RUDOLF-STEINER.RU

Библиотека
антропософского движения
   
Главная

Каталог ПCC Р. Штейнера (GA)

Человек как единое звучание творящих мировых Слов GA_230

Часть IV       ТАЙНЫ     ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО    ОРГАНИЗМА

Десятая лекция

Дорнах, 9 ноября 1923 года

В последних лекциях я стремился связать между собой разнообразные явления мироздания таким образом, чтобы эти лекции действительно давали всестороннее знание о человеческом существе. Их целью было человеческое существо. Истинное постижение человека возможно только тогда, когда отправной точкой изучения являются низшие формы существования, то есть материальный мир, каким он нам предстает, чтобы под конец достичь мира высших Иерархий. В этой и в последующих лекциях я набросаю в некотором роде эскиз науки о человеке.

Человек, каким мы его знаем в настоящее время, появился, как вам известно, в результате длительной космической эволюции, которую я вам часто описывал: древний Сатурн, древнее Солнце, древняя Луна и, наконец, Земля. Стадия Земли еще не завершена. Надо четко понимать, чем человек обязан именно этой стадии, которая еще продолжается и которая следует за лунным периодом.

Когда вы протягиваете руки, когда двигаете пальцами, когда выполняете какое-либо движение, все, что требуется от вашего организма для осуществления движений рук, ног, головы, губ (силы, необходимые для этих проявлений, заложены в самих глубинных частях организма), — все эти способности были даны человеку, собственно говоря, благодаря земной эволюции. Наоборот, если вы будете наблюдать обмен веществ, который совершается в теле человека, то увидите отражение того, чем человек обязан лунной эволюции. Чтобы  найти отображение солнечной эволюции, необходимо взглянуть на ритмические явления — дыхание и кровообращение. Ими человек обязан древнему Солнцу. Что же касается развития нервной системы и органов внешних чувств, распространяющихся на все человеческое тело, то они происходят от древнего Сатурна.

Не надо забывать, что человек составляет единое целое и что эволюция мироздания тоже является единым целым. Когда мы говорили о древней эволюции Сатурна, как я это делал в "Очерке тайноведения", то имели в виду давным-давно прошедший период, предшествовавший солнечному и лунному периоду.

В общем имеется одна-единственная эволюция, которая началась с Сатурна и достигла нашей Земли. Все земное развитие — это единое сатурническое развитие. В наши дни, когда мы находимся в полноте земного развития, развертывается, можно сказать, новейшая сатурническая фаза. То, что в качестве сатурнического развития заключалось в солнечном развитии, есть последующая фаза первого, а то, что содержалось в стадии Луны, — следующая поступательная фаза; новейшая фаза развития Сатурна представлена тепловым организмом нашей Земли, и мы погружены в него всей нашей человеческой природой.

Мы причастны ко всей эволюции — к ее настоящему, прошлому и будущему. Но в равной мере мы погружены в земное пространство, которое со всех сторон нас окружает. Возьмите, например, минеральное царство: мы находимся с ним в постоянных отношениях. Часть этого минерального царства мы поглощаем в виде пищи. Другую часть мы при дыхании перерабатываем в себе.

Явления различаются в зависимости от того, происходят ли они внутри или вне человека. Я уже отмечал, что смешно изучать в лаборатории химические процессы и считать, будто когда человек питается, эти процессы попросту протекают в его теле. Человек — не собрание химических реакций. В его организме все они видоизменяются. Вот как с некоторой точки зрения выглядит это изменение.

Например, мы поглощаем минеральную субстанцию, которая должна быть переработана в нашем организме так, чтобы соблюдались следующие условия. Температура крови у здорового человека около 37 градусов. Температура нашей крови превышает усредненную температуру внешней среды. Все, что мы поглощаем минерального, должно быть преобразовано, должно претерпеть метаморфозу так, чтобы то, что в температуре нашей крови превышает среднюю температуру внешнего окружения, не нарушалось минеральным, которое ассимилировал наш организм. Когда вы съедаете крупицу соли, то надо, чтобы эта соль ассимилировалась вашим теплом — не тем теплом, которое заимствовано из внешней среды, но вашим собственным теплом. Итак, всякая минеральная субстанция должна стать тепловым эфиром. Как только что-либо в организме начинает противиться этому превращению, человек заболевает.

Перейдем теперь к растительному, которое воспринимает человек. Сам человек, поскольку он является членом земного организма, в собственном организме развивает и нечто растительное. Как минеральное в человеке все время стремится превратиться в тепловой эфир, так и растительное стремится стать воздушным, газообразным. Благодаря растительному существу, которое он носит в себе, человек причастен также к сфере воздуха. Все, что через пищу приходит к нему от растений, и все растительное, что он развивает в самом себе, стремится сделаться газообразным, принять в человеке воздушную форму. Если же что-либо в его организме противится этому, то он заболевает. То, что человек поглощает из животного царства, и то, что он развивает в самом себе животного, должно превратиться, хотя бы к определенному моменту, в жидкость, должно принять текучую форму. Человек не должен принимать в себя ничего животного — ни путем поглощения мясной пищи, ни выработанным изнутри, — что не прошло бы глубокой переработки и не стало бы, в конечном счете, жидкостью. С тех пор как человек оказывается неспособным обратить в жидкость в своем организме животный элемент — постороннего или внутреннего происхождения (чтобы привести его, в результате, к твердому состоянию), — он заболевает. В человеке не должно принимать форму, не должно входить в область твердого и устойчивого то, что не является чисто человеческим, то, что не порождает чисто человеческую форму, происходящую из способности прямохождения, способности мыслить и говорить, из того, что действительно делает его существом высшим, чем животные. Все это составляет около десяти процентов его организма. Как только животный или растительный элемент внедряется в его твердую и устойчивую форму, человек заболевает.

Итак, то, что человек содержит или поглощает минерального, должно в определенное время превратиться в тепловой эфир. Все растительное в человеке должно пройти через переходную стадию газообразного, а животный элемент — через переходную стадию жидкости. Все, что в нем есть чисто человеческого, является единственным принципом, который должен удерживать его твердую земную форму. В этом заключается одна из тайн человеческого организма.

Отвлечемся теперь от всего, что человек получает от земной фазы развития (позже мы к этому вернемся), и рассмотрим его систему обмена веществ. Конечно, человек ее развил и преобразовал на Земле, но ее зачаток был дан ему на древней Луне. В эту систему обмена веществ, совершающегося в пределах кожи, мы включаем в узком смысле слова все секреции и выделения. Совокупность этих явлений постоянно изменяется в зависимости от приема пищи. Пищевые вещества, внешние для человека, проникают в него и включаются, в первую очередь, в его обмен веществ.

В задачу процесса органического обмена веществ входит переработка того, что принадлежит к окружающему, к внешней среде, в нечто человеческое. Этот процесс начинает преобразование минерала в тепловой эфир; переводит растительное в сферу газа, то есть воздуха и летучего; овладевает животным элементом, а именно животными продуктами тела, и приближает их к водному; и уплотняет формообразование человеческого принципа до твердого. Все эти тенденции находятся в системе обмена веществ. Вы видите, до какой  степени эта система заслуживает интереса.

Когда мы прослеживаем эти процессы вплоть до дыхания, мы оказываемся перед лицом следующих фактов: человек вырабатывает в себе углерод, который находится во всех частях тела. При контакте с кислородом этот углерод преобразуется в углекислый газ, который человек выдыхает. Углекислый газ, называвшийся прежде углекислотой, — это комбинация углерода и кислорода. Кислород, вдыхаемый человеком, овладевает углеродом организма и в соединении с ним выводится из него. Но прежде чем быть таким образом удаленным при выдохе, углерод благотворно действует на человеческую природу. Соединяясь с кислородом, он связывает результаты кровообращения с результатами дыхания. И прежде чем покинуть человеческий организм, углерод распространяет по всему организму потоки эфира. Физическая наука учит, что углерод попросту выдыхается в форме углекислого газа. Но это только одна сторона явления. Перед выдыханием весь организм наполняется эфиром, происходящим из углерода, соединившимся с кислородом. Этот эфир проникает вплоть до эфирного тела, и этот же эфир, без конца порождаемый углеродом в теле, позволяет человеку открыться духовным влияниям и получать из Космоса астральные и эфирные силы.

Рис.12

Этот эфир, оставляемый углекислотой, притягивает к себе формообразующие силы и космические импульсы, которые затем воздействуют на телесное существо человека, например, на нервную систему, делая ее носителем мыслей. Необходимо, чтобы этот эфир постоянно пропитывал наши органы чувств, например, наш глаз,для того чтобы этот глаз мог видеть, чтобы он был доступен световому эфиру, приходящему извне. Итак, мы обязаны углероду сотворением в нас эфирного, способного изливаться в мир.

Вот это приготовляется еще в пределах системы обмена веществ. Но эта чисто человеческая система включена в совокупность Космоса таким образом, что она не может пребывать изолированной, существовать сама по себе. Вот почему в человеке она сформировалась третьей. Первым на древнем Сатурне был сфор мирован зачаток чувственно-нервной системы, зачаток ритмической системы — на древнем Солнце, и только  когда были сформированы обе эти системы, могла появиться система обмена веществ. Одна, сама по себе, она не могла бы существовать.

И если поначалу оставить в стороне конечности, мы можем сказать, что в намерения Космоса входит снабдить человека, учитывая его питание, системой обмена веществ. Питание как самоцель не имело бы никакого смысла. Человек в нем нуждается, но без человека оно не могло бы существовать. Если близко присмотреться к этой системе обмена веществ в изолированном виде — вы увидите из последующих лекций, насколько это необходимо, — то можно понять, что она заключает в себе постоянную тенденцию к болезням, что она имеет склонность постоянно наделять человека болезнями. Причину всех внутренних заболеваний, то есть тех, которые не были вызваны внешними повреждениями, всегда надо искать в системе обмена веществ. Тот, кто хочет посвятить себя рациональному наблюдению болезней, должен исходить из этой системы. Он должен проследить все ее проявления и каждому из них должен задать вопрос: к чему ты на самом деле стремишься? Он прослеживает вхождение пищи в рот, ее превращения, переход некоторых веществ в крахмал, сахар, обволакивание принятой пищи ферментом слюны, птиалином, воздействие пепсина, которому пища подвергается в желудке, ее переработку в кишечнике, ее переход в лимфатическую систему и в кровь, воздействие на продукты ассимиляции секреций поджелудочной железы и желчи и так далее. И каждому из этих бесчисленных процессов он должен предложить тот же вопрос: чего ты в действительности хочешь? И каждое явление могло бы ответить: "Если бы я существовало изолированно, я бы неизбежно сделало человека больным". Ни один из этих процессов обмена веществ в рамках человеческой природы не должен доходить до конца, так как, будучи завершен, каждый из них вызвал бы болезнь. Человек здоров, только когда эти многочисленные процессы некоторым образом заторможены, вовремя остановлены.

На первый взгляд, это представляется бессмысленным: зачем организовывать в человеке действие таких трудоемких процессов только для того, чтобы остановить их на полдороге, дабы они не повели к заболеванию человека? Но мы научимся распознавать глубокую мудрость такого устройства. Рассмотрим более детально явления органического обмена. Каждый из этих процессов, доведенный до своего предела, делает человека больным. Но в то же время они должны существовать. Значит, необходимо существование наряду с ними других факторов, исправляющих их. Такой фактор — циркуляция. Процессы циркуляции безостановочно порождают оздоравливающие силы. Человек, если в нем видны только результаты древней Луны, — прирожденный больной. Но он несет в себе своего целителя, который был ему дан на древнем Солнце. Эволюция действительно показывает пример удивительного предвидения, поскольку она целителя создала прежде больного. И для того, чтобы действительно понять человеческое существо, нужно перейти от процессов обмена веществ к явлениям циркуляции со всеми импульсами, которые лежат в основе ее ритмов. Одно вещество ускоряет циркуляцию, другое ее замедляет. В нас действуют и самые незначительные циркуляционные движения, которые тоже следует учитывать. Возьмите какой-либо минерал или металл, золото или медь; когда этот минерал вводится в организм — посредством инъекции или преорально, —он вызывает изменение циркуляции, которое может быть целебным. Это именно то, что следует знать, чтобы оценить данные нам возможности выздоровления: всякое вещество, привносимое в организм человека из внешней среды; изменяет процесс циркуляции. Можно сказать, что циркуляция — это беспрерывный процесс исцеления.

Если хотите, можете в этом убедиться, все подсчитать. Вспомните, что в среднем человек делает восемнадцать вдохов в минуту. Это замечательно согласовано с космическими ритмами, так как человек за сутки проделывает столько дыхательных циклов, сколько Солнцу требуется лет на прохождение своего цикла. Солнцу нужно 25 920 лет для того, чтобы вернуться в ту же точку весеннего равноденствия, взрослый же человек делает в среднем 25 920 дыхательных циклов в сутки. Биение пульса в четыре раза чаще (103 680 раз). Существует еще и другая циркуляция, гораздо более сконцентрированная внутри, которая находится под влиянием системы обмена веществ. Циркуляция дыхания — это процесс взаимодействия с внешним миром, часть системы обмена с внешним миром. Этот ритм дыхания должен постоянно обуздывать ритм циркуляции крови, чтобы тот оставался при своей четверократности, иначе ритм циркуляции крови человека становится ненормальным, отклоняясь от числа 103680  [ 103 680— ритм гемоглобина (25 920 помноженное на 4). Ср.: Залманов A.C. Тайны человеческого организма. (Количество дыхательных циклов в минуту — 18, к пульсу — 72 удара в минуту, т. е. пропорция 1:4. Ритм гемоглобина — 300 в минуту, т. е. опять-таки пропорция 1:4. Иными словами: как частота пульса в четыре раза превышает частоту дыхания, так и ритм гемоглобина в четыре раза превышает частоту пульса.) —Примеч. перев.]. Тогда ему ничто не соответствует в Космосе. Тогда человек полностью отрывается от Космоса. Система обмена веществ вырывает человека из Космоса, отчуждает его от него, а дыхательный ритм постоянно вписывает его в Космос. В этом дроблении и последующем обуздании ритмов циркуляции крови со стороны дыхательных ритмов мы усматриваем непрестанное зарождение процесса заболевания, на обуздание которого тончайшим образом спешит процесс дыхания со своей внутренней целебной силой, как бы проникающей во все тело, так что повсеместно процесс циркуляции крови обуздывается и снова приводится ко всеобщим космическим пропорциям.

Итак, мы переходим от питания к исцелению. Нижняя часть человеческого существа всегда имеет наклонность к заболеваниям. Силу, ведущую к выздоровлению, оно находит в своей средней системе, своей ритмической системе. Этот благоприятный импульс действует и в направлении вверх — вплоть до нервной системы и системы органов чувств. Теперь мы переходим к третьей системе — нервной системе и системе органов внешних чувств.

Какие же силы мы находим в этой третьей системе? Это силы, которые целитель нашего организма с избытком в ней оставляет после того, как он выполнил свое дело, помогая органическому обмену. Осуществляя это вечное исцеление, он, в свою очередь, подлежит оценке по космическому счету. То, что я говорю, — это не поэтическая фантазия, а абсолютная реальность: эта деятельность по исцелению и оздоровлению, выполняемая в нашей системе обмена веществ, вызывает  удовлетворение высших духовных Иерархий. Можно сказать, что Иерархии, глядя на эту работу, испытывают радость. Когда они взирают на земной мир, то ощущают в нем беспрерывное порождение болезнетворных процессов, проникающих в человека из земного, накипь земных свойств материальных веществ. А с другой стороны, они видят и другие земные силы, особенно активно действующие в атмосфере воздуха и являющиеся постоянными импульсами к выздоровлению. Это доставляет им удовлетворение.

Теперь представьте себе то небесное тело, которое обращается у границы нашей планетарной системы и является одним из наиболее достойных внимания объектов для духовной науки. Ядро Сатурна заключает в себе силы, которые, если представить их сконцентрированными на Земле, вызывают болезни. А кольца, которые окружают это центральное тело, содержат силы исцеления. Тот, кто воспринимает внутренний смысл таких вещей, замечает в кольцах Сатурна то, что он не смог бы так явно увидеть, если бы такие кольца существовали вокруг самого земного шара, потому что он сам в него включен, — он не увидел бы круговое обращение сил здоровья. Эти планетарные кольца Сатурна представляют собой совершенно не то, что думают о них астрономы. Они сделаны из здоровья, в то время как ядро Сатурна выглядит как чистая концентрация болезнетворных сил мироздания.

Рис.13

Итак, в этой планете, расположенной на границе нашей планетарной системы, мы видим осуществленными те же самые явления, что и в нашем организме, где обмен веществ порождает болезнетворные силы, которым противостоят циркуляционные ритмы. Тут наш взгляд направляется к духовному миру, а именно к первой и второй Иерархиям. Вторая Иерархия заключает в себе Господства, Силы и Власти. В первую входят Серафимы, Херувимы и Престолы. Когда наш взгляд с вниманием останавливается на планете Сатурн и на его кольцах, то он направлен к этим высшим Иерархиям и воспринимает благожелательность и интимную радость, с которой огромные космические Существа   присутствуют при том противодействии, которое здоровье оказывает болезни.

Благорасположенность высших Иерархий является одной из составляющих сил мироздания. Оно изливается в нашу чувственно-нервную систему и образует там силы, позволяющие человеку духовно развиваться. Это те силы, которые процветают, так сказать, на почве беспрерывных процессов исцеления в человеческом существе. Так что третьим идет духовное развитие.

1. Обмен веществ

Питание.

2. Циркуляция

Исцеление.

3. Нервная система и система внешних чувств

Духовное развитие.

Вернемся теперь к эволюции человека во время четырех фаз развития: древнего Сатурна, древнего Солнца, древней Луны и Земли. Мы можем сказать: человек — это прежде всего Дух, рожденный Космосом. Он развивает в себе целителя и благодаря этому становится способным принять в себя и космического больного. После этого, благодаря действию и противодействию этих трех принципов, создается основа для формирования собственно земного человека, то есть человека, одаренного способностью совершать произвольные движения и свободно передвигаться.

Все ветви человеческой науки должны были бы инспирироваться теми понятиями, которые я сейчас набросал в общих чертах. Возьмите, например, медицину. Истинное искусство исцеления, рациональный терапевтический метод должны, конечно, прежде всего, управлять процессами исцеления. А на чем базируются процессы исцеления, где их отправная точка? Надо исходить из процессов обмена веществ, а все остальные могут послужить только предпосылкой. Даже самое точное знание анатомии может служить только отправной точкой, так как она изучает лишь одни установившиеся, законсервированные формы. Анатомия по  своей сути лежит в пределах чисто человеческой природы. Но в действительно рациональной медицинской системе явления обмена веществ должны быть изучены прежде всего с точки зрения тех болезненных тенденций, которые в них без конца проявляются. Было бы правильным, если бы медицинские исследования исходили из этой системы, из ее нормального функционирования и, отталкиваясь от последнего, искали в ней причины всех внутренних болезней. Затем глубокое ознакомление с ритмическими процессами и их проявлениями должно было бы дать врачу основы терапии. Современная медицинская система должна начинать с изучения органического обмена, а затем переходить к изучению ритмических явлений. Наконец, это изучение должно быть как бы увенчано пониманием того, что здоровое развитие духовных способностей человека опирается на познание сил целения и их проявлений. Педагогика, то есть искусство здоровым образом развивать духовную природу человека, должна исходить из сил исцеления. Эти последние, примененные к срединному ритмическому организму, представляют тот принцип, который, будучи осуществлен в чистом мышлении, работает над духовным развитием человеческого существа.

Воспитатель, как художник, должен работать духовным образом с теми самыми силами, которые, будучи сконденсированы в физической или эфирной форме, вызывают исцеление. Приведем пример: я направляю свою педагогическую активность на какого-либо ребенка. За этой активностью таится нечто духовное. Если я перемещаю эту активность в другую область — если вместо того, чтобы осуществлять ее духовно, я воплощаю ее в материальном мире с помощью какого-либо вещества, какого-либо процесса, — тогда это вещество или процесс является лекарством. Можно это выразить иначе и сказать: медицина — это материальная метаморфоза, низведение в физический мир педагогической работы с человеком. Я указывал на все это в "Курсе для воспитателей", который прочел для английских слушателей.[ По всей видимости имеется в виду цикл лекций "Современная духовная жизнь и воспитание", прочитанный в Илкли (Англия) с 5 по 17 августа 1923 г. ( ИПН. №307 ). —Примеч. перев.]  В этом курсе я все время привлекал внимание к следующему факту: всякое действие воспитателя предполагает начало как бы всеоб щей терапевтической деятельности, так как то или иное несвоевременное мероприятие, тот или иной неправильный педагогический прием могут вызвать по достижении человеком взрослого возраста расстройство здоровья: например, ненормальное отложение остаточных органических веществ, которые должны были бы быть удалены. Итак, то, что воспитатель делает духовно, продолжается в низших областях как терапия. А прямая противоположность терапии — это то, что поднимается снизу вверх, то есть процессы материального обмена.

Вы видите, что современная медицина должна исходить из общего познания человеческого существа. Эта цель может быть достигнута. Многие это уже почувствовали. Но ничто не может быть осуществлено, пока система медицины в целом не будет воздвигнута на этих новых основаниях. В этом состоит самая насущная потребность нашей эпохи. Почитайте учебники по медицине, и вы увидите, что они редко начинают изложение предмета с изучения обмена веществ. Но начинать надо именно с обмена, если специалист вообще хочет научиться распознавать природу болезни.

Как видим, можно рассматривать вещи еще и так: процессы питания незаметно переходят в процессы исцеления, а процессы исцеления — в процессы духовные, и наоборот: духовные процессы становятся процессами исцеления. Или же когда духовные процессы являются прямой причиной нарушения равновесия системы обмена веществ, то и духовные процессы, в  свою очередь, подлежат целению с помощью сил, пребывающих в ритмической системе. В человеке все эти процессы переходят один в другой, а его организм является местом удивительной непрестанной метаморфозы. Рассмотрим, например, явления кровообращения, возможности которого так чудесны. Каковы на самом деле эти явления?

На одно мгновение отвлекитесь от всего остального организма и обратите внимание на кровь, текущую по артериям и венам. Посмотрите на эту систему сосудов, которая разветвляется по всему человеческому телу, и присоедините к ней то, что с ней тесно связано: мускулы и кости; с одной стороны, вы увидите прочную структуру, а с другой — жидкость, которая через все протекает. Остановимся на жидком элементе, хотя это жидкость особого рода, — на крови. В ней беспрерывно происходят различные процессы. Если эти процессы переходят границы жидкого элемента, являющиеся их естественной средой, и захватывают внутренние стенки сосудов, или мускулов, или кости, то есть твердые части, устойчивые формы в организме, тогда они вызывают воспалительные процессы. Эта склонность к воспалениям, которая может проявляться в теле то тут, то там, постоянно возникает в крови и наличествует в ней нормальным образом. Когда же эти явления переходят границы жидкого элемента, когда они овладевают неподвижными и твердыми частями тела, тогда они становятся болезнетворными. Нормальный процесс абсолютно здоров, но если он перемещен, если он происходит вне своей собственной среды, он становится болезнетворным. И некоторые болезни нервной системы как раз и состоят в том, что система кровообращения, которая ей абсолютно противоположна, привносит в нее процессы, совершенно нормальные для самой крови. Когда процессы, нормальные для кровотока, проникают в разветвления нервов, то эти разветвления — а это происходит при  малейшем проникновении — подвергаются воспалению, застывающему на своей самой первоначальной стадии, и тогда возникают самые разнообразные виды нервных болезней.

Я уже говорил, что нервная система абсолютно противоположна кровеносной. Явления, протекающие в этих двух системах, находятся в форменной оппозиции. Те, что протекают в крови, склонны к образованию фосфора, и как раз сила фосфора, когда она проникает в соседние с ней области, является причиной воспалений. Теперь рассмотрим нервные явления. Когда эти явления переходят в области, находящиеся по соседству с их системой, и когда они захватывают кровь, то появляются наклонности к опухолям. Когда это переносится в кровь, а та нездоровым образом питает другие органы, то возникает наклонность к опухолевым образованиям. Мы можем сказать, что все опухолевые образования, являются перенесенными в кровеносную систему и измененными нервными процессами, образующимися в тех местах, из которых они должны были бы быть исключены.

Видите ли, то, что пробегает по нерву, в нем же должно и остаться, а то, что протекает в крови, должно остаться в крови. Если принадлежащее крови переносится на соседствующее, возникает воспаление. Если находящееся в нервах переносится на соседствующее, возникают самые разнообразные образования, которые объединяются расхожим обозначением "опухолевые образования". Надо, чтобы между этими двумя системами утвердился надежный ритм.

Не только ритм дыхания в общем виде контрастирует с ритмами крови, но уже в самом кровотоке присутствуют тонкие процессы, которые, переходя за свои пределы, вызывают воспалительные явления. Эти тонкие процессы должны равным образом находиться в ритмической взаимосвязи с тем, что происходит в близлежащем нерве, как дыхание должно находиться во взаимосвязи с циркуляцией крови. И как только эта взаимосвязь между дыхательным ритмом и ритмом нервной системы нарушается, она должна быть снова восстановлена.

Мы возвращаемся к области терапии, к процессам оздоровления. В человеке должны существовать для этого все возможности: принцип болезни должен существовать, дабы в другом месте могло возникать здоровое: ведь болезненное — это здоровье, неправомерным процессом перемещенное на чужеродное место. Перемещение же каждого из этих принципов совершенно неправомерно. Каждый из них независим. Человек не мог бы существовать, если бы не носил в себе причин воспаления, поскольку эта сила образует жизнь крови. Все это я имел в виду, когда повторял, что подлинное познание человека должно происходить из интегральной науки о человеке. Таким образом, обычная педагогика, которую изобретают на основании абстрактных концепций совершенно поверхностным образом, — полная бессмыслица. В действительности, осуществить педагогическое воздействие можно только исходя из знания определенных патологических явлений в организме человека и возможностей их исцеления.

Тот, кто знает болезнь мозга и способ ее излечения, действительно обладает, в общем, и технологией всякой педагогики. Я говорю "в общем", потому что несмотря на их тонкость, речь идет в общем только о физиологических процессах. Но педагогическим институтам следует ввести преподавание патологии и терапии. Только это может сформировать мышление будущих воспитателей: оно будет живым и конкретным в той мере, в какой будет соприкасаться с реальностью, коренным образом связанной с материальным. С другой стороны, для врача, особенно такого, который хочет заниматься внутренними болезнями, нет ничего более драгоценного, чем знание тех или иных педагогических приемов. В этом случае ему требуется только перекинуть мост к материальному, и тогда будут найдены лекарственные средства на путях, сходных с педагогической практикой.

Когда, например, педагог изобретает правильный педагогический метод, помогающий с успехом бороться с ленью, проявляющейся у ребенка из-за нарушения пищеварительной системы, то для себя самого он должен приобрести совершенно особые знания. Я говорю это, имея в виду воспитателя, живущего целиком осуществлением своего призвания, а не тех, кто формально выполняет работу учителя, а по окончании уроков мечтает только сесть за столик в кафе, чтобы забыть о школе. Тот метод, который оказался удачным в применении к ленивым детям, делает наглядными связи процессов, происходящих в голове, с теми, которые происходят в брюшной полости. Или, например, занимаясь минералогией, следует обратить внимание на медь. Медь в почве вступает в то или иное соединение. Во всем, что проделывает медь, когда формируется та или иная медная жила, то есть формируется медный рудник, скрыта аналогия с теми действиями, которые педагог выполняет по отношению к ребенку! Педагог заметит в процессах, происходящих с медью, прямо- таки точное отражение своей активности. Для воспитателя это поразительный опыт — получить таким образом эмоциональные и интуитивные подтверждения смысла своих действий, а потом обратиться к природе и с восторгом обнаружить, что и там, вовне, природа сама проявляет педагогическую активность; узреть, как повсеместно, где силы извести приводят к чему-то вредоносному, силы меди вмешиваются, чтобы это исцелить. Да, в процессах образования меди, происходящих в медных рудниках, как и в других явлениях, пребывают силы непрестанного исцеления. Испытываешь восторг, найдя кусок пирита или что-то в этом роде и думая: это подобно подлинному педагогическому процессу — это духи природы, от высоких Иерархий до элементарных   духов включительно, обращают болезненные и разрушительные жизненные процессы в исцеление. Это не что иное, как чтение в природе. Прежде чем употреблять минеральное вещество в качестве медикамента, прежде чем обращать его в лекарство, всегда нужно знать, где оно появляется. Где появляется, например, железо? Где находятся рудные жилы того или иного металла? Надо изучить места их залегания. Тогда, в конце концов, можно понять смысл их существования и то, что всякое залегание металлических руд является знаком терапевтической деятельности, производимой духами природы, — в них присутствуют силы исцеления. Надо только овладеть этими силами и дать им свободный доступ к человеческому организму, позволить им продолжить себя в нем и действовать в нем. Такую терапию прописывает сама природа.

Да, изучать происходящее в мире — значит на самом деле изучать питание, оздоровление и духовное начало. В природе все беспрерывно балансирует между болезнью и выздоровлением. В ней развертываются космические терапевтические процессы. Главное — это приложить их к человеку. В таком чудесном соотношении находятся Макрокосм и микрокосм! Вот в чем смысл слов, которые я уже говорил многим из вас:



Хочешь познать самого себя — 

Взирай на мир со всех сторон. 

Хочешь познать мироздание — 

Загляни в глубины самого себя.



Это изречение применимо ко многим другим областям. Если хочешь исцелить человека, направляй свой взор во все стороны мироздания: всюду найдешь целительные процессы. Хочешь понять в мироздании тайну болезни и исцеления, погрузись в глубины человеческой природы. Можно приложить это изречение ко всему, что касается человеческой природы. И надо, без устали наблюдая явления природы, приводить их в живую связь с самим человеком.

В наши дни забыли об этом. Человек удаляется от природы, применяет методы, которые затуманивают его взгляд на окружающий мир: то, что хотят изучить, помещают под стекло, кладут на маленькую подставку микроскопа и дают этому инструменту загипнотизировать себя, вместо того чтобы думать о живой природе. С таким же успехом этот инструмент можно назвать "нулескоп", потому что он отстраняет от великой природы. Чем является для духовного познания то, что действительно происходит под микроскопом? Представьте себе, что увеличивают, например, небольшой кусочек человеческого организма, совсем малую часть тела. Это то же самое, что разодрать человека на тысячи кусков, раздробить его до бесконечности, чтобы удобнее было наблюдать! Это пострашнее прокрустова ложа! Неужели можно думать, что наблюдаемое таким образом — действительно человек? В этом ничего не осталось от человека. То, что видят под микроскопом, не является истиной, так как увеличенная, безмерно увеличенная истина попросту становится химерой. Не надо устраняться от природы и закрывать на нее глаза. В отдельных случаях и для определенных целей это, конечно, бывает полезно, но тому, что касается истинного познания человеческого существа, это — поначалу — служить не может. Даже наоборот: микроскоп беспредельно удаляет нас от этого истинного знания.

Истинное знание может быть достигнуто только духовными методами. Его отправной точкой должны стать процессы питания и исцеления, от них уже следует переходить к всеобъемлющим явлениям персональной и общей педагогики. Итак, от питания через исцеление к духовной культуре, к цивилизации. У всех вещей есть физическая основа, для человека это — питание. Процесс исцеления все охватывает своими ритмами, своим циркуляционным движением; у человека он коренится в ритмической системе. Исходящее из высших сфер концентрируется в нервной системе и системе органов внешних чувств. Весь мир ориентирован на эти три ступени.

Сегодня я заложил своего рода основу. Опираясь на нее, я продолжу рассмотрение, чтобы сделать общий набросок "здания". Мы увидим, что такое познание приведет нас, с одной стороны, к определенным практическим навыкам в жизни, а с другой стороны — к чисто духовному познанию Иерархий.



Назад       Далее      

  Рейтинг SunHome.ru