодня мы еще к ней вернемся. По своей сущности она противостоит природе растения. Бабочка является существом, связанным с солнечным светом и внешними планетами: Марсом, Юпитером и Сатурном.Для того, чтобы понять, что же на самом деле представляет собою бабочка, надо направить взор в высшие сферы Космоса, так как это они одаряют Землю, посылая ей этих легких разноцветных существ. Это дар, это милость, которой удостоена Земля.

Смысл этого явления гораздо глубже, чем может показаться вначале. Вспомните, что бабочка только косвенно участвует в собственно земной жизни: лишь в той мере, в какой эта жизнь проникнута светом и солнечным теплом. Бабочка откладывает свое яйцо в такое место, где интенсивно чувствуется влияние солнца, она доверяет свое яйцо не Земле, а Солнцу. Из него выходит гусеница, которая зависит от сил Марса, хотя солнечное влияние на нее никогда не прекращается. Затем формируется куколка, она зависит от сил Юпитера. Когда же выпархивает бабочка, то переливы красок ее крылышек воспроизводят соединение на периферии земного шара сил Сатурна со светоносностью Солнца.

Разнообразные краски, вспыхивающие на крыльях бабочки, являются непосредственным выражением вмешательства сатурнической деятельности во вполне земной мир, или окружающий Землю мир. Необходимо напомнить, что есть два вида субстанций, которые составляют мироздание. Мы различаем субстанцию чисто материальную и субстанцию духовную. Вы знаете, что у человека духовная субстанция служит основой системы обмена веществ и конечностей тела, в то время как физическая субстанция организует голову. В нижней части тела человека духовная субстанция проникнута физическими силами, силами тяжести, магнетизма и другими. В голове же, наоборот, земная субстанция, приносимая обменом веществ, кровообращением, нервной деятельностью, пронизывается духовными (сверхчувственными) силами, которые отражаются в наших мыслях, в нашей способности представления. Итак, в голове человека мы находим одухотворенную физическую материю, в то время как система обмена веществ и конечностей тела состоит из субстанции духовной, измененной согласно земным условиям.

И у бабочки, прежде всего, можно наблюдать одухотворенную земную материю. Благодаря тому, что бабочка постоянно находится в солнечной области, она не может владеть земной материей (если можно так сказать) иначе, чем в виде тончайшей пыльцы. Бабочка может ассимилировать земную материю только в форме тончайшей пыльцы. Свою пищу она берет только из полностью облагороженной Солнцем земной субстанции. Она изымает из земного мира только самые тонкие элементы и приводит их к самой совершенной одухотворенности. Действительно, рассматривая крылышко бабочки, видишь самую одухотворенную из земных материй, и от того, что цвет может так глубоко насыщать ее, она до такой степени одухотворена.

Итак, бабочка — это земное существо, полностью состоящее из одухотворенной материи. Можно сказать, что бабочка как бы презирает собственное тело, расположенное между ее цветными крылышками. Все ее внимание, вся жизнь ее групповой души устремлены к тому удовлетворению, которое ей доставляют ее многоцветные крылья.

Можно последовать за бабочкой в этом любовании игрой ее красок, равным образом можно разделить и ее окрыленную радость от этих красок. Это чувство надо воспитывать с детства: восторг при виде духовного существа, порхающего в воздухе и состоящего целиком из радости — радости, парящей и переливающейся игрою красок, ведь расцветка бабочки содержит поразительный спектр оттенков. Но в основе всего этого лежит нечто еще более глубокое.

Мы уже говорили о том, что в задачу птицы (мы выбрали орла, как ее представителя) входит возвращение после смерти духовному миру той субстанции, которую она одухотворила во время своей жизни. В этом отношении птица выполняет то, чего человек выполнить не может. Человек тоже довел физическую материю в своей голове до некоторой степени одухотворения, но он не может после смерти унести с собой эту преображенную материю. Ибо в мире, где он пре бывает между смертью и новым рождением, эта материя стала бы для него причиной невыразимого страдания — невыносимого и разрушительного.

Поэтому устанавливать связь между миром земным и миром надземным — миссия птиц (например, их представителя — орла). Земная материя медленно передается духовному миру, и эту функцию выполняет племя пернатых. Можно сказать, что, когда Земля достигнет конца своей эволюции, вся земная материя будет одухотворена и что назначение птиц в круговороте земного бытия — вернуть земную материю обратно духовному миру.

Миссия бабочек совершенно другая. Они одухотворяют земную материю более активно, чем это делают птицы. Птица удовлетворяется более непосредственным контактом с Землей. Я сейчас это объясню. Благодаря тому, что бабочка никогда не покидает солнечную область, она до такой степени одухотворяет материю своего существа, что ей не надо ожидать смерти, чтобы передать ее духовному миру. Бабочка уже во время жизни беспрерывно передает одухотворенную материю окружающему Землю миру, космической периферии Земли.

Только представьте себе, сколь грандиозна роль бабочки в космической экономии, порученная ей мировым порядком. Представьте себе земную атмосферу, населенную этими порхающими существами, и одухотворенную материю, беспрерывно истекающую из этих неисчислимых обитателей воздуха, чтобы затем излучаться в Космос! Все это заставляет нас с совершенно новыми чувствами созерцать блистающий пояс бабочек, окружающий земной шар.

Рис.4

Обращая наши взоры к этому многокрасочному миру, мы можем сказать: вы излучаете в Космос нечто лучшее, чем солнечный свет, — вы излучаете свет духовный. Но материалистическая наука мало считается с духовным. Поэтому она не интересуется реалиями мировой экономии. Но эти реальности все же существуют. Они присутствуют в мире, как и реалии физические, и они гораздо более существенны. Бабочки передают в духовный мир нечто такое, что будет существовать еще долгое время после исчезновения Земли. Все, что сейчас констатируют физики и химики, исчезнет, когда настанет конец Земли. Однако если бы какой- то наблюдатель мог находиться у пределов Космоса и обладал очень продолжительным существованием, то он увидел бы что-то вроде непрестанной эманации духовной материи в страну духов — материи, ставшей духовной, — он увидел бы, как Земля излучает в мировое пространство, в Космос свое собственное существо и как, подобно мечущимся искрам, беспрерывно вспыхивают огоньки — всечасно в Космос проникает сияние, рожденное племенем пернатых, каждой умершей птицей:   зарево духовного света бабочек, а в нем брызги духовного света птиц.

Позвольте сделать еще одно замечание: наблюдая звезды, неправильно думать, будто то, что доходит до нас вместе с их светом, сводится только к данным спектроскопии или к тому, что ученые воображают там найти. Нет, то, что излучается на Землю из звездных миров, является даром живых существ, обитающих в этих мирах, как и то, что излучается от Земли к звездам, является даром живых существ, на ней обитающих. Когда мы смотрим на звезду, возможно, мы, как и современные физики, воображаем, что перед нашими глазами неорганическое раскаленное тело, пламя или что-то вроде этого. Но нет, то, что мы видим в звезде, является, по самой своей сути, активностью живых существ — духов, душ.

А теперь вернемся к птицам. После того, что мы уже узнали, мы можем себе представить три лежащие друг над другом соприкасающиеся области. Над ними и под ними существуют и другие области. Это области светового и теплового эфира, причем последний, в действительности, состоит из двух слоев: слоя земного и слоя космического, так как существует не один, а два вида тепла: тепло земного, теллурического происхождения и тепло космического, духовного происхождения. Эти два вида тепла проникают друг в друга. Далее следует область воздуха и, наконец, воды и земли, соответствующие химическому эфиру и жизненному эфиру.

Бабочки принадлежат, прежде всего, к световому эфиру. Световой эфир является посредником, благодаря которому сила света заставляет гусеницу выйти из яйца бабочки. Мы уже говорили, что этот выход вызывается силой света. У птиц дело обстоит иначе. Они сносят яйца, и эти яйца должны быть высижены в тепле. Яйцо же бабочки может быть предоставлено просто силам Солнца. Яйцо птицы входит в область тепла. Птица принадлежит к области тепла. Собственно говоря, птица некоторым образом выходит за пределы области воздуха.

Бабочка тоже летает в воздухе, но по своему существу является созданием света. Воздух ведь пропитан светом, и бабочка выбирает в атмосфере то, что по своему существу является световым, — воздух служит ей только проводником. Ее носят волны воздуха, но ее элемент — свет. Птица тоже летает в воздухе, но ее элементом является тепло. Она реагирует на тысячи тончайших оттенков тепла и, можно сказать, в некотором отношении одерживает победу над воздухом.

Конечно, внутренне она и сама в очень большой степени является созданием воздуха. Изучите кости млекопитающего, кости человека — они заполнены костным мозгом; мы еще поговорим о том, почему это так устроено. Кости же птиц, наоборот, полые, они содержат только воздух. Начинка наших костей сделана из костного мозга, в то время как у птицы она из воздуха: не костный мозг — это воздух. Если вы изучите легкое птицы, то обнаружите, что оно соединено с некими полостями. Это— воздушные мешки. Когда птица дышит, то воздух входит не только в ее легкие, но также и в эти полости, а из них проникает в полости костей. Таким образом, если бы у птицы устранили плоть, перья и костную материю, то выяснилось бы, что она — чисто воздушное животное, форма которого состояла бы из внутреннего наполнения легких и внутреннего наполнения всех костей. Если представить себе такую форму, то это будет именно форма птицы. Внутри орла из плоти и костей существует орел из воздуха. Вдобавок птица дышит, и ее дыхание порождает тепло. Это тепло сообщается наполняющему ее воздуху. Благодаря этому она теплее своего окружения. У нее свое собственное тепло, отличное от внешнего тепла, которое ее окружает. Ее жизнь протекает в этой разнице температурных уровней между ее собственным существом, то есть воздухом внутринее, и воздухом снаружи. В этом температурном перепаде между внешней температурой воздуха и температурой воздуха внутри тела, в этих температурных градациях и осуществляется жизнь птицы. И если бы мы могли спросить у птицы, как она ощущает свое тепло, она рассказала бы о своих костях и обо всех этих материальных элементах как о багаже, которым она нагружена, так же, как человек рассказал бы о тяжестях, которыми он нагружен, неся на спине рюкзак, а на голове и в руках — узлы и чемоданы. Нагруженному таким образом человеку не придет в голову сказать:  "Весь этот груз — мое тело". Он хорошо знает, что это просто тяжести, и ничто больше. Так же и птица могла бы говорить только о нагретом изнутри воздухе, который ее составляет. Остальное — это только груз, которым ее нагрузили на время ее земной жизни. Кости, которые окружают, так сказать, ее существо, являются для нее только нагрузкой. Подводя итоги, можно сказать, что птица вся, целиком, живет в элементе тепла, а бабочка — в элементе света. Для бабочки вся физическая субстанция, из которой она состоит и которую она одухотворяет, представляет собой, если можно так выразиться, меблировку жилища, а не ношу. Для нее физическая субстанция еще более чужеродна, чем для птицы.

Как видим: чем выше слои земной сферы, тем в меньшей степени животное состояние может быть понято с помощью физических концепций. Пытаться применить эти концепции к существам высших слоев атмосферы — то же, что пытаться нарисовать человека, не отличая его волос от головного убора, его рук — от багажа, которым он нагружен, его спины — от рюкзака и т.д. Именно так материалист представляет себе птицу. То, что видит материалист, это совсем не птица, но тот груз, который она несет, который она тащит с трудом; ей хотелось бы сбросить его, летать свободно и легко, быть лишь теплокровным воздушным животным, следовать без помехи путями своих воздушных миграций. Материя тяжела, но птица платит свою дань общему мировому порядку, одухотворяя ее и в минуту своей смерти передавая духовному миру. Бабочка источает эту материю в продолжение своей жизни.

Птица, как я вам уже говорил, использует вдыхаемый ею воздух особым образом. Бабочка в этом отношении сильно от нее отличается. Она дышит иначе, чем так называемые высшие животные. (В действительности это просто самые крупные животные, но совсем не высшие.) Бабочка дышит с помощью небольших  трубочек, или трахей, которые ведут снаружи вовнутрь. Эти трахеи разветвляются и накапливают воздух, поэтому бабочке не надо постоянно делать дыхательные движения, дыхание никогда не тормозит ее полета. Бабочка дышит только через трахеи, ведущие внутрь её организма. Так она получает возможность одновременно с воздухом воспринимать всем телом и свет, рассеянный в воздухе. Говоря о дыхании бабочки, следует учитывать одну существенную особенность.

Представьте себе схематически высшее животное. У него есть легкие. Кислород входит в его легкие и соединяется с кровью при помощи сердца.Для того, чтобы кровь пришла в соприкосновение с кислородом, надо, чтобы она прошла через легкие и сердце. Так это происходит у крупных животных и человека.

Рис.5

У бабочки мы видим совершенно другую картину. Дыхательные трахеи проникают в нее со всех сторон и далее, уже внутри ее тела, разветвляются. Кислород следует по этим разветвлениям, и воздух со всех сторон пронизывает все тело бабочки.

У человека и так называемых высших животных в легкие попадает только простой, чистый воздух. У бабочки — это воздух, наполненный всем своим световым содержанием, он распространяется внутри ее тела. Птица вводит в свой организм наружный воздух вплоть до внутренних, полых частей своих костей; бабочка же не только снаружи является световым животным, но свет, несомый воздухом, распространяется по всему ее телу, так что и изнутри вся она — свет. Можно сказать, что птица внутренне является животным, состоящим только из воздуха, формой только из воздуха и тепла; а бабочка вся целиком является светом. Ее тело соткано из света. Даже тепло для нее уже тяжесть, нагрузка. Она порхает в свете и строит из него свое тело. Мы не должны видеть в бабочках что- либо иное, нежели порхающих повсюду существ из света, радующихся игре своих красок. Все остальное — только их одежда, их багаж. Физическая видимость обманчива: надо уметь распознавать истинную реальность существ, населяющих высшие области Земли.

Те, кто поверхностно подходит к этим реалиям, у кого имеются, например, смутные сведения о восточной мудрости, любят повторять, что мир — это Майя. Но надо углубиться в детали и понять, почему же мир — это Майя. Смысл слова "Майя" раскрывается после усвоения знания о том, что птица на самом деле не имеет того вида, который мы воспринимаем в физическом мире, и что она создана из тепла и воздуха. Бабочка, тем более, выглядит не такой, какой мы обычно ее видим, это — порхающее создание из света, и, прежде всего, она состоит из радости, которая рождается в ней от переживания игры своих окрасок — той игры цветов, которая появляется на крыльях бабочки, когда пыль земной субстанции проникается силами цвета; так преодолевается первая ступень на пути к одухотворению материи и ее трансформации в духовный Космос.

Таким образом, у нас получается как бы две модификации: бабочка, живущая в световом эфире в окружении Земли, и птица, живущая в тепловом эфире в том же окружении. Но есть и еще один вид. Спускаясь до воздуха, как такового, мы обнаружим в нем совсем особых существ, которые вовсе не могли бы существовать в отдаленные эпохи земной эволюции, например, в эпоху, когда Луна была еще соединена с Землей. Эти существа тоже воздушные, то есть живущие в воздухе, но они были очень сильно затронуты спецификой земных  условий, в особенности тяжестью. Бабочки тяжесть ни в коей мере не касается. Она весело парит в световом эфире и чувствует себя рожденной им, созданной им. Птица преодолевает тяжесть, согревая составляющий ее внутренний воздух; в ней самой есть теплый воздух, а теплый воздух ведь поднимается кверху среди холодного. Птица тоже побеждает тяжесть.

Животные, о которых я сейчас говорю, по своему происхождению еще принадлежат к воздуху, но не смогли преодолеть земной тяжести, потому что их кости не полые, а заполнены костным мозгом. Нет у них и воздушных мешков, как у птиц. Эти животные — летучие мыши.

Это совершенно особое племя. Внутри их тела ничто не победило сил тяжести. У них нет световой легкости бабочек, у них нет тепловой легкости птиц. Они изнемогают под действием тяжести. Они ощущают ее во всех своих костях, во всей своей плоти. Вследствие этого световой элемент, в котором живет бабочка, им антипатичен. Ему они предпочитают сумерки. Вынужденные пользоваться воздухом, они ловят этот воздух только тогда, когда он перестает быть носителем света, это — сумеречные животные. Если летучие мыши достигают возможности поддерживать себя в воздухе, то только благодаря их несколько карикатурно выглядящим крыльям. В действительности это не настоящие крылья, а перепонки, натянутые между их чрезмерно длинными пальцами и образующие некое подобие парашюта. Благодаря этому аппарату, им удается победить тяжесть, уравновешивая ее, противопоставляя ей другую силу, но той же, что и она, природы. Летучие
мыши остаются полностью подчиненными земным силам. Надо заметить, что, используя законы физики и механики, ни разу не удавалось сконструировать летательную систему ни бабочек, ни птиц. В нее, кроме чисто механических конструкций, необходимо внести другой элемент. В противоположность этому с помощью динамики и механики можно сконструировать крыло летучей мыши.

Летучая мышь не любит света, она бежит из освещенного воздуха и предпочитает сумерки. Этим она отличается от птицы. Птица всегда видит то, что делается в воздухе. Даже ястреб, когда он бросается на ягненка, видит этого ягненка как предмет, находящийся на периферии воздушного круга, как предмет, нарисованный на поверхности Земли. Это не простое созерцание, это алчное желание, направляющее его полет; полет ястреба, падающего на ягненка, — это динамический взрыв воли, желания.

Бабочка видит предмет на поверхности Земли как бы в зеркале. Для бабочки Земля является зеркалом. Она видит в ней Космос. Порхающая бабочка нисколько не беспокоится о Земле, а только об отражениях Космоса; птица не видит земного, а видит только находящееся в воздухе. Летучая мышь воспринимает вещи, мимо которых она пролетает. И так как она не любит света, то все, что она видит, производит на нее самое неприятное впечатление. В общем, можно сказать, что у бабочки и у птицы существует только высокодуховное видение природы. Спускаясь по лестнице существ, мы находим летучих мышей в качестве первых животных, обладающих земным видением, и этого видения они не любят, потому что оно вызывает в них некоторый род тревоги. Вот почему кажется, что летучие мыши состоят из воплощенного страха. Они шмыгают украдкой, они проносятся на большой скорости, стараясь ничего не видеть. В противовес этому они очень внимательно напрягают свой слух, который у них необычайно тонок. Летучая мышь все время внимательно прислушивается к своему полету и всегда настороже.

Исследуйте уши летучих мышей, и вы увидите, что они настроены на космический страх, на мировой испуг. У них примечательная форма, они настроены на пролет украдкой, на боязнь всего на свете. Летучую мышь можно понять, только поместив в те взаимосвязи, которые сейчас описали. Надо добавить еще кое-что.

Бабочка постоянно передает Космосу одухотворенную материю, она любимица сатурнических сил. Вспомните, что я вам недавно говорил: Сатурн в нашей космической системе является огромным носителем памяти [ В первой лекции от 27 июля 1923 г. в цикле "Наука инициации и познание звезд" (ПСС. Т. 228) ]. Бабочка находится в тесной связи с памятью нашей планеты. То, что живет в ней, — это воспоминания. С другой стороны, птица вполне соответствует "голове" человека, и в том теплом воздухе, в котором она живет, она по самой своей сущности является "мыслью", — мыслью, которая живет и летает. Мысли, которые рождаются в нас, сродни тепловому эфиру. Они представляют в нас природу птиц, в человеке они являются орлом. Итак, птица — это мысль, которая летает. Наоборот, летучая мышь — это сон, который летает, это крылатое сновидение Космоса. Резюмируя вышеизложенное, можно сказать: Земля окружена зоной бабочек, которые являются космическими воспоминаниями; зоной птиц, которые являются космическими мыслями, и зоной летучих мышей, которые являются космическими снами, космическими сновидениями. И на самом деле, это космические сны проносятся в пространстве в своем молчаливом и боязливом полете. Сон любит сумерки, и Космос выражает свою любовь к сумеркам, посылая им полет летучих мышей. Устойчивые образы памяти воплощены в блистающем поясе бабочек, который окружает Землю. Мгновенные мысли  воплощены в зоне птиц. А сновидения земного окружения воплощены в полете летучих мышей. Надо все это почувствовать. Если сосредоточиться на форме летучей мыши, то сходство ее со сновидением предстает потрясающим образом. Невозможно наблюдать полет летучей мыши без ощущения, что видишь сон, что это нечто такое, чего не должно существовать. Это существо необычно, оно отличается от других природных существ так же, как сновидение отличается от привычной физической реальности.

Вспомним теперь, что бабочка в течение всей своей жизни источает одухотворенную земную субстанцию, а птица передает ее духовному миру после своей смерти. Какова же роль летучей мыши? Она тоже, можно сказать, выделяет одухотворенную субстанцию, особенно из перепонки, натянутой между пальцами и служащей ей  для полета; она выделяет одухотворенную субстанцию всю свою жизнь, но не для того, чтобы передать ее духовному миру. Она отдает ее земной атмосфере.

Таким образом, в атмосфере образуется некоторый род капель одухотворенной субстанции. Наша Земля окружена непрестанным заревом духовной материи, выделяемой бабочками, и брызгами духовного света, исходящими от умирающих птиц, но и эти своеобразные включения в атмосфере излучаются в сторону Земли, и наша атмосфера полна этими странными формациями, которые являются одухотворенной субстанцией, выделенной летучими мышами. Когда ясновидящий следит взглядом за полетом летучей мыши, то он видит эти духовные образования. Они сопровождают это животное в его полете, как хвост сопровождает комету. Это духовная материя, которая вместо того, чтобы быть переданной Космосу, оттеснена и отослана в физический мир, в воздух. Как физическим взором можно проследить физический полет летучей мыши, так духовным зрением эти духовные выделения летучих мышей можно видеть летающими в воздухе. Они бороздят атмосферу. Воздух, как мы знаем, состоит из кислорода, азота и других газов. Но кроме этого он содержит и духовные включения, выделяемые летучими мышами.

Сколь бы это ни казалось странным и парадоксальным, но племя летучих мышей — это племя сна — посылает в воздух небольшие фантомы, которые объединяются и образуют целостную массу. Можно говорить и о духовной магме (в геологии магмой называют мягкую массу, залегающую в глубоких слоях земного шара), находящейся в воздухе и происходящей из духовных выделений летучих мышей.

В древности, когда инстинктивное ясновидение было еще распространено, люди были так же чувствительны к этим выделениям, как в наши дни они чувствительны, например, к дурным запахам. Восприимчивость к запахам рассматривалась прежде как нечто заурядное, плебейское, более тонкие натуры были скорее чувствительны к духовным выделениям, порождаемым полетом летучих мышей.

Они искали способы защититься от них. Во многих Мистериях применялись специальные мантры, благодаря которым люди внутренне как бы запирались на ключ, чтобы эти духовные выделения летучих мышей не имели над ними никакой власти. Ведь это факт, что мы вдыхаем не только кислород и азот воздуха, но также и эти эманации летучих мышей. Но современное человечество, при всей своей чувствительности к запахам, неизмеримо менее чувствительно к тому, что касается этих вредоносных эманации. Оно поглощает их без всякого отвращения. Это очень любопытно: люди, считающие себя исключительно деликатными и утонченными, не моргнув глазом поглощают все эти выделения, о которых я вам рассказываю. А они очень глубоко проникают в человеческое существо — не в физическое или эфирное тело, но в тело астральное.

Видите, мы открываем здесь весьма любопытные соотношения. Наука посвящения с определенностью подводит к всестороннему проникновению во внутреннюю суть явлений. Выделения летучих мышей являются любимой пищей существа, которое в предыдущих лекциях я описал под именем Дракона. Для того, чтобы Дракон мог ими питаться, надо, чтобы сначала их вдохнули в себя люди. Когда люди позволяют этим духовным фантомам овладеть их инстинктивной жизнью, Дракон может приступить к людям. Когда эти фантомы кишат в человеческой натуре, Дракон их пожирает и, если можно так выразиться, в духовном смысле жиреет. Благодаря этому он достигает огромной власти над человеком и становится во многих отношениях его хозяином. Вот против чего современный человек должен вновь научиться защищаться. Откуда придет его спасение? Путь спасения я уже описал вам недавно, когда я говорил о новой форме борьбы Михаила с Драконом. Принимая в себя импульс Михаила, современный человек может внутренне укрепиться и уберечь себя от этой опасности. Тогда Дракон лишается пищи. Человек больше не подвержен неправомерной власти фантомов, которую внесли в атмосферу летучие мыши.

Тому, кто хочет проникнуть во внутренние взаимо связи мира, не надо бояться извлекать из них и такие истины.

Те поиски истины, которые в наши дни повсеместно практикуются и применяются, не приводят ни к чему реальному, разве только к прежним иллюзиям, к Майе. Найти реальность можно лишь в той области, где все физическое существование проникнуто существованием духовным. Только подход, продемонстрированный в этих лекциях, приводит к реальности.

Все существующие где бы то ни было создания, все творения, должны выполнять свое предназначение, свою миссию, хорошую или плохую. В мировом  порядке все имеет свое место и все существа связаны между собой. Материалист тоже видит, как порхают бабочки, летают птицы, проносятся летучие мыши... Но он подобен человеку, который без разбора, без всякой внутренней связи украсил свою комнату рядом разнообразных картин. В этом смысле разнообразные крылатые создания для современного рассмотрения ничем друг с другом не связаны. Но в Космосе каждому существу отведено свое место, основанное на его внутренних взаимоотношениях со всеобщностью мироздания. Будь то бабочка, птица или летучая мышь, — в мире у каждого создания есть свое пред назначение.

Если кто-то захочет все сказанное обратить в повод для насмешек, пусть насмехается! Такого умения им не занимать. Ученые академики однажды уже издали декрет о том, что не может быть железных метеоритов, потому что железо не падает с неба! Почему бы не посмеяться и над тем, что я говорил по поводу предназначения летучих мышей? Однако это не должно помешать духовному знанию исподволь взрастать в душах.



Назад       Далее      

  Рейтинг SunHome.ru